«Наша Люся»: за что Людмила Гурченко обижалась на Харьков

14:30  |  28.02.2019

О Людмиле Марковне Гурченко в Харькове вспоминают охотно. Все поклонники Гурченко знают, где жила, училась и проводила детство известная актриса и певица. Во всех своих интервью она с характерным суржиком говорила: «Та шо вы говорите, та все в порядке, та я с Харькова».

Отношения Людмилы Марковны с Харьковом сложно назвать простыми. Здесь было все: обиды, разочарования, прощания, но Харьков все равно остался любимым. MyKharkov.info приглашает на прогулку по «гурченковским» местам любимого Харькова.

Бедное, музыкальное детство

…Представьте 1935 год, в одном из роддомов нашего города родилась маленькая Люся. С рождением ребенка ее маме пришлось бросить школу, чтобы помогать мужу, шахтеру и баянисту, проводить утренники в шко­лах и заводские праздники, предки нынешних рабочих корпоративов.

Как говорила сама Людмила Гурченко, «я родилась в музыкальное время. Для меня жизнь до войны — это музыка!».

На извозчике новорожденную привезли к дому номер 17 по Мордвиновскому переулку, теперь это переулок Кравцова.

Читайте также: Десять выдающихся харьковчанок ХХ века

«Привезли меня в нашу маленькую комнатку в большом доме по Мордвиновскому переулку № 17. С этой комнатой у меня связаны самые светлые и прекрасные воспоминания в жизни. Комната была подвальной, с одним окном. Я видела в окно только ноги прохожих, было интересно определять по обуви и юбкам своих соседей», — писала в книге воспоминаний «Мое взрослое детство» Гурченко.

Людмила Марковна не раз признавалась: училась плохо. Но для себя с самого детства знала – будет артисткой.

Имя Люся девочка получила за два часа до рождения. Актриса вспоминала, что отец привез их с мамой в роддом, а сам, чтобы хоть немного ускорить время ожидания, отправился в кино. Там как раз крутили американскую картину. Марк Гурченко решил, что если родится дочурка, то обязательно будет Люси. Позже, в роддоме ему сказали, что такого имени в Советском Союзе нет, и девочку лучше назвать Людмила или Октябрина.

Но отец был непреклонен. Если и назвать дочь Людой, то дома ее все равно все будут звать Люся.

В комнатушке по Мордвиновскому переулку проходило «музыкальное» детство будущей великой актрисы. Отец-музыкант гордился своей дочуркой, и кто бы не приходил к ним в дом, а гостей там всегда было много, маленькая Люся устраивала «концерт».

Святая святых для маленькой Людочки Гурченко был Харьковский дворец пионеров на площади Тевелева, ныне площадь Конституции, —  там работали папа с мамой.

«В большом мраморном зале посередине был квадратный аквариум. Там плавали необыкновенные красные пушистые рыбки. В перерывах между массовками мы с папой бежали к водоему: «Дочурка! Яки рыбки! Я ще таких зроду не видев. Якая прелесь.., божья рыба…», — вспоминала Гурченко.

Свои коррективы внесла война. Немецкая бомба попала прямиком в Дом пионеров и разрушила холл. Не стало «пушистых» рыбок.

Отец, не смотря на грыжи, полученные в шахте, ушел на фронт. Родители Гурченко числились в филармонии, а ее сотрудников эвакуировали в последнюю очередь. Посидев на вокзале с чемоданами, мама и дочь вернулись домой.

Теперь они жили на четвертом этаже в доме по тому же Мордвиновскому переулку – их старый дом немцы заняли. Окна и балкон новой комнаты выходили как раз во двор школы, в которую предстояло пойти Людмиле.

«На Сумской улице немцы открыли кинотеатр. В театре имени Шевченко заработала оперетта. Дворец пионеров на площади Тевелева отремонтировали. Теперь это здание было «только для немцев». Значит, немцы в Харькове устраивались надолго», — писала Гурченко.

Теперь в городе царила атмосфера «грабиловки» и казней на Благовещенском рынке. 24-летняя мать Людмилы Гурченко, как и все харьковчане, лазила в разбомбленные склады, чтобы попытаться найти и принести домой хоть какие-то продукты.

В саду Шевченко, где раньше папа играл на аккордеоне, теперь мама собирала сучья, чтобы натопить в комнате. А маленькая Люда ходила набирать воду в Лопань – водопровод в городе был разрушен. Позже, летом 42-го, Люся поняла, что если спеть на немецком языке, пусть и не правильном, то можно принести домой миску супа.

Гурченко говорила, что каждый раз, когда вспоминала военное детство – ей сразу становилось холодно и одиноко.

А вот в своей книге «Мое взрослое детство» Гурченко вспоминала, что в военное время она училась воровать. Будащая актриса устраивала набеги на Благовещенский рынок с местными мальчишками. Как правило, маленькая Люся стояла «на стреме».


Война отгремела. Отец вернулся из фронта. Многие возвращались. И то тут, то там со дворов звучала музыка – праздновали.

Дворец пионеров перенесли на Сумскую, в «здание со львами». После войны семья Гурченко уже жила на Клочковской, 38, где «весь двор, как одна семья». Люся продолжала ходить в гимназию №6 на Рымарской, подпевала на уроках, за что ее неоднократно выгоняли из класса.

Уже будучи знаменитой все время вспоминала актовый зал школы. Говорила, что где бы не выступала, все время сравнивала со своей первой сценой.

В родном классе Люся всегда сидела у окна. Отсюда было видно, как носят декорации из театра напротив. И как актеры идут на работу. Людмила Марковна не раз признавалась: училась плохо. Но для себя с самого детства знала – будет артисткой. Поэтому, уже в 1953 гому Людмила Гурченко уезжает в Москву.

Читайте также: Топ-10 мировых знаменитостей, посещавших Харьков

Прощай, любимый город

В родной Харьков Людмила Гурченко вернулась уже знаменитой. В 1956 году выходит «Карнавальная ночь» Эльдара Рязанова, и актрису узнал и полюбил весь Советский Союз.

«А у нас на Сумской висел огромный плакат, где я в черном платье, с белой муфточкой. Осуществилась моя хрустальная мечта военного детства», — вспоминала артистка.

Людмила Марковна рассказывала, что отец сотни раз посмотрел фильм «Карнавальная ночь» и мог часами стоять перед плакатом и говорить «вот моя дочь». А если кто-то не верил, то доставал пачку фотографий, с самого рождения дочери, и всем демонстрировал.

Долгое время «наша Люся» приезжала в Харьков тайно. Увидеть родителей, подругу. А потом забрала отца с матерью в Москву.

«Я очень тяжело приезжала в Харьков после «Карнавальной ночи». Кроме моего двора, никто не был счастлив. Маме говорили: «Леля, вы дали 25 тысяч, чтобы таких, как Люся снимали в кино. Так если таких, как Люся будут снимать в кино, что ж хорошего можно увидеть? Одни кости».

Невероятный успех фильма и роли Леночки Крыловой вскружили голову Люсе. Специально под нее написали сценарий фильма «Девушка с гитарой», только это оказалось зря. За Гурченко закрепилась слава артистки танцевального жанра и в ее карьере наступило затишье.

Москва диктовала свои правила жизни, и Люда Гурченко хваталась за любую роль, подработку, «халтуру», лишь бы немного заработать. Из-за этого в прессе начали появляться критические публикации в адрес актрисы. Не остался в стороне от всеобщего осуждения и родной Харьков. Земляки обвиняли Гурченко в том, что она «опозорила родной город».

«Когда начались статьи про меня, именно из Харькова я получала жуткие слова. И внутри у меня звучало «Прощай, любимый город». Но я всегда его любила», — вспоминала Гурченко.

Долгое время «наша Люся» приезжала в Харьков тайно. Увидеть родителей, подругу. А потом забрала отца с матерью в Москву.

Следующий виток непонимания в отношениях артистки с родным городом возник, когда к юбилею артистки активисты приготовили подарок – памятник при жизни. Его поставили, но после скандалов убрали.

«У меня был юбилей. И харьковчане говорят, сюрприз будет. И памятник при жизни готовили. Ну, эскиз мне показали. А он такой… Я говорю: «вот если бы мне голову опустить, было бы хорошо». Это все, что я сказала. И тут начались дебаты, где его ставить. Тут нельзя, там нельзя, здесь его разбомбят. И мне так стыдно стало. И когда пошли желтые статьи, думаю, будь оно все неладно. Зачем оно мне надо?»

Все последующие приезды Гурченко в Харьков стали медийными. По улицам города за ней ходили журналисты. Она рассказывала о родных улицах и местах. В одном из интервью якобы ее не пустили в родную квартиру.


Но все так же журналистам она твердила: «да вы шо, я же с Харькова».

Читайте также: Матч, Щорс и тореадоры: десять фильмов, снятых в Харькове

Сейчас дом Гурченко по переулку Кравцова, 7 отреставрировали. Его стену украшает громадный мурал-портрет актрисы. На гимназии висит мемориальная доска. А в городе все же появился памятник актрисе, в сквере на Тринклера.  Вокруг него, как и вокруг самой Людмилы Гурченко при жизни, крутятся скандалы и обсуждения. Но, как можно не помнить «нашу Люсю», если она постоянно твердила: «Если вы меня спросите, что такое счастье в этой жизни, я отвечу, что это Харьков. Это моя жизнь в Харькове, с родителями».

Юлия Айдамирова

Нажмите и читайте mykharkov.info в Фейсбуке!

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Новости Харькова
ТОП-100 материалов за 2018 год

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: