Народные шансонье: топ-5 харьковских звезд советского шансона

8:57  |  05.02.2020
Марк Бернес

В наше время слово «шансон» вызывает по преимуществу однозначные ассоциации. Говорим это слово французского происхождения – подразумеваем  песни о «тюремной романтике», «блатную лирику». Но изначально понятие «шансон» означало скорее городской романс, в котором есть место любви и романтике повседневной жизни. Тут скорее речь идет о шансонье Шарле Азнавуре, чем о шансонье Михаиле Круге.

Так случилось, что в советское время с Харьковом оказались, в той или иной степени, связаны судьбы пяти звезд первой величины эстрадной песни. Этих артистов можно с полным правом назвать – народные шансонье. Их творчество было очень популярно, нашло отклик в сердцах многих харьковчан. Из песни слов не выкинешь – гласит народная мудрость.

Марк Бернес

Марк Бернес

Этого артиста можно с полным правом называть главным шансонье своей эпохи. С кем его сравнить? По значимости он в свое время занимал такое же место на советской эстраде, какое было отведено в Америке Фрэнку Синатре.

Фильмы с его участием становились хитами проката. Песни, которые он исполнял – уходили в народ. Их помнят до сих пор дети и внуки людей обожавших Бернеса тогда – в 40-60-е годы ХХ века. «Шаланды, полные кефали» и «Темная ночь», как минимум вошли в золотой запас русскоязычной эстрадной песни.

На самом деле Марка Бернеса звали Нейман. Родился он в Нежине (Черниговская область). А детство и юность  актера и певца были связаны с Харьковом. Отсюда он отправился покорять большой мир, где его ждал успех и признание.

Семья его отца, старьевщика из Нежина снимала квартиру на нынешней улице Карповской, недалеко от Южного вокзала. С юных лет Бернес мечтал о сцене. Окончил семь классов школы, поступил учиться на бухгалтера. Но страсть к искусству было не погасить. Бернес продолжал параллельно осваивать актерское ремесло, участвовал в качестве статиста в спектаклях.

Настойчивость, упорство и талант сделали свое дело – молодого исполнителя заметил Николай Синельников один из самых знаменитых харьковских театральных режиссеров того времени. В итоге Бернес так уверовал в свой путь и свои силы для его преодоления, что в 17 лет, в конце 1920-х годов сбежал в Москву, чтобы стать знаменитым. Псевдоним артист взял в честь шведского музыканта, у которого он учился.

Читайте также: «Наша Люся»: за что Людмила Гурченко обижалась на Харьков

Клавдия Шульженко

Клавдия Шульженко

Шульженко по масштабу своего дарования и популярности не уступала Бернесу. Ее «Синий платочек» стал своеобразным лирическим гимном военного поколения, наравне с «Жди меня» Симонова. Родилась певица, в отличие от Бернеса, в Харькове. Покинула наш город, практически в одно время со своим коллегой.  Первые успехи пришли к ней на подмостках харьковского театра.

Клавдии повезло встретиться с тем же режиссером, что и Бернесу – Николаем Синельниковым. Маэстро, имевший богатейший дореволюционный опыт, разглядел таланты Шульженко, помог в становлении артистки. С самых первых спектаклей она выступала не только как актриса, но и как певица. Постепенно, выбор был сделан в пользу песни. Ее аккомпаниатором стал молодой человек, имя которого станет известно всей стране. Речь идет о выпускнике харьковской консерватории Исааке Дунаевском. Первые «хиты» Шульженко приходятся на харьковский период (песни «Кирпичик» и «Шахта № 3»).

Молодая певица принимает радикальное решение – покинуть Харьков. Шульженко отправляется покорять Ленинград. Во многом этому способствовали изменения в личной жизни. В первую столицу Советской Украины приезжает известный одесский артист Владимир Коралли (чечеточник, исполнитель куплетов). Он покоряет сердце Клавдии. Вскоре после свадьбы пара решает попробовать удачу в городе на Неве.

В детстве Шульженко мечтала быть как одна из главных звезд российского дореволюционного кино – Вера Холодная. Впоследствии ее сравнивали с Эдит Пиаф. Судьба ее не была простой, но Шульженко стала, несмотря на многочисленные препятствия и сложности, одной из главных эстрадных советских звезд на многие десятилетия.

Людмила Гурченко

Людмила Гурченко

О Людмиле Гурченко харьковчанам рассказывать что-то новое довольно трудно. Многие знают подробности детства и юности одной из звезд советского кино и эстрады наизусть. О ее нелегких первых годах, которые пришлись на войну, немецкую оккупацию, голод и холод. О бедном послевоенном детстве на Клочковской. О том, какие непростые отношения сложились у нее с родным городом.

Гурченко говорила в своих интервью, как ей непросто было приезжать в Харьков еще в советское время. После первого большого успеха – фильма «Карнавальная ночь» – в конце 50-х, по ее словам, она встретила здесь много зависти и непонимания. Но впрочем, до сих пор, для многих харьковчан она один из любимых ностальгических символов, несмотря на громкие споры о ее творческом наследии в целом, так и вокруг памятника артистке, недавно появившегося в сквере на улице Тринклера.

Читайте также: Синий платочек: история жизни Клавдии Шульженко

Вадим Мулерман

Вадим Мулерман

Слава пришла к молодому певцу Вадиму Мулерману в 60-х годах. Он учился в харьковской консерватории, здесь же впервые вышел на сцену. Наиболее успешный период его советского творчества продолжался сравнительно недолго. Но этого отрезка времени хватило, чтобы завоевать сердца многочисленных поклонников.  Многие из них с ностальгией вспоминают его песни и сегодня.

Популярность молодого исполнителя действительно достигала невиданных масштабов. Что порождало массу невероятных слухов. Важной вехой на дороге к успеху Мулермана стало выступление на одном из конкурсов песни. Правда, жюри, которое возглавлял Леонид Утесов, манера певца не понравилась – слишком раскованно себя чувствовал и двигался на сцене. Тогда это не приветствовалось. Впрочем, была и другая версия – идеологическая. Мол, бдительные товарищи усмотрели в песне «Хромой король» намек на тогдашнее руководство страны.

Потом были суперхиты «Лада», «Трус не играет в хоккей», запрет выступать на советском телевидении, эмиграция, многолетняя жизнь в США. Но вначале этого века Мулерман вернулся в Харьков, чтобы основать театр эстрадной песни для молодых исполнителей.

Михаил Гулько

Михаил Гулько

Михаил Гулько стал одним из первых советских «шансонье», имя которого стало ассоциироваться с уголовной тематикой в песнях. Во многом этому способствовало сотрудничество с Михаилом Таничем – известным поэтом и отцом-основателем группы «Лесоповал».  Родился певец в Харькове в семье бухгалтера и артистки филармонии. С детства, в котором он дружил с Людмилой Гурченко, будущий мэтр жанра обожал музыку и учился играть на аккордеоне.

У Михаила Гулько бурная биография. В ней нашлось место не только место для эмиграции в США, но и годам обучения в Московской политехнике, работе по проектировке шахт Донбасса в одном из научно-исследовательских институтов, в котором он познакомился с Мулерманом. В свое время артист шесть лет он провел на Камчатке, откуда отправился в Москву. На эмиграцию Гулько, по его словам вынудило то, что в США уехала дочь, которая жила в Харькове и с которой он постоянно поддерживал контакт.

По воспоминаниям артиста, его музыкальная карьера началась в харьковских ресторанах. Однажды его пригласили выступить с аккордеоном знакомые и пошло-поехало.

Читайте также: Блюзовый музыкант Александр Долгов: «Если в музыке нет сексуальности – всё, пошел на фиг»

Гулько успел поиграть в пяти заведениях Харькова, пока не поступило приглашение от друга отправиться на заработки на далекую Камчатку. Его карьера продолжилась в Магадане, в ресторане «Океан». Там же, на Севере, он познакомился с Михаилом Шуфутинским. Позже этих двух легенд шансона ждала эмиграция и триумфальное возвращение на родину в годы горбачевской перестройки.

Иван Буйный

Мой Харьков в Телеграме telegram ico, подпишитесь!

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: