«Лучший окулист» и «святой человек» Леонард Гиршман

10:16  |  07.09.2018

В своё время в Харькове, пожалуй, не было ни одного человека, кто не знал бы имя Леонарда Гиршмана. Да и за пределами города об удивительном харьковском докторе знали многие. Антон Чехов называл его «святым человеком», современники справедливо дали ему почётное звание «патриарха отечественной офтальмологии». Одна газета писала о любимом всеми враче Гиршмане так: «не знавший ни устали, ни корысти, человек, никого не обидевший и никогда не солгавший…».

Прибалтика, Харьков, западная Европа… и снова Харьков

Кабинеты и лаборатория медицинского факультета в те годы


Леонард Гиршман родился в 1839 году в Тукумсе — небольшом латвийском городе с мощеными дорогами, старинными домами и садами яблонь. С самых юных лет прибалтийская красота окружала будущего врача, а уже в конце 1840-х годов семья покинула Тукумс и переехала в Харьков. Учился будущий врач в 1-ой Харьковской гимназии и в 16 лет закончил ее с золотой медалью. Будущей профессией было избрано врачебное искусство – Леонард Гиршман поступил на медицинский факультет Харьковского университета.


По окончанию учёбы он получил диплом с отличием, но этих знаний будущему врачу было мало. Для продолжения обучения молодой специалист отправился в Гейдельбергский университет – старейший научный центр Германии.

На гранитном постаменте – фигуры Леонарда Гиршмана и маленькой девочки, которая прозрела, благодаря операции доктора. Эта девочка с вдохновленным взглядом – словно собирательный образ, всех тех, кому доктор Гиршман помог увидеть этот мир, во всей его красоте и человеческой сердечности.

В этот период офтальмология как раз бурно развивалась в Европе. Леонард Леопольдович отмечал со временем: «Не увлечься офтальмологией там, где я учился, было невозможно». Учеба была разносторонней, внимание уделялось разным наукам, сопутствующим деятельности офтальмолога. Учителями будущего харьковского окулиста были физиолог Э. Дюбуа-Раймон, физик Г. Гельмгольц, математик Г. Кантор, статистик Г. Кнапп.

Читайте также: Леопольд Кёниг: история «сахарного короля» Харьковщины

Знаменитый немецкий офтальмолог А. Грефе, учитель Л. Гиршмана


Побывал юный доктор и во Франции, Австрии, Италии. Это была настоящая «живая» наука: практикуясь в лабораториях знаменитых европейских учёных, Леонард Гиршман анализировал сложнейшие теоретические проблемы офтальмологии и искал их решения, которые появлялись в медицинских работах. О способностях и трудолюбии молодого специалиста говорит и тот факт, что в 1865 году он был избран в члены знаменитого немецкого Гейдельбергского офтальмологического общества.

В Германии он учился у хирурга-офтальмолога Альбрехта Грефе, который произвёл значительное впечатление на студента: в этом немецком докторе соединись талант ученого и практического врача с искренним, сердечным отношением к больному.

После 5 лет пребывания за границей Леонард Гиршман возвращается в Харьков, которому в итоге он посвятил всю свою жизнь.

Колумб офтальмологии в Харькове

Молодой врач Леонард Гиршман. 1888 г.


В Харьков молодой доктор приезжает с офтальмоскопом – глазным зеркалом, подарком знаменитого учёного Г. Гельмгольца. Это был первый офтальмоскоп в Харькове: Леонард Гиршман владел им в совершенстве, будучи хорошим специалистом в офтальмологической оптике того времени. Новый аппарат стал большим прорывом в диагностике глазных заболеваний для того времени. Молодой врач с радостью был принят в Харьковский университет преподавателем офтальмологии, где со временем смог основать кафедру глазных болезней.

Через некоторое время Гиршмана уже называют «лучшим окулистом» страны. «Когда я начал свою практическую деятельность, я оказался первым – и многие годы единственным – специалистом в обширной области всего юго-востока Российской империи. Не трудно было стать известным там, где я оказался единственным», – скромно отмечал потом сам доктор.

«Учитель, научи нас в больном видеть своего брата без различия религии и общественного положения, научи нас любить правду, пред ней одной преклоняться. Отдаваясь всей душой мгновенным порывом к добру, мы часто быстро падаем духом. Научи же нас, где черпать ту силу, чтобы до преклонных лет сохранить чистоту и свежесть идеалов…»

В начале ХХ века Харькову была крайне необходима больница для лечения глазных недугов. А прежде всего – нужны были мастера, которые смогли бы делать это профессионально. Глазные болезни были очень распространены. Харьковский общественный деятель Николай Сумцов писал: «Харьков в один летний день дает больше пыли, чем бывает её в громадном Париже в течение года, и притом вредной, с примесью каменного угля, причиняющей тяжёлые глазные заболевания».

Руководство будущей больницы предназначалось, конечно, главному окулисту города – доктору Гиршману. Был объявлен сбор пожертвуваний на строительство новой клиники и безучастным, кажется, не остался никто: крупные организации и знаменитые меценаты, анонимные частные лица и простые трудящиеся старались помочь этому делу, кто денежной суммой, кто собственным трудом. Деньги поступали из самых удалённых уголков, к примеру, 2 рубля на строительство больницы прислали строители туркестанской железной дороги.

Харьковская глазная больница имени Л. Гиршмана (редкий случай, когда имя было присвоено еще при жизни выдающегося деятеля) была открыта в 1908 году и временно размещалась в арендованном здании на Большой Москалёвской улице. Помещение представляло собой часть жилого дома. Это не было идеальным местом для больницы, да и оснащение было скромным, разместить получилось только 10 коек. Но это был уже первый шаг к развитию офтальмологического лечебного дела в Харькове.

За последующие 4 года на строительство нового здания больницы было собрано 57350 рублей. Городская власть выделила для строительства землю в нагорной части Харькова, проект здания бесплатно выполнил архитектор Л. Тервен. Участвовал в проектировании и сам Леонард Гиршман.

Наконец, в 1912 году открылось новое большое помещение больницы. В нем Леонард Леопольдович проработал всю жизнь. В новой клинике было уже 65 больничных коек, 30 из которых по просьбе самого Гиршмана, предоставлялись бесплатно малообеспеченным пациентам.

Леонарда Леопольдовича связывали дружеские отношения с писателем Антоном Чеховым, который характеризвал его как «известного филантропа и святого человека». Знаменитый юрист, академик А. Кони посвятил третье издание своей книги о знаменитом докторе Фридрихе Гаазе не менее знаменитому его современнику – Леонарду Гиршману. Автор писал: «Пусть, когда люди последующих поколений спросят у хранителей местных преданий, кто был этот Гиршман, им ответят словами Гамлета: «Человек он был».

К знаменитому врачу ехали не только со всех уголков Российской империи, но и из Италии, Индии, Персии. За свою жизнь харьковский окулист лично принял около миллиона людей. «Харьков счастлив, что в нем живет и трудится на счастье человечества этот человек», – писали в харьковской газете «Южный край».


Читайте также: «Осторожно, кусается»: свободная любовь Льва Ландау в Харькове

Прежде всего — человечность, затем – наука

Больница имени Гиршмана в Харькове


Девизом Леонарда Гиршмана была латинская фраза “Premium humanitas, alterum scientia” (“Прежде всего – человечность, затем – наука”). Великолепный хирург, Леонард Леопольдович в равной степени хорошо владел правой и левой рукой при проведении операции. Удаление катаракты занимало у него не более 1-2 минут, и проходила операция в сидячем положении пациента: чтобы не вызывать у человека чувства страха и волнения, харьковский окулист не отправлял его на операционный стол, а просто усаживал в кресло. Незаурядные способности хирурга, диагноста, учёного и общественного деятеля соединялись в докторе Гиршмане с открытостью, искренностью, любовью к каждому человеку.

Больничные правила в то время звучали так: «Запись амбулаторных больных ведется с 9 до 11 часов; экстренные больные принимаются во всякое время». На деле же в больнице Леонарда Леопольдовича графика работы вообще не было: доктор принимал до последнего пациента.

«Нет последнего часа работы, есть последний больной» – эта цитата врача стала крылатой. После утренних лекций и занятий со студентами, он проводил амбулаторный приём, обход стационарных больных, операции. Если не успевал принять людей в больнице – продолжал приём у себя дома. Не редкими были дни, когда такой приём в домашних стенах длился и до часу ночи. Он не брал денег с тех, кто не мог оплатить лечение, более того – сам помогал им материально. Люди просили у него помощи не только по поводу глазных болезней, но и спрашивали житейского совета, обращались на предмет устройства в университет или на работу, просили походатайствовать за арестованных.

«У Леонарда Леопольдовича была большая приемная с простым интерьером: дубовые лавки, каменный пол. Для всех была общая очередь, да и общение со всеми было ровно внимательным. Очередь была и на дворе. За сотни километров приезжали и приходили пешком крестьяне, жители городов из других губерний, часто слепцы приходили с поводырями, а иногда и целые группы слепых людей», – писал ученик доктора, профессор Д. Натансон.

Активный организатор Харьковского медицинского общества, Леонард Гиршман организовал также отделение попечительства о слепых, а в 1887 он организовал училище для слепых, куда поступали на обучение потерявшие зрение дети всех сословий и учились там до 18-летнего возраста. Там их учили и разным ремеслам: шить одежду и обувь, плести корзины, а также – настраивать музыкальные инструменты и делать массаж. Сегодня – это харьковская школа-интернат для слепых детей им. В. Короленко.

Читайте также: Топ-10 мировых знаменитостей, посещавших Харьков

Подход к пациенту

Памятник Л. Гиршману в Харькове, создатели: А. Демченко в соавторстве с В. Лившицем. Источник: aleksanderdemchenko.com


Его подход к пациенту был сугубо индивидуальным: в каждом он видел отдельного человека, отдельную личность, со своими особенностями, со своей жизненной историей и, как следствие – расположенностью к тем или иным болезням, которые, на первый взгляд, даже не были связаны с глазами. Многолетняя практика позволяла ему делать уникальные выводы из собственных наблюдений и применять их на благо людям. Любое заболевание он рассматривал комплексно, глубоко, старался найти причины болезней. Интересно, что о некоторых глазных недугах он писал в социальном контексте: отмечал необходимость комплексного лечения, создания благополучной атмосферы в общественном укладе, оздоровления общества и в прямом, и в переносном смысле.

Гиршман отличался невероятной добротой, скромностью, не мог оставаться равнодушным к страданиям людей и всячески старался помочь, утешить, успокоить. Из статьи краеведа Олега Черная, опубликованной в газете «Панорама» (№22, 1993): «Однажды к нему (Л. Л. Гиршману – прим. ред.) приехал из далекого сибирского городка слепой в результате ожога серной кислотой — приехал с женой и ребенком, истратив последние сбережения, искать исцеления у Леонарда Леопольдовича. Больного показали профессору, и тот очень мягко и деликатно сказал о неизлечимости его слепоты. Жена, держа за руку ребенка, отвела плакавшего слепого в сторону. Профессор взволнованно оглянулся, вызвал коллегу в соседнюю комнату, вынул из кармана довольно крупную сумму, попросил передать деньги семье, но не говорить, что эти деньги – от него».

Красивые и важные слова Л. Гиршману написали его студенты в харьковском издании, посвященном 35-летию деятельности любимого окулиста: «Учитель, научи нас в больном видеть своего брата без различия религии и общественного положения, научи нас любить правду, пред ней одной преклоняться. Отдаваясь всей душой мгновенным порывом к добру, мы часто быстро падаем духом. Научи же нас, где черпать ту силу, чтобы до преклонных лет сохранить чистоту и свежесть идеалов…». Дело Леонарда Леопольдовича продолжили его ученики, много докторов разьехались по разным городам, чтобы помогать людям.

Имя Леонарда Гиршмана в Харькове носит не только больница, но и НИИ глазных болезней, специализированная библиотека для слепых и слабовидящих и центральная улица, соединяющая Сумскую и Пушкинскую. А на территории 14-й офтальмологической городской клиники стоит бронзовый памятник, созданный скульптором А. Демченко в соавторстве с архитектором В. Лившицем. На гранитном постаменте – фигуры Леонарда Гиршмана и маленькой девочки, которая прозрела, благодаря операции доктора. Эта девочка с вдохновленным взглядом – словно собирательный образ, всех тех, кому доктор Гиршман помог увидеть этот мир, во всей его красоте и человеческой сердечности.

MyKharkov.info

Ищем авторов статей про Харьков. Если у вас есть идея для новой статьи, напишите ее нам: news@mykharkov.info!

Нажмите и читайте mykharkov.info в Facebook и подписывайтесь на наш Телеграм!

Смотрите еще новости и афишу Харькова.

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Новости Харькова

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: