«Лекарство от старости»: великий харьковчанин Илья Мечников

11:06  |  11.10.2018

Страдающий от бессоницы пессимист, склонный к суицидам атеист, верный фанатик науки, — великий харьковчанин Илья Мечников, получивший в 1908 году Нобелевскую премию за развитие теории иммунитета, в жизни был непростым человеком.

Дважды он был женат и дважды сводил счеты с жизнью. В его жизни была любовь, непонимание коллег, признание, политическая эмиграция и выдающиеся научные достижения. Мечников внес громаднейший вклад в развитие эволюционной эмбриологии, фагоцитарной теории иммунитета, теории фагоцителлы, он основатель научной геронтологии. 


Ученый искал лекарство от старения и нашел его в обычной болгарской простокваше. 

«Мистер ртуть»

Илья Мечников с сотрудниками пастеровской лаборатории


Будущий ученый родился 15 мая 1845 года в селе Ивановка (Харьковская губерния). Детские годы провёл в селе Панасовка.  Илья был пятым ребенком в семье, хотя его биографы упоминают только брата Колю и сестру. Отец учёного, Илья Мечников был офицером, а мать, Эмилия Навахевич, походила из рода состоятельного просветителя. Семья жила небогато – ещё до рождения Ильи папа прокутил большую часть состояния.  Дворянам пришлось перебраться из столицы в сельское имение и вести неяркую деревенскую жизнь.

Дом Ильи был по тем временам небольшим, – два этажа, два подъезда и подпертый шестью колонами балкон. Природное окружение тоже скудное – фруктовый сад да заросший тиной пруд. В этом пруду одиннадцатилетний Илья чуть не утонул, когда сачком ловил гидр. Изучение природы влекло любознательного исследователя еще с детства. За неусидчивость и раздражительность родные даже прозвали Илюшу «мистер ртуть». Нетерпеливый мальчик не любил карточные игры – здесь он проигрывал. Физиолог Сеченов, работающий с Ильей в Одесском университете, заметил, что Мечников вообще не играл в карты. Он мог сидеть возле игроков, болеть за них, но не брался за колоду.

Он считал, что старость и смерть у человека наступают преждевременно, в результате самоотравления организма микробными и иными ядами. Ключ к победе над старению Мечников видел в кишечной флоре.

В гимназии, куда в 1856 году Илья поступил с братом, любимыми его предметами были также естественные науки. Вся молодежь увлекалась политикой и читала Герцена, а Мечников штудировал Фогта, Молешота и Бюхнера, ради которых учил немецкий. Даже когда родители поселили братьев на частной квартире, учёного не соблазнила открывшаяся свобода. Пока брат Коля собирался на очередное гуляние, будущий микробиолог, затая дыхание, слушал лекции в Харьковском университете. И к концу учёбы отличник решил, что образование на родине ему не подходит.

Илья мечтал о Германии. Призвав в союзники маму, он уехал в Вюрцбург и… скоро вернулся. Недружелюбная чужбина юноше не понравилась, он вернулся в Харьков. Юный студент не столько посещал лекции и прекрасно сдавал экзамены, сколько ставил опыты. Его исследования инфузорий были опубликованы в «Записках Академии наук в С.-Петербурге», а после изданы в немецком «Архиве анатомии, физиологии и опытной медицины». Кроме того, Мечников перевел знаменитую работу Чарльза Дарвина «Происхождение видов», но редакция журнала, куда Илья послал работу, не сочла нужным публиковать опусы неизвестного энтузиаста.

В 1864 году уже созревший Мечников окончил университет экстерном и таки уехал за границу. На острове Гельголланд в Северном море он изучал местную живность, упражняясь в эмбриологии. Илья доказал, что позвоночные и беспозвоночные виды имеют одно происхождение. Затем микробиолог уехал практиковать в Германии и Италии, впрочем быстро возвратился на родину.

Читайте также: «Лучший окулист» и «святой человек» Леонард Гиршман

Юность нобелевского лауреата

Илья Мечников и Лев Толстой


Огромную часть своей жизни учёный посвятил Одессе, где с 1865 года жил и работал в Новороссийском университете. Двадцатипятилетний профессор Мечников много не зарабатывал – принято было бескорыстно отдавать себя науке. В Питере его теперь принимали с распростёртыми объятиями. Уже известный Илья читал так, что послушать сбегался весь университет. Как выразился о нем один из профессоров, «Мечников был виртуоз слова». Юный возраст только прибавлял лектору популярности.

Мечников был дважды женат и дважды пытался уйти из жизни. Первая жена, Людмила Федорович, выхаживала двадцатидвухлетнего Илью во время болезни – парень отчаянно и сильно влюбился. Когда его возлюбленная сама заболела туберкулезом, он изо всех сил  пытался ее спасти, возя по курортах. Но ничего не помогло, Людмила умерла и ученый едва сам не ушел из жизни. Учёный попытался покончить с собой, приняв огромную дозу морфию.  К счастью, эта попытка не удалась, Мечникова вырвало и он выжил.

Вторая любовь Ильи Мечникова, Ольга Белокопытова была его студенткой. Ему было тридцать, девушке – всего пятнадцать. Он был её репетитором по зоологии, а впоследствии – учителем по жизни. Именно Оля стала верным спутником гения, биографом и любовью до гроба. Во множестве записей Илья вспоминает супругу, которой доверял все свои мысли. И в последние годы переживал, что станет после его смерти с не слишком практичной женой. Когда Ольга заразилась брюшным тифом, Мечников снова попытался свести счеты с жизнью, на этот раз посредством инъекции возбудителей возвратного тифа. Тяжело переболев, он, однако, выздоровел: болезнь поубавила долю характерного для него пессимизма и вызвала улучшение зрения.

Нобелевская премия

Илья Мечников с женой Ольгой Белокопытовой в Севре


Мечников не вышел исследователем одного профиля: он многого достиг в бактериологии, иммунологии, эпидемиологии, эмбриологии и геронтологии. Илья успел защитить магистерскую диссертацию в Питере, активно поработать за границей и основать в Одессе известную на весь мир бактериологическую лабораторию.

Свое нобелевское открытие тридцативосьмилетний Мечников сделал на Средиземном море. Вместе с Ольгой и её юными родственниками профессор снимал дом в городке Ринго, на берегу пролива. Здесь он предавался опытам на личинках морской звезды. Вводя звезде порошок кармина, Илья наблюдал, как пищеварительные клетки животного обволакивают и поглощают его. «Значит ли это, что они перетравят любое чужеродное тело, будь то микроб или заноза?» – думал Мечников. И гипотеза подтвердилась – занозу личинки тоже съели. Мечников провел аналогии с поведением личинок морской звезды и клеток человеческой крови.

В то время медики считали, что в человеческом организме на месте воспаления лейкоциты скапливаются вследствие повреждения сосудов. И только Мечников правильно предположил, что белые тельца мигрируют в зону воспаления, чтобы уничтожить патоген. Профессор нарек их фагоцитами (с греческого – пожирателями) и стал открывателем явления фагоцитоза.

Не все приняли идеи учёного – кто-то восхищался, кто-то посмеивался. Тем не менее его выступление на съезде ученых в Одессе в 1883 года произвело фурор. Мечников говорил о целебных силах организма: очищающей функции селезенки, фагоцитах и пользе вакцинации. К слову, вакцинам Мечников посвятил много лет. Было и прививание себе самому возвратного тифа, и заражение кроликов сибиркой, и кропотливая работа в парижской лаборатории Луи Пастера. Во Франции Мечников вместе с Ру читал лекции по микробиологической технике, экспериментируя со смертоносными инфекциями. Он давал добровольцам выпить разводку холерного вибриона. Когда один из студентов, Ю., умер (не от холеры, впрочем), профессор долго винил себя, но продолжил исследования.

Читайте также: «Осторожно, кусается»: свободная любовь Льва Ландау в Харькове

Лекарство от старости

Илья Мечников за работой


В старости Мечникова часто сравнивали с Фаустом (что несомненно льстило учёному, так любящему Германию). Работу он не покидал до последнего. Даже во время отпуска в 1913 году, пока супруга рисовала пейзажи, биолог писал философские статьи. Кроме того, он готовил труд об Пастере, Листере и Кохе.


Вскоре началась Первая мировая война. «В цивилизованной Европе придут к соглашению без бойни», – убеждал всех Илья Ильич, но его надежды не сбылись. Профессор продолжал жить в Париже, терзаемый давней болезнью сердца. В своих трудах Мечников уделял много вниманию вопросам старения.

Он считал, что старость и смерть у человека наступают преждевременно, в результате самоотравления организма микробными и иными ядами. Ключ к победе над старению Мечников видел в кишечной флоре. Он предложил ряд профилактических и гигиенических методов борьбы с самоотравлением организма (стерилизация пищи, ограничение мяса и т.д. Особое место в борьбе со старостью Мечников отводил болгарским йогуртам и молочнокислым продуктам. Он считал, что высокий процент долгожителей в Болгарии напрямую связан с местной кухней. В одной из работ учёный посетовал, что слишком поздно стал регулярно употреблять простоквашу, ведь нормальная кишечная флора способствует долгой жизни.

Еще в 1903 году Мечников опубликовал книгу, посвященную «ортобиозу» – или умению «жить правильно». – «Этюды о природе человека». В своих трудах Мечников обосновывал необходимость употребления больших количеств кисломолочных продуктов, или простокваши, заквашенной с помощью болгарской палочки. Сам ученый до конца своих дней регулярно употреблял не только кисломолочные продукты, но и чистую культуру болгарской палочки.

– Ты должна написать о моей жизни, – сказал Илья любимой, предчувствуя смерть.

Он до последнего делал научные записи, вплоть до 15 июля 1916 года, когда роковой инфаркт забрал гения навсегда. Несмотря на военное положение, по известному украинцу скорбел и Париж, и научный мир. Память Мечникова до сих пор жива в его открытиях.

MyKharkov.info

Смотрите еще новости и афишу Харькова.

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Новости Харькова

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: