О чем книги харьковских писателей: постапокалипсис, космическая Одиссея и путешествие на электричках

14:43  |  05.11.2018

В топ-11 книг современных харьковских писателей попали книги как тех авторов, которые живут и работают в Харькове, так и тех, которые получив здесь образование, переехали в другой город; книги-новинки 2018 года, и книги вышедшие в предыдущие два года.

Андрей Цаплиенко «Стіна»


«На земле, отравленной боевой химией, каждый воюет за себя, все – против каждого».

«Стіна» Андрея Цаплиенко – долгое чтение, на 576 страницах книги находят место постапокалипсис, военные столкновения и любовь. Последняя линия важна, так как, по словам автора, «агрессия порождает агрессию, разорвать этот замкнутый круг может только любовь».

Особое настроение задается здесь не только присутствием дронов, искусственных оврагов и сверхпрочной стены протянувшейся на тысячи километров. Его создают и размышления, приведенные в книге от лица главного героя: «..человеческая натура как раз часто оказывается полной противоположностью любому гуманизму, совершенно ни к чему не пригодному в эпоху выживания».

Андрей Цаплиенко — военный корреспондент ТСН канала «1+1», «Стіна» — его пятая книга и первый фантастический роман. Автор рассказывает, что книга писалась на сидении автомобиля, во время еженедельных командировок на восток Украины. Созданная на поле боя фантастика, имеет свое отличие: она погружает читателя в свой виртуальный мир не для того, чтобы помочь ему забыть о реальности. Общества, противостоящие друг другу в романе – укры и дикари. «Русскоязычную версию книги я рассматриваю как выстрел в наших врагов», — говорит автор.

Павел Стэх «Над прірвою в іржі»

фото со страницы Книгарні Є в Фейсбук


Пассажиры украинских электричек  стали героями книги репортажей «Над прірвою в іржі». Харьковский журналист Павел Стэх называет этот транспорт «подвижными резервациями для неудобных граждан». «Это обычные простые люди, которых нет в фейсбуке, это совсем другое мировоззрение. Они, как по мне, находятся за пределами нашего городского медийного пузыря», — говорит автор о героях книги.

Журналистская работа Павла победила в конкурсе художественного репортажа «Самовидец», по итогам которого и вышла книга. Получив первые экземпляры, автор снова вернулся к эксперименту с электричками, чтобы предложить пассажирам книгу за небольшую цену. В электричках приобрести книгу не пожелал никто, зато после презентаций во Львове и Харькове в книжных магазинах размели все остатки.

Текст книги дополнен фотографиями Гамлета Зиньковского. Чтобы сделать их, харьковский художник тоже поездил пригородными электричками, о своем участии он говорит так: «..я предложил сделать фото, чтобы в книге была не только история, а и какие-то документы. Мне самому хотелось вспомнить, как это было двадцать лет назад, когда я с родителями ездил электричками на дачу».

Андрей Войницкий «Новини»

Опираясь на опыт работы в новостной журналистике, Андрей Войницкий создал вымышленную историю – остросюжетный роман, судебную драму, в которой, по словам критика Юрия Володарского, есть «крепкая интрига и честный взгляд на уродства отечественного социума».

Сам автор «Новин» говорит о своей книге так: «это проза о современности и о наших днях. Здесь современные герои, они такие же, как мы». Работая криминальным репортером, Андрей освещал судебные процессы и общался с их участниками. С этим связано то, что книга во многом посвящена криминальной жизни Харькова, а сюжет выстроен вокруг судебного процесса по обвинению в убийстве дочери харьковского депутата.

Для главного героя, журналиста Данила, «цей тягучий суд почався як звичайна робота і раптом утягнув всередину»,  он знакомится с остальными героями, и благодаря им узнает  многое, без чего ему бы жилось гораздо проще. «А я ж просто хотів жити легко, розважатися, покурювати іноді, бавитися зі смішливими дівчатами, бути таким собі Хенком Муді, роздовбашем, літописцем безглуздих пустощів», — пише про себе Данила.

Читайте такоже: «В українській літературі пишуть або про 90-ті, або про якісь історичні часи»: письменник Андрій Войніцький про необхідність осмислення нульових

Алексей Декань «Коріння Всесвіту»

В своих предыдущих книгах Алексей Декань уже работал с разными жанрами и стилями. Детектив, мистика, фентези, хоррор – следы всего этого читатели находят в новой книге Алексея, но в целом фантастический роман «Коріння Всесвіту» определяют как космическую Одиссею.

Он как и «Стіна» относится к литературе постапокалипсиса, но сюжет эпизодов основной части романа (книга собрана из эпизодов, происходящих с главным героем Адамом, и вставных новелл) разворачивается в городе, «который дрейфует в космической пустоте» — на космической станции «HEVEN 3-0». Чтобы навести читателя на мысль о том, что же произошло на Земле, в тексте приведены отрывки из самых загадочных библейских книг.

Текст «Коріння Всесвіту» компактный, автор как будто заботится о современном занятом читателе. Но на двухстах страницах романа успевает поднять множество вопросов: об уничтожении и смерти, о боли и неспособности сочувствовать, о машинах и их сущности. «Киберпанк всегда был как крик предупреждения для будущих поколений об опасности злоупотребления технологиями. В «Корінні Всесвіту» речь идет о симбиозе людей и искусственного интеллекта», — говорит Алексей Декань.

Ирина Потанина «Фуэте на Бурсацком спуске»


«Я – профессиональный детский писатель и начинающий детективщик в серии ретро-романов», — говорит о себе Ирина. «Фуэте на Бурсацком спуске» — первый харьковский роман появившийся в серии ретро-романов издательства «Фолио» (в рамках серии уже написаны  одесские, киевские и львовские детективы).

Харьков в книге называется республиканской столицей, так как действие происходит в 30-е годы. Проблемы города тех времен автор показывает через отношения персонажей из среды культурной интеллигенции. Основой для образа одного из них, театрального критика, стали факты из биографии прадеда писательницы, Владимира Морского. «Мой прадед был известным театроведом, жил при Сталине и погиб в лагерях. До 1951 года он был местной харьковской звездой», — рассказывает Ирина.

Виктория Пономарева «Ліхтарики надії»

Для Виктории Пономаревой Харьков то, что называют город молодости, здесь она заканчивала университет. Писать книги Виктория стала не так давно, а до того имела возможность наблюдать за жизнью в Италии, Мозамбике, Анголе и Китае.

Действие дебютного романа Виктории происходит в Китае. Главная героиня Ли Мей – молодая учительница китайского для иностранцев. Кроме рассказа о ее судьбе, книга интересна описаниями местного быта и, особенно, стереотипов семейной и общественной жизни, некоторые моменты которых оказываются не чужды и для украинского общества.

Сергей Жадан «Антена»

В сентябре Сергей Жадан презентовал книгу, в которую вошли 80 новых стихов о любви, войне и жизни, написанных за последние три года. У Гамлета Зиньковского на иллюстрации к книге ушло два с половиной месяца. Гамлет рисовал шариковой ручкой в книге с уже напечатанными стихами. Прочитывал стих, и тут же дополнял его графикой, так все 150 разворотов. После, листы с его рисунками отсканировали и создали артбук «Антена».

О стихах в аннотации к сборнику говорится как о «80-ти попытках поймать колебания воздуха, почувствовать на ощупь время, в котором мы живем»:

«хай працюють фабрики

хай кришиться тютюн

хай забивається в кишені і складки одягу.

я знаю, що ніхто ні від чого не відмовиться,

я знаю, що ніхто не відмовиться від головного –

викинутись на берег,

викинутись на берег,


викинутись і не шкодувати.»

Читайте також: Сергій Жадан: «Там, де страх перемагає тебе, насправді, ти перестаєш бути собою»

Олег Каданов «Не я, а той»

Артбук  «Не я, а той» также был презентован в Харькове этой осенью. Здесь стихи дополнены коллажами Мити Фенечкина, которые сами по себе критики определяют как «глубокую визуальную поэзию».

Во время презентации модератор (Сергей Жадан) назвал стихи сборника «анти-кадановскими» —  в книгу не вошли тексты «Оркестра Че», а те тексты, что в ней есть, на них кардинально не похожи. «Прожив какую-то часть своей жизни, я пришел к тому, что есть сумма диссонансов когнитивных, и постепенно стараюсь срывать какие-то такие наслоения и маски. Хочу услышать, где же тот ребенок, который сорок лет назад даже не догадывался, какая засада ждет его впереди», — комментирует сам автор.

Стихи из сборника соотносят с понятиями память, время, забвение. Образы, возникающие при их прочтении, впечатляют, даже если не пытаться достичь их глубинного смысла:

«і слово зашиває рота

і ранок залишає опіки

і ховаєшся від себе у дзеркалі

і хіть вказує шлях до світла

все не так просто

бро

все не так просто»

Олег Коцарев «Люди в гніздах»

«Всем, кто не успели высказаться» — посвящение на первой странице книги. За таким серьезным заявлением, тем не менее, следует не патетичная семейная сага в нескольких томах, а современный экспериментальный роман молодого автора на двухста с небольшим страницах.


Отличительная особенность книги – большинство действующих лиц более или менее близкие родственники автора. Материалом для нее Олег сделал семейные легенды, но подошел к ним с долей иронии. «Во-первых, мне хотелось немного поиронизировать, деконструировать сам жанр семейной саги, немного обыграть этот момент. Во-вторых, такая мозаичность является символом того, во что превратились большинство семейных историй украинцев. Благодаря 20-му столетию, то что мы знаем о прошлом наших семей очень отрывочно, противоречиво, и не вкладывается ни в какую логику очень часто», — говорит автор.

Так как писатель родился в Харькове, в книге есть фрагменты посвященные городу во времена оккупации. «Люди в гніздах» вторая книга прозы Олега Коцарева, сборников поэзии у него вышло восемь. Поэтому неудивительно, что текст романа насыщен свежими метафорами, а в описаниях ситуаций поэтические сравнения бывает сложно отделить от ироничных: «Теплої німецької зими в радянській зоні окупації сніг лягав на землю тонесеньким делікатним килимком – ніби творог, що потроху створюється в каструлі, яка плаває у киплячій воді…»

Читайте також: Письменник Олег Коцарев про роман «Люди в гніздах»: Те, як «розпадається» історія в цій книжці, є символом того, як розпадається наша історична пам’ять

Юлия Илюха «Неболови»

Честные новеллы про слобожан и Слобожанщину обещает предисловие к книге. Так и есть, город, упоминающийся или появляющийся в большинстве рассказов сборника, – Харьков. Действие многих из них происходит в Харьковской области. Герои – обыкновенные местные жители самого разного возраста и занятий. Объединяет их ситуация выбора, в которой в один момент жизни они себя обнаруживают.

Главными героями рассказов Юлии Илюхи часто становятся люди, которые оказываются готовыми к важному решению и действиям. Сам решительный шаг разнится от героя к герою, для кого-то он будет означать высказать, наконец, внуку ненависть к его антисовковой позиции, для кого-то — прекратить походы по собеседованиям и вернуться на фронт.

За основу сюжета рассказов взяты ключевые события в жизни героев, присутствующие в них описания, детализированные, но краткие, поэтому повествование получается динамичным. В некоторых рассказах описаны последствия решительных действий героев, в некоторых, как в новелле «Гордячка», рассказ замирает раньше: «Вдивлялася у ці пророцтва, шукаючи в поєднанні кавових піщинок свій завтрашній день. Вірила, що він буде добрим».

Андрей и Светлана Климовы «Моя сумасшедшая»

Не так просто отнести роман «Моя сумасшедшая» к определенному жанру. Сами авторы в предисловии идут от обратного – «не мелодрама, не политический роман, не экскурс в историю». Хотя, тон книги во многом задается ретро стилем, благодаря ему же достигается и  погружение в атмосферу Харькова 30-х.

Важная роль в романе отведена архиву писателя Петра Хорунжего (как и остальные, персонаж вымышленный). Именно в его записях почти в самом начале повествования появляется догадка, определяющая другую часть книги – обращенную к будущему. Из того, что «живущих на земле куда меньше, чем умерших на протяжении истории нераскаянных мерзавцев» Хорунжий делает неожиданные выводы, следствием которых становится появление в романе другого, мистического измерения.

Книга написана так, что читая ее, можно не только насладиться изображением ушедшей эпохи, но и избавиться от некоторых иллюзий – о том, что «мир вокруг нас стремительно меняется», об отношениях между людьми и о Харькове 30-х.

Таис Золотковская «Лінія зусилля»

«Лінія зусилля» задумана как книга о праве на счастье и борьбе за него. Знакомство с романом начинается с инструкции к чтению, в которой указаны два способа его прочтения и обозначены три линии сюжета. Согласно сюжету путь героев к желаемому усложняется серьезными ограничениями. Герман сталкивается с расстройством настроения, Ханна – со стереотипами традиционной еврейской семьи, Вера – с неприятием родными ее сексуальной ориентации.

Черновик романа Таис написала за месяц, во время участия в международном писательском марафоне, и после дорабатывала текст два года. В одних частях книги действие происходит в Харькове, в других —  в маленьком еврейском городке.

В «Лінії зусилля» затронуты темы жизненного уклада традиционных религиозных сообществ и однополой любви. «Я считаю, что отношения между двумя людьми это нормально и пол это вторично. Это то, что нам нужно принять сейчас», — комментирует писательница.

Александра Суховеева


Нажмите и читайте mykharkov.info в Facebook и подписывайтесь на наш Телеграм!

Смотрите еще новости и афишу Харькова.

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Новости Харькова

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: