«Все на баррикады!»: восстание харьковских студентов в октябре 1905 года

16:35  |  08.10.2020
Революция 1905 года

В годы революции 1905 года значительная часть интеллигенции, в том числе, студенчества и профессуры приняла активное участие в социально-политических событиях.

9 января 1905 года в Санкт-Петербурге произошло «Кровавое воскресенье»: войска расстреляли мирную демонстрацию рабочих, погибли люди. Начинаются массовые выступления протеста. Широкий размах приобретает стачечное движение. В стороне от происходящего не остаются и харьковские студенты, которых поддерживает либеральная часть профессуры.

Студенты в годы революции 1905 года

Революция 1905 года

Широкую известность получили события октября 1905 года. В аудиториях Харьковского университета в это время регулярно проходят митинги и рабочие собрания. Многотысячные митинги прошли в университете и Технологическом институте 1 октября. Их причиной послужило известие о сентябрьской забастовке и столкновении рабочих с казаками 25 сентября в Москве на Тверской улице. 11-12 октября студенты университета вместе с революционерами возводят баррикады.

Цель студентов, состоявшая в уничтожении самодержавия, совпадала с целью профессуры. Но методы достижения этой цели были разными: «профессура стояла на эволюционном пути, а студенчество шло по революционному пути вплоть до полного уничтожения самодержавия».

По мнению видного харьковского историка, профессора, а затем ректора Харьковского университета Д. И. Багалея, в 1905 году студенческое движение приобрело «революционный характер». Именно в этот период профессура объединилась со студенчеством, которое «активно и вооруженно выступило против царизма и всего бюрократического устройства». При этом цель студентов, состоявшая в уничтожении самодержавия, совпадала с целью профессуры. Но методы достижения этой цели были разными: «профессура стояла на эволюционном пути, а студенчество шло по революционному пути вплоть до полного уничтожения самодержавия».

О студенческих баррикадах 1905 года в своих воспоминаниях писали профессора университета. Самую подробную характеристику этих дней оставил в своих мемуарах В. П. Бузескул, который во время революционных событий был деканом историко-филологического факультета. Ценным источником являются и воспоминания тогдашнего декана юридического факультета, впоследствии депутата Государственной думы I созыва от Харьковской губернии Н. А. Гредескула. При этом важно помнить, что мемуары Бузескула увидели свет в 1917 г., а Гредескула – в 1925 г., то есть уже в советское время. А это, безусловно, не могло не наложить свой отпечаток на оценки профессоров, высказанные ими относительно участия университетской молодежи в революционном движении.

Университет стал центром революционной активности в октябре 1905 г. в результате солидарности части его студентов с движением рабочих. 10 октября железнодорожные рабочие и служащие Харькова прекратили работу. Они начали митинги в разных частях города. Эти выступление поддержали студенты, организовавшее митинг в университете. На Екатеринославской улице и на мосту через Лопань произошли столкновения рабочих с царскими войсками. Вечером казаки открыли по студентам и рабочим огонь. В результате обстрела были жертвы, в том числе студент юридического факультета Константиниди.

Когда утром 11 октября В. П. Бузескул подошел к университету, он увидел на улице толпу студентов. Они сказали профессору, что собираются строить баррикады.

«В самом здании было уже много посторонних, рабочих, женщин, — вспоминал В. П. Бузескул. — Всюду большое возбуждение, суета, давка, по лестнице несли в корзинах кирпичи, уголь, тащили дрова. Я с трудом протиснулся наверх. В помещении правления собралось несколько профессоров. Посоветовавшись с нами, ректор объявил о временном закрытии университета. Из окна было видно, как студенты заперли ворота и стали закладывать их бревнами. На улице толпа подпиливала и сваливала телеграфные и телефонные столбы, очевидно, с намерением воспользоваться ими для баррикад, которые воздвигались тут же, на улице. Собирались любопытные, среди них гимназисты и гимназистки».

Будущий партийный и революционный деятель Д. Н. Бессалыго, руководивший боевыми дружинами во время вооружённого восстания 1905 года, вспоминал: «Вокруг университета, Университетской горки, собора, всех окрестных переулков начали строиться баррикады. Рубили телеграфные и телефонные столбы, выносили из университета скамейки, столы, ящики, тащили дрова и бревна. Весь этот район был изолирован от полиции. Тысячи людей — рабочих, студентов, служащих, учащейся молодежи — заняли его».

В таких условиях ректор университета Л. В. Рейнгард, деканы и несколько профессоров собрались на совещание. Было решено отправиться к губернатору и попытаться урегулировать сложившуюся ситуацию мирным путем.

Читайте также: Харьковский «майдан» 1905 года: как прошла первая революция в нашем городе

Ответ губернатора

Старый Харьков

В 12-м часу ректор и три декана попали на прием к губернатору, артиллерийскому генералу К. С. Старынкевичу. Как вспоминает В. П. Бузескул: «Губернатор Старынкевич отнесся к нашей просьбе с пониманием: он обещал не придвигать войска близко к университету. Студентам сообщили о решении губернатора, они обещали вести себя спокойно, первыми не стрелять и готовы были покинуть здание университета, если им будет разрешен митинг на Николаевской площади. На устройство митинга в центре города губернатор не согласился. В ходе дальнейших переговоров он разрешил провести митинг на следующий день на Скобелевской площади. Студенты должны покинуть занятые ими помещения одновременно, оружие оставить в здании. Обыску они подвергаться не будут, и по пути на Скобелевскую площадь им обещана полная безопасность и неприкосновенность. Баррикады будут разобраны пожарными и войсками».

Студенты приняли условия. Было решено, что защитники баррикад спустятся на Павловскую площадь, а оттуда по Рыбной улице, через Харьковский мост и далее по Московской улице пройдут на Скобелевскую площадь (сейчас площадь Героев Небесной Сотни).

Удалось выполнить нашу задачу – предотвратить кровопролитие. Не могу себе представить, что было бы, если бы университет подвергся штурму, и его аудитории обагрились кровью! Как вошли бы мы в эти аудитории и читали бы в них лекции?

Профессор В. П. Бузескул вспоминал: «Осажденным давался некоторый срок на сборы и на то, чтобы сложить оружие… Наконец показались выходящие из университета. Несколько лиц из вышедших взобрались на баррикаду и напомнили своим товарищам: идти в порядке, тихо, без пения, без криков. С подобным же увещеванием обратились и к толпе на площади. Флаг с баррикад был снят. Всех выходивших, по-видимому, насчитывалось человек 400. Среди них, кроме студентов, было много рабочих, было и несколько женщин, одна из них – сестра милосердия. Шествие двинулось».

Баррикады были разобраны, и студенты освободили здания университета без конфликтных ситуаций и в соответствии с намеченным планом. «Таким образом, удалось выполнить нашу задачу – предотвратить кровопролитие. Не могу себе представить, что было бы, если бы университет подвергся штурму, и его аудитории обагрились кровью! Как вошли бы мы в эти аудитории и читали бы в них лекции?» — подводит итог В. П. Бузескул.

Профессор Н. А. Гредескул также писал о своем отношении к октябрьским событиям 1905 г.: «Конечно, и по своему темпераменту, и по своим взглядам, мы совсем не были «революционерами». Мы, как и все, сочувствовали народному движению против самодержавия, но мы хотели, чтобы оно, по возможности, обошлось без революционных столкновений, уступками со стороны правительства, и как настоящие интеллигенты, мы верили в возможность этого».

По свидетельству В. П. Бузескула, появление баррикад на Университетской улице и участие в этом студентов стали для профессоров «полной неожиданностью».  Профессор считал, в то время «продолжали действовать причины волнений, которые лежали за рамками университета. Общество находилось тогда в сильном политическом возбуждении, а студенты – тем более; происходили стачки, устраивались собрания, митинга, и при отсутствии свободы таких собраний именно университет был тем местом, куда могла скорее всего направиться масса для проведения митингов».

Читайте также: Степан Саенко: как полтавский чекист держал в страхе весь Харьков

На месте студенческих баррикад, на улице Университетской, установлена памятная доска с надписью: «Место баррикад первого штурма, где 11(24) октября 1905 года под руководством пролетариата революционное студенчество плечом к плечу с рабочими билось против царизма».

Марина Григорьева

Мой Харьков в Телеграме telegram ico, подпишитесь!

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: