Життя Олександра Колба: Promodo Hub, три вищих освіти і друг Давид Арахамія

12:49  |  20.09.2021
Інтерв'ю

Олександр Колб та символ Promodo - жирафа. Фото Ірини Деркач

Кілька років тому «Мій Харків» вже брав інтерв’ю у відомого харківського IT-підприємця, засновника компанії Promodo Олександра Колба. Відтоді відбулися зміни: компанія обзавелася креативним офісним простором, частина якого функціонує в тому числі як івент-майданчик, сам офіс прикрашають роботи топових художників і фотографів міста (Гамлет, Роман Мінін, SunSay, Константин Зоркін, Роман Пятковка), тут же викладають високі технології дітям, а сам Колб, який радіє майже 80%-му росту компанії, зробився ютуб-інтерв’юером. Ми поговорили з Олександром Колбом про бізнес, його мільйон доларів, Майдан, бізнес у Москві, філософію життя, друга Арахамію і багато чого іншого. 

Про місце Promodo в житті Харкова

Фото Ірини Деркач

Пропоную спілкуватися українською мовою.

Мне не принципиально, но проще на русском – думаю на нем.

Ми знаходимося у вашому кабінеті в офісі компанії. Я помітив, що в усіх робочих та переговорних кімнатах стіни та двері прозорі, а в вашому – є портьєра, яка може вас приховати від зайвих очей.

Да, но она никогда не бывает полностью закрытой. Это философия нашего пространства. И да, штора есть только у меня.

Есть много замечательных городов, но Харьков, на мой взгляд, точно один из лучших. Для жизни, профессиональной реализации, для IT.

Про ваш шлях. Ви не корінний харків’янин, а родом з містечка Зеленодольськ Дніпропетровської області з населенням 13 тисяч чоловік. Чому обрали саме Харків аби тут будувати своє життя, бізнес?

На самом деле я родом с ещё большей жопы. Есть такое село Михайлівка, Апостоловский район. А в поселке Зеленодольск, что тоже входит в районный центр, существует физико-математический лицей, который я закончил. Про Зеленодольск говорю, чтобы люди хоть примерно понимали откуда я – и некоторые слышали, потому что там есть тепловая станция, её весь населенный пункт, по сути, обслуживает. После лицея я подал документы в Харьков и Одесский политех, и поступил в оба вуза, но выбрал ХИРЭ. Сейчас считаю себя харьковчанином, поскольку живу здесь уже большую часть жизни.

При цьому ви очевидно великий патріот Харкова. Це відображено і в дизайні офісу, який прагне розкрити унікальне обличчя міста. У вас є свій Держпром, 602 мікрорайон, канатна дорога, Градусник тощо.

Я патриот Украины. Да, мне откровенно, чистосердечно нравится Харьков – он комфортный, классный, в нем замечательные люди. При этом я не могу сказать, что меня в чем-то отвращают Одесса или Львов. Киев, который утопает в пробках, тоже по-своему прекрасен. Есть много замечательных городов, но Харьков, на мой взгляд, точно один из лучших. Для жизни, профессиональной реализации, для IT.

Фото Ірини Деркач

Ось ваша фраза: «Сегодня Харьков – лучший город для бизнеса и жизни в Украине. Я твердо уверен, что мы сделали немалый вклад в этот факт».

Это мои слова на 17-летие компании. Я считаю, что компания Promodo делает достаточно много для Харькова: у нас более 300 сотрудников, мы платим налоги – входим в топ-10 айтишных компаний города по количеству уплаченного НДС.

300 працівників – це загалом чи тільки в місті?

В харьковском офисе где-то 260 человек, в Киеве 30, но тот офис спроектирован под 65, во Львове нас сейчас около 20, есть офис в Англии – в городе Линкольн и в Штатах, но там он чисто административный, без сотрудников. Есть люди, которые работают удаленно, например, из Румынии – но мы их считаем в штате. А есть куча фриланса, который фрилансерим, но в штат данных людей не считаем. Сейчас хорошая тенденция по Харькову – за последние 2-3 недели 5 сотрудников приняли решение о переезде сюда жить из других городов.

У Харкова є шанси стати ІТ-столицею як мінімум України?

Да, это задача и амбиция нашего IT-Cluster – организации, одним из основателей которой я являюсь. В начале нас было 6 человек, теперь же порядка 100 компаний. На днях Кластеру 6 лет и в гольф-клубе будет большая конференция, посвящена IT-экосистеме города (на момент выхода интервью конференция уже состоялась 10 сентября — ред.). В прошлом году мы обсуждали вопрос о том, чтобы сделать Харьков лидером по количеству айтишников, но пока что разрыв с Киевом примерно в два-три раза. И имеется в виду не только количественные показатели – а и бюджеты,  проекты, которые реализовываются, динамика развития.

Читайте также: KHARKIV IT RESEARCH 2021: у Харкові працює 45 000 айтішників

Про бізнес

Фото Ірини Деркач

Чому бізнес – це цікаво?

По моему мнению, предпринимательство – один из лучших способов реализации человека, как специалиста и личности. Эта деятельность позволяет оставить след в жизни и не сидеть на месте. Бизнес – динамичная среда, где ты всегда в тонусе, общении. То есть та среда, которая позволяет развивать как хардовые, так и софтовые скиллы. Вообще одна из лучших областей деятельности, чем можно заниматься. Это про развитие себя, про возможность реализации своих финансовых амбиций: путешествия, хорошее образование детям. Все то, что в моих ценностях.

Никто ничего не должен. Основная заточка пилы происходит, когда ты приходишь домой в комнату, открываешь книгу и начинаешь учить.

Як стати успішним бізнесменом в Україні та чи можливо це зробити чесним чином?

Себя можно реализовать. Все что нужно: работай, учись, ошибайся, рискуй. Все истории успеха, которые я знаю, начинались с огромного желания что-то сделать. Примеры: Слава Чечеткин  (Владислав Чечоткін, засновник компанії «Rozetka» — ред.) – никто ему денег не давал, это история, когда с нуля.

Климов и Поперешнюк, создавшие «Нову пошту», учились в ХАИ, ездили на «Таврии» и сами развозили посылки, два года злыдней и так далее. Мой пример: в 17 лет я приехал в Харьков, в 22, как только закончил институт, у меня умерла мама, а через год – отец. 9 лет я жил в «однушке» на Салтовке, у меня тоже все это было. Сегодня в Promodo открыто 42 вакансии, а месяц назад было 90 вакансий. Для этого нужно пройти курсы, но если ты в тройке лучших, мы сразу забираем на хорошую зарплату, ты за первый же месяц возвращаешь потраченное. У нас в обществе превалирует старосоветский штамп, мол, я пойду в вуз, а когда выхожу, мне государство должно обеспечить работу. Это бред. Никто ничего не должен. Основная заточка пилы происходит, когда ты приходишь домой в комнату, открываешь книгу и начинаешь учить.

Але я про те, що державні структури – це ні для кого не секрет – в нас досить корумповані. Наскільки реально бізнесу з ними взаємодіяти безконфліктно?

Я с государством сейчас никак не пересекаюсь и не общаюсь. У налоговой к нам вопросов нет. Последний раз «маски-шоу» у нас были лет 6-7 назад, когда мы «качались» с налоговой, но удалось отбиться за 40 минут. У меня есть волонтерская история, и я позвонил волонтерке, с которой мы помогаем армии и в Кластер. Сказал, что у нас беспределят – очень быстро все ушли, а мы ещё ходили судиться с ними. Когда мы были маленькие – к нам постоянно приходили всех мастей пожарники, прокуроры, кибербезопасность, УБЭПы и т. д. Все это закончилось приблизительно в Майдан.

Тобто Майдан все ж спровокував зміни у середовищі в якісну сторону?

Я считаю, что да. Это вопрос выбора – хочешь ты давать или нет. Как в вузе – в зависимости от того, как учишься, такие оценки и получаешь. Если ты хочешь в Украине работать в правовом поле – ты можешь. Это не страна беспредела. Налоговая оптимизация существует во всех странах. Так что когда у нас говорят, вот, предприниматель хочет заплатить мало налогов, я отвечаю: а вы покажите хоть одну компанию в мире, которая стремиться заплатить много налогов.

Сакраментальне питання: що означає слово Promodo?

Все достаточно просто. Название состоит из двух английских слов: промо – «promotion» и «do», делать. Получается, «делаем промоушен». Сейчас мой сын занимается таэквондо, а в восточных единоборствах приставка «до» ещё обозначает «путь, дорога». Продолжение, развитие. Я считаю, с названием нам повезло, оно работает. Я доволен. Наверное, ответил на вопрос. (Сміється)

За даними DOU ваша компанія не є в переліку найбільших в Україні, навіть не виходить у топ-50. Попри це Promodo – досить відомий бренд. Як так вийшло?

Считаемся ли мы IT-компанией – это также вопрос. Например, в том же университете радиоэлектроники в этом есть сомнения. И доходит до смешного – в Украине нет единой признанной классификации кто или что является IT-бизнесом. Поэтому в рейтингах соответствующих компаний видим на верхних позициях, к примеру, операторов телекомов. Конкретно в DOU мы сами никогда не подавались. По состоянию на сегодня в нашей стране мы самые большие, кто занимается перформанс-маркетингом – а это ключевая наша компетенция. То есть маркетинг, направленный на продажи. Сегодня 9 из 10 топовых площадок Украины это наши клиенты, которым мы генерим продажи.

Яка виручка компанії? Наприклад, в одному з ваших інтерв’ю я знайшов, що в 2017 році було порядку 350 млн грн. Як змінилися ці показники?

В этом году мы идем где-то на миллиард двести миллионов. Это весь оборот. Если про выручку, профит – не хотел бы говорить. Но в принципе, можно открыть YouControl и посмотреть наши обороты.

Нарада о 8 вечора. Фото Ірини Деркач

Про болюче. Ви сказали, що маєте в тому числи діяльність як волонтер…

Есть у меня такое, что-то вроде хобби. Кстати, одна из причин создания IT-Cluster – это про то, что когда оказалось, что слава Богу, нас пронесло и мы не становимся «харьковской народной республикой», возник вопрос, как мы хотим дальше жить и развиваться. Ведь основная миссия Кластера это создание условий, чтобы люди оставались в городе. А тогда было очень ярко выраженное движение, что уезжали. Например, во Львов. У мера Львова Садового была коммуникация, мол, приезжайте все. Я с ним встречался 2 раза. Так что с волонтерством – пришлось. Это не основная моя деятельность, поскольку занимает очень много времени.

Кто сомневался в онлайне, резко в него поверил. Я думаю, люди понимают, что сегодня цифровизация – она про каждый бизнес, не только про продвинутый и не продвинутый. Будь то или ресторан.

Питання в тому, як саме війна вплинула на ІТ-бізнес? Адже ви зізнавалися, вона відкотила компанію назад. З іншого боку – нині бачимо абсолютний розквіт сфери високих технологій та серйозний кадровий голод.

Я бы сказал, что ІТ в принципе растет во всем мире и Украина здесь не исключение. Рынок Украины растет на 20-25% в год. При имеющихся, по разным оценкам, 250-300 тыс. айтишников в стране, у нас кадровый голод 20-30% то есть то количество людей, которых просто нет.

Каждая война, кризис, карантин, естественно, провоцируют проседание рынка. Но тут нужно смотреть на специфику компаний. У нашей, к примеру, 85% бизнеса сосредоточенно в Украине. А большинство аутсорсинговых, продуктовых ІТ-компаний могут вообще не ощущать того, что происходит внутри страны. Ну кроме некоторого оттока сотрудников и психологического давления обстоятельств на них. Трудно работать, если за стеной стреляют. С начала карантина было полтора месяца, когда вообще отсутствовало понимание, что происходит. Но его сняли, и – как сейчас помню, 12 мая – рынок резко рванул вперед. Спрос на онлайн, на цифровизацию вырос молниеносно. И то, что мы добавляем в год, обычно по 20%, произошло буквально за месяц. Кто сомневался в онлайне, резко в него поверил. Я думаю, люди понимают, что сегодня цифровизация – она про каждый бизнес, не только про продвинутый и не продвинутый. Будь то IT-компания или ресторан.

А що ж станеться з прогулянками до супермаркету як певного сімейного ритуалу?

Это так, мы ходим в офлайн-магазин не только за покупками, а и чтобы отдохнуть. Моя модель поведения – практически каждый день после работы я еду в магазин. Потому что люблю готовить и то, что куплю – это вопрос настроения. С моей точки зрения, онлайн-продажи, конечно, полностью всё не заменят. Например, тот же смартфон – в Украине его процентов 80-90 народа покупают офлайн, хотя продукт понятный, а в онлайне ты прочитаешь даже больше информации, чем тебе расскажет консультант. Но люди при такой дорогой покупке все равно хотят его пощупать.

Що таке Promodo Academy так як вона працює?

Вот мы здесь – это все соединенное офисное пространство с Promodo Hub и Promodo Academy. Что нам дает академия? Мы сами готовим для себя кадры начального уровня, потому что нашей профессии нигде не учат. Во-первых, это бизнес, мы не учим бесплатно. По моему мнению, бесплатное образование – это самое плохое образование. Лучших мы отбираем себе. Развиваем корпоративное обучение – клиенты приходят к нам и мы прокачиваем внутреннюю команду клиентов. А сейчас мы ещё запустили курсы для детей. И получаем массу эмоций, массу позитивных отзывов от родителей и детей, которые приходят к нам на курсы блогеров. Своему сыну я курс «продавал», он не понимал зачем, сидел играл на плейстейшене. Но пришел, потом привел двоих друзей и сказал – это лучшее, что было с ним за это лето.

Скажіть, особисто ви мільйонер?

Да.

Доларовий?

Да.

Читайте также: Интервью с основателем «Promodo» Александром Колбом: «Я сам человек из девяностых»

Про медіаобраз

Фото Ірини Деркач

У вас ще є власний ютуб-канал про IT-підприємництво «Большая рыба», де ви берете інтерв’ю в успішних бізнесменів. Як відрізняється experience інтерв’юера та інтерв’юйованого? Чи впливає це на вас зараз, під час нашої розмови?

«Рыба» занимает много времени. А сейчас много дел. Я пробовал привлекать человека, который писал бы мне сценарии, чтобы готовиться к интервью – не получается. Вчера или позавчера (інтерв’ю відбулося 7 вересня) Олег Гороховский, один из создателей Monobank, написал классный пост о блогерстве. У него там есть один из пунктов, он говорит: «Нельзя аутсорсить свой копирайтинг». Это же мои мысли. Мне нужно самому гостя изучить, изучить его подноготную. Я должен быть готов. Если он отвечает на вопрос определенным образом – нужно понимать, какой контекст за этим стоит.

Для вас бути інтерв’юером – якась психологічна потреба в прокачці себе?

Скорее, часть роли. Десять лет назад я впервые попал в Силиконовую долину, где учился – и пришел к нам дядя, лет, наверное, 60 вести курс онлайн-маркетинга. Я думал, чему он меня научит? А он начал с такой глубины, что я просто завалил – сидел в шоке. Оказалось, он преподаватель Стэнфорда и имеет несколько стартапов за плечами, соучредитель в двух миллиардных компаниях. Я подошел к нему в конце и говорю: «What the reason? Почему вы делитесь таким ценным опытом?» А он отвечает: «У нас такая культура – если я что-то знаю, я должен это отдать. Я выполняю тут свою роль». Этого не хватает в Украине.

Кто-то считает, что нашел манну небесную, вот, у меня идея – и я тебе не расскажу! Да идея не стоит ни хера. Пока ты её думаешь, Китай уже делает. Мои знания – это мой опыт. Я могу 200 раз рассказать как делать бизнес или проект, но ты попробуй повтори. Поэтому что здесь военного? Мне в «Рыбе» часто пишут: Саш, я благодаря тебе начал свое дело, я чему-то научился. Классно! Значит, я что-то сделал, чтобы в Украине стало больше предпринимателей – больше рабочих мест – больше налогов. Почни з себе.

З «Рибою» прослідковується дивна тенденція. Я не те щоб великий спеціаліст в цьому питанні, та все ж: кількість переглядів ваших відео на ютуб-каналі коливається від 1 тисячі до 232 тисяч, а в середньому, мабуть, кожне відео набирає тисяч 30-40 переглядів. При цьому, безвідносно до їхньої кількості, сума лайків та коментарів основної маси випусків найчастіше в межах 1% від переглядів, а то й менше. Є питання наскільки ці перегляди аутентичні та чи не слугують просто іміджу вас як різностороннього дуже комунікабельного успішного бізнесмена – але великим попитом насправді не користуються?

Я по лайкам не смотрел. Для нас один из KPI – количество подписчиков. Угадать какое видео будет давать классный результат достаточно сложно. Есть масса факторов: известность гостя, известность бизнеса, wow-effect, в который ты попал…

И если мы увидели, что идут вверх подписчики – мы можем добавлять достаточно нормальный рекламный бюджет, который работает и на подписку, и на просмотры. Я, наверное, хочу и миллионный канал, но если завтра у меня не будет 100 тыс. подписчиков – я буду спать спокойно. Миссия канала: развивать предпринимательство и показывать примеры ролевых моделей. Более того, я отказался от идеи искать только звездных гостей – потому что они уже были практически везде. Я ищу интересного гостя и интересный бизнес. Для меня важно, чтобы это была именно классная история, которую можно рассказать. Очень много каналов, которые заливают туда немереное количество денег.

Фото Ірини Деркач

Який бюджет «Большой рыбы»?

У меня день съемки 20 тысяч грн. 4 выпуска – это 80 тысяч плюс рекламный бюджет это тысяч 50. К тому же мое личное время, которое я трачу, а это день поездки в Киев вместе со съемочной бригадой. Если бы я хотел раздуть щеки, мог бы сказать – мой бюджет до полумиллиона.

Але ж це найперше робота на власний медіаобраз.

Не буду лукавить, для меня «Рыба» – возможность пообщаться с теми людьми, с которыми по линии Promodo нет предмета к общению. Я хочу сам кайфовать и многие гости мне говорят: слушай, я кайфонул от общения с тобой. Потому что я говорю о двух вещах – о бизнесе и копаю за живое. Людям интересны люди.

Пытаюсь раскрыть человека – что ты за личность, какими принципами руководствуешься. Про это «Большая рыба». Канал про IT, моя компетенция. У меня три высших образования, два из них айтишных. Мне говорили, Саша, очень узкая тема, мало подписчиков будет. Но я не лезу в то, в чем не являюсь профессионалом. Для меня это – продолжение меня. Я очень много времени трачу на «Рыбу», но сейчас 9 вечера, мы сидим в офисе – и я работаю на Promodo. Но если б я сегодня создавал канал – наверное я бы его не делал. Потому что не думал, что это настолько много выжирает времени.

Майже хобі.

Многие на хайпе пытаются поймать звезду, играются в блогеров и хотят создать из этого бизнес. Для меня это не бизнес. Это подпитка, творчество. У меня есть близкий друг, у которого производство типовых изделий. На Новый год его производственники, например, ставят в театре «Мастера и Маргариту». Потому что все люди – творческие. И если у тебя не хватает творчества в жизни, ты пытаешься найти его на стороне: покупаешь футбольный клуб, заводишь любовницу. В его случае это проявляется в том, что люди воруют. Воровство – это же тоже про творчество. Соответственно, лучше его сублимировать в театральную постановку, говорит он. Для меня «Рыба» и есть проявление творчества. Не будет её – пойду во что-то другое.

Дивовижним чином ви вже кілька разів підводите нашу розмову саме до наступної теми. Мені й робити нічого не треба. Тож далі…

Менять компанию крайне сложно, потому что уже есть свои устои. Но мы должны меняться. Мы должны создать культуру постоянных изменений.

Про творчість

Роботи Романа Мініна в офісі компанії. Фото Ірини Деркач

Важлива частина офісу – це Promodo Hub, де проходять різноманітні івенти. Ви, наприклад, зараз виступаєте як одна з локацій фестивалю Parade Fest, в рамках якого буде показана французька вистава. Простір Promodo наповнений роботами топових харківських художників та фотографів, тут проводиться кіноклуб. Нема сумнівів, що ця історія не про прибуток, хоча ціни на квитки деяких подій часом викликають питання. Звідки такий інтерес до арт-життя міста? Хоча це прекрасний інтерес, побільше б було подібних проявів взагалі.

Когда я учился в Киево-Могилянской бизнес-школе, мне сказали: Саш, при трансформации компании, самое сложное, что у тебя будет – перезагрузка культуры компании. Менять компанию крайне сложно, потому что уже есть свои устои. Но мы должны меняться. Мы должны создать культуру постоянных изменений. Особенно это ценно, когда живешь в Украине. Мы находимся в динамической среде. Более того, ещё IT меняется – выпал из него на пару месяцев, и ты уже не профессионал. Тебе нужно догонять. И хаб, и академия – про перезагрузку компании. Пространство тебя формирует. Нет смысла говорить про завоевание мира, если сидишь в подвале на деревянной табуретке. Вот почему мы в полноценном смысле не можем называться Европой…

Але в тому ж Будапешті багато бомжів.

Но там если с теми бомжами пообщаться – я думаю, качество общения с бомжом Будапешта и бомжом Харькова будут отличаться.

Тим сумніше це звучить.

Я говорю за совокупные вещи. Если мы хотим называться компанией номер один – мы должны быть номер один во всем. Это тоже про перезагрузку. Когда мы переехали в новое помещение – сюда – переехали только с техникой. Компьютер, который у меня был до карантина, я с тех пор даже не включил. Меня просят переслать фотку двадцатилетней давности – а мне не хочется. Ложки, столы, стулья, вилки – мы полностью утилизировали всё. Не сохранили музей. Мне не захотелось тащить старое в офис. Я хочу смотреть вперед, в будущее.

Зачем хаб? Он днем работает как зал для йоги, как зал для пинг-понга (только пока не купили теннисный стол), там проходят презентации и встречи с клиентами, мастер-классы. Это точно штука не про деньги. Но не отделима от Promodo. Через него мы подтягиваем креативный класс. «Выделяйся!» – это наш слоган. С переездом в новый офис у нас исчез срач на кухне. В старом он часто был – те же самые люди мусорили.

Простір тебе формує.

80% всего, что реализовано в офисе – это запрос сотрудников. Большие белые коридоры – сотрудники. Мы опрашивали харьковчан, с какими людьми, местами и цветами у них ассоциируется город. Мы не просто так все делали. Мы здесь проводим праздники для детей, от которых я кайфую. В прошлый офис мне было стыдно их звать.

Видатні харків’яни в просторі Promodo. Фото Ірини Деркач

Як батько двох дітей та людина з активною життєвою позицією, що успішно реалізовує себе в кількох сферах діяльності – скажіть, які виклики перед нами стоять як перед суспільством та чим слід зайнятися найперше, аби їх подолати?

Образование. Я готовлю своего сына учиться не здесь.

Але ж ви самі кажете про те, що зараз час відритої інформації та коли твоя самореалізація залежать лише від тебе. Банальний приклад – Стів Джобс та Марк Цукерберг не закінчили вищу освіту…

Они не закончили Стэнфорд. Я бы хотел рассказывать, что я бросил именно Стэнфорд. Это уже путевка в жизнь. Если поступили, они – уже!

Дещо стороннє, але важливе питання. У компанії Promodo був офіс в тому числі у Москві. Чи є він зараз, як і бізнес-зв’язки з країною-агресором?

Сейчас офиса в Москве нет. Не лукавя: мы закрыли бизнес в России в апреле этого года.

Тільки зараз?

Только вот сейчас. 4 года назад закрыли Яндекс. Мы были, наверное, самым большим его представителем в Украине. Я считаю, что не нужно путать отношения людей и стран. Есть стафф, который понимает что происходит и нормально общается. Среди причин закрытия бизнеса в России патриотизм тоже есть.

Але не на першому місці?

Ну, например, я невыездной за волонтерские дела. Доля стала не очень большая. Мы приняли решение – зачем бежать против течения, если можно быть в нем?

У вас не було внутрішнього роздвоєння: і волонтер, і бізнес в Росії?

К этому можно относиться по-разному. Не знаю, как ответить. Очень много продуктовых компаний, продукт которых без России не возможен. Им закрывать бизнес? А если они платят налоги и создают рабочие места здесь? Я даже в фейсбуке перестал писать про политику, она для меня табу. Я принял для себя решение, что в политику не иду. У меня очень много знакомых в ней, Давид Арахамия – мой близкий друг. Но политика для меня фу-фу-фу. Я не буду хвастаться тем, что закрыл бизнес в России в этом году. Хорошего в этом, наверное, мало. Я понимаю, что если напишу об этом, мне скажут – почему ты не закрыл в 2014 году? Поэтому я не пишу.

Я напишу.

Пишите. Не горжусь. Но свою дань я делаю, пусть каждый сделает хоть маленькую часть того, что сделал я – а потом будем судить. Я считаю, что создал много рабочих мест, плачу много налогов и что-то делаю для Украины.

Фото Ірини Деркач

Бліц! Яка ваша улюблена книга? В кількох інтерв’ю ви згадуєте відому «Багатий тато, бідний тато», але, думаю, для вас є ще знакові книги.

Посоветуй книгу – я крайне не люблю этот вопрос. Как ложка дорога к обеду, так и книга – нужна в определённом возрасте, под определенную проблему. Раньше я любил читать бизнес-литературу, сейчас – больше философскую

Наприклад?

Ну вот, из последнего – «Сунь-цзы», «Искусство войны» сейчас читаю. Мы сейчас переписываем стратегию компании и я нахожу очень много вещей оттуда – из войны. Стратегия – это же про то, как действовать в условиях неопределенности. Сейчас у меня нет потребности много читать. Часто слушаю подкасты, пока еду в Киев, подпитываюсь из ютуба. Я советую всем «Человек в поисках смысла» Виктора Франкла – гениальная книга.

А фільм?

Любимый фильм, наверное, «Собачье сердце». Его пересматривал 40 раз, я его цитирую. Много там мудрости, в глубине души сильно ненавижу совок, который там классно высмеян. И Евстигнеев гениально играет. Для меня кино – это возможность побыть с собой. Фильм, который будет настолько вовлекать, чтобы я ни о чем не думал. Но это может быть и блог.

Що по-справжньому круто у житті?

Наверное, прожить жизнь так, чтобы оставить след за собой. Чтобы было кому-то сказать тебе «Спасибо». Про Харьков – потому что мы тоже приложили к нему руку. Со временем начинаешь кайфовать от того, что отдаешь.

Тимофій Бінюков

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: