Тиргартенштрассе-4: как нацисты расстреляли пациентов Сабуровой дачи

16:55  |  04.08.2020

На въезде в рынок Барабашово в Харькове был установлен памятный камень, неприметный из-за стоящего рядом большого магазина. Он посвящен убитым пациентам психиатрической больницы Сабурова дача.

18 декабря 1941 года на пересечении современной улицы Академика Павлова и проспекта Юбилейный нацисты расстреляли и закопали 470 душевнобольных людей.

«Ты русский и беспартийный»

Вермахт

Через день после нападения Германии на СССР коллектив Украинского психоневрологического института (УПНИ), который размещался на Сабуровой даче решил создать на его территории военный лазарет. Было организовано 400 коек, а на работу направлены лучшие специалисты Харькова. Особое внимание уделялось изучению травм центральной и периферической нервной системы. 25 июня 1941 года институт и госпиталь были эвакуированы в город Тюмень.

Вывести душевнобольных пациентов Сабуровой дачи то ли не успели, то ли не планировали. Однако несчастных людей не бросили. Директор психоневрологического института по фамилии Изельсон попросил остаться с пациентами доктора Александра Алексеевича Игнатова. Его сын Юрий Александрович Игнатов вспоминал, что Изельсон пришел в кабинет к отцу и сказал: «Ты русский, беспартийный, тебе оставаться!». У матери была истерика, но отец был законопослушный, и тогда решили остаться всей семьей».

Читайте также: История Харькова: трагедия в харьковском госпитале в марте 1943 года

Порция ячменной похлебки в день

Вермахт

25 октября 1941 года немцы заняли Харьков. Игнатов продолжал руководить психоневрологической поликлиникой. На момент оккупации города в институте на Сабуровой дачи лечилось 1200 пациентов. С ними осталось 26 врачей и сотрудников, не успевших эвакуироваться. В первых числах ноября немцы стали использовать палаты института под лазареты, а больных размещали в непригодных для этого помещениях.

Оккупанты выбрасывали на улицу оборудование и им сделал замечание профессор Хоминский. За это его избил начальник немецкого лазарета. Новые хозяева жесткой рукой наводили свои порядки и не брали в расчет, что в больнице содержатся люди, требующие особого ухода и отношения. Угля для отопления хватало, а вот еды было мало. Немцы разграбили продуктовый склад, но не заметили три тонны ячменя. Поэтому пациенты получали в день по одной порции ячменной похлебки.

Такое отношение к душевнобольным вписывалось в рамки официальной политики нацисткой Германии, которая придерживалась программы «Тиргартенштрассе-4». Согласно ей ради очищения «арийской крови» следовала умертвить людей с психическими расстройствами и умственной отсталостью. Историки считают, что ее жертвами стало по меньшей мере 100 тысяч душевнобольных.

День расстрела

Вермахт

Один из эпизодов бесчеловечной политики нацистов произошел и в Харькове. После прихода советских войск Алексей Александрович Игнатов написал отчет в харьковское управление НКГБ и подробно описал этот ужасный день. По воспоминаниям Игнатова 18 декабря 1941 года в 6 часов 30 минут на территорию Сабуровой дачи въехало 10 закрытых грузовиков и 50-60 эсэсовцев, большая часть которых знала русский язык.

К тому времени в больнице осталось 470 больных, остальных выписали или перевели на содержание еврейской общины города. Старший офицер сказал врачам, что через два часа все пациенты должны сидеть в кузовах машин. Несчастных людей грузили без обуви и одежды, а немцы утверждали, что людей перевезут в Полтаву, где их ждут лучшие условия содержания.

После окончательного освобождения города начальник управления НКГБ Харьковской области, подполковник государственной безопасности Тихонов в своей докладной докладывал начальству:

«…машины отправлялись на восточную окраину города по Салтовскому шоссе к ранее оцепленному гестаповцами большому оврагу, расположенному в 1,5–2 км от института между поселком им. Кирова и русским кладбищем. Машины подъезжали кузовом к краю оврага, на дне которого был специально вырыт ров».

Несчастных людей выталкивали в яму и расстреливали из автоматов. Каждые 20 минут машины возвращались в больницу, грузились новой партией душевнобольных, которых увозили на убой. Через 2 часа казнь закончилась. Под угрозой расстрела Игнатова вынудили дать справку о том, что все убитые были вывезены в Полтаву. Получив документы, каратели забрали паспорта и ценности, принадлежавшие душевнобольным.

Читайте также: Задолго до Нюрнберга: Харьковский суд над нацистами

Расстрел красноармейцев

Вермахт

В феврале 1943 года в ходе операции «Звезда» советские войска освободили Харьков, но после контрудара немецких танковых дивизий СС, город снова оказался оккупирован. На время боев Сабурова дача стала госпиталем, в котором находилось 600 раненых красноармейцев. Ухаживали за ними Игнатов и еще пять врачей. Когда немцы ворвались на улицы Харькова, эвакуировать всех раненых не успели и 72 бойца попали в руки нацистов. Нацисты расстреляли их прямо на территории Сабуровой дачи.

В своем отчете Игнатов упоминал сотрудников больницы, которые ради спасения бойцов рисковали своими жизнями. Так во время первой оккупации Харькова дежурный врач Дьяченко и заведующий отделением Посолов записали восемь красноармейцев, оказавшихся отрезанными от основных сил, в психически больных. Об этом знал весь персонал, но никто не выдал своих. На следующий день «липовых» пациентов выписали, и они смогли свободно уйти.

Когда нацисты второй раз заняли Харьков, санитар Перемышлев укрывал офицера с ампутированными конечностями. До самого освобождения города он лечил и держал его у себя дома. Во время отступления нацисты попытались поджечь здание Сабуровой дачи, но сотрудникам Бутенко и Радину удалось погасить огонь. Однако немцы взорвали здания и практически его уничтожили. Из персонала больницы за время оккупации были убиты доцент Соболь и доктор Хаэт. От голода умер доктор Потебня.

23 августа 1943 года Игнатьев сдал свой отчет в органы НКГБ. После проверки в его действиях не нашли доказательств пособничеству нацистам, однако и не отметили заслуг. Впоследствии Александр Игнатьевич стал обычным врачом Сабуровой дачи, где проработал до 1969 года. Последние годы жизни он был психиатром в психоневрологическом диспансере Харькова.

Павел Брагин

Мой Харьков в Телеграме telegram ico, подпишитесь!

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: