Как жил Харьков в 90-е: первые опг, заложники, дележ Конного рынка

12:02  |  29.09.2020
Бандиты

Кадр из фильма "Чужая"

Украина вошла в независимость, как одна из самых развитых стран СССР с населением в 52 миллиона человек. Мы входили в первую десятку стран мира по выплавке металлов и добыче руд. Распад Советского Союза породил определенный вакуум, который стали заполнять преступные элементы.

Во многих странах постсоветского пространства расцвела организованная преступность, и Украина не стала исключением. Харьков быстро привык к новым терминам – бизнес, рэкет, разборки, братки. Как жил Харьков в 90-х, какими были самые громкие дела конца ХХ века и почему отдельные имена до сих пор не называют?

Консультантом мы попросили выступить Александра Марковича Бандурку, начальника Управления внутренних дел исполкома Харьковской области Совета народных депутатов 1984 – 2004 годах.

Читайте также: Как жили и развлекались подпольные миллионеры Харькова

Восьмилетняя заложница и курортные романы – громкие дела 90-х

Зародыши организованной преступности были еще и в Советское время. Распад страны просто дал им благоприятную почву. Первые организованные преступные группы появились в сфере бизнеса. Они занимались захватом чужой собственности, рейдерством государственных предприятий.

В Харькове от такой деятельности пострадали почти все НИИ, особенно работавшие на сферу обороны. Например,  НИИ «Электронно-вычислительных машин» объявили банкротом и продали. Позже выяснилось, что все это сделано искусственно. Но тогда кто-то приватизировал дорогостоящие оборудование и громадные площади и принес миллиардные убытки стране.

В это же время в Харькове появляется бизнес, который работает с заграницей.

Александр Бандурка вспоминает, что в начале 90-х в Харькове работал бизнесмен Александр Логвиненко. Ему принадлежала фирма «Бриг», занимавшаяся поставкой куриных окороков, прозванных в народе «ножками Буша». Фирма пользовалась льготами, потому что владелец зарегистрировал ее в Чернобыльской зоне. Это позволяло не платить пошлину при ввозе продукции.  Подобными схемами пользовались многие харьковские бизнесмены-политики.

Однажды группа злоумышленников решила поиметь много денег с небедного человека. У Логвиненко украли восьмилетнюю дочь. Для начала 90-х в нашем городе это была не просто новость – настоящая трагедия.

«Вся милиция стояла на ушах, — рассказывает Александр Бандурка — Каждый час шел доклад Масельскому Александру Степановичу (губернатору области в то время – Ред.) как идет поиск. Девочка возвращалась со школы, когда ее усадили в автомобиль и увезли. Как позже выяснилось, в Подмосковье, а с отца потребовали выкуп. Родители обратились в милицию. Преступников вычислили и задержали. Среди похитителей оказался один харьковчанин, который знал эту семью. Он и слил информацию подельникам». Тогда физически девочка не пострадала.

Еще одним громким делом в 1993 году была организованная группировка, промышлявшая на трасе Киев-Харьков-Донецк. Говоря официальным языком, «преступники имели все признаки организованной преступной группировки»: у них были четко распределены роли, кто вел разведку, кто был водителем, кто сбывал награбленное. Все они были вооружены. На руку банде играл тот факт, что в 90-х на трассе не было кафе или придорожных гостиниц. Все, кто следовал по дальним сообщениям, отдыхали в посадках. Отдельные граждане могли остановиться в гостинице «Харьков» или «Киев» — сейчас последней уже нет. Но даже они оставляли дорогие вещи в машине.

Залютинские хотели «держать» Благовещенский рынок, а покотиловские  —  Конный и чтобы никто к друг другу не лез. И потом они соревновались между собой, за право «крышевать» зарождающийся малый бизнес

«Тогда мы арестовали группу из семи человек. Двое было с Изюма, двое с Харькова, еще парочка с области. Пять из семи были ранее судимы. Также в составе группы была женщина. Она выходила на трассу – голосовала и просила подвезти. По дороге она выпытывала в потенциальных жертв, как далеко они едут, и где планируют останавливаться. Злоумышленница проезжала несколько сел и выходила, после чего ее подбирала машина с подельниками и она передавала информацию. Дорожных грабителей удалось поймать только на живую приманку – использовали мерседес начальника Управления милиции. Его номера поменяли на номера черниговского региона и через несколько неудачных поездок, все-таки, удалось «подвезти» женщину из трассы. Оперативники уже знали, где она встала и в какой автомобиль пересела. И таким образом вычислили всю цепочку. Мерседес поставили на ночь под Роганью. И ночью пришли грабители, при задержании пострадал оперативник  — ему прострелили ногу», — делиться Александр Маркович.

В Харькове работали и «залетные» ОПГ. Благодаря одной такой группе весь город узнал, что один из ректоров юридической академии коллекционирует картины.

«Дочка проректора юридической академии познакомилась на крымском курорте с мужчиной. Через время он приехал в гости, посмотрел на квартиру – она находилась на Пушкинской. А проректор коллекционировал картины известных художников. И через некоторое время девушка возвращается домой – квартира почищена, вместо картин  — рамы. Также исчезли драгоценности.

В ходе следствия выяснили, что это мошенник международного масштаба. Он работал еще с тремя злоумышленниками. И на тот момент они совершили кражи на просторах всего бывшего Союза. В задачи этого молодого человека входило знакомиться с «упакованными» девушками, добывать информацию и передавать ее подельникам. В этой группе были москвичи и харьковчане. В Харькове он тогда обворовал еще одну женщину, которая продала отцовскую квартиру и они «увели» выручку.

Что касается картин, то их вернули, а вот деньги бандиты уже успели потратить», — вспоминает Бандурка.

Читайте также: «Цыган», «Тушенка», «Белый»: аферисты в истории Харькова

Покотиловские, Новодомовские, Минводы, Залютинские – спортсмены и военные на службе у рэкета

Широко известные бандитские группировки получили свое название по районам или поселкам, где они орудовали. В состав таких ОПГ входили спортсмены, военные, и все те, у кого чесались кулаки и было желание красиво жить не работая.

Самая крупная группировка «Новодомовские» (их было несколько сотен) занимались, например, ситуативными задачами – вернуть долг, наказать барыгу, который залез на их территорию. На ее счету более 200 грабежей, разбоев, краж, афер, мошенничеств и 5 убийств.

Лидером новодомовских был известный спортсмен. Ребята «ходили на дела» под его чутким руководством. В остальное же время  — это были мелкие банды гопников, которых объединяли район проживания и любовь к спорту.

А вот залютинские «ходили» под Митрушей. Бандит с какой-то детской кличкой собрал под контроль несколько групп уличных бойцов, имевших коммерческие интересы даже в других городах на востоке Украины и поддерживавших тесные связи с авторитетами и группировками союзного значения и с серьезными сотрудниками органов МВД. Но банда долго не продержалась. Серьезных ребят сразили алкоголь и наркотики.

«Я бы эти группы даже не называл бы ОГП. Это мелкие пешки, шайки. Залютинские хотели «держать» Благовещенский рынок, а покотиловские  —  Конный и чтобы никто к друг другу не лез. И потом они соревновались между собой, за право «крышевать» зарождающийся малый бизнес. Они совершали большие преступления, но это не организованная преступность», — так этот вопрос прокомментировал Александр Бандурка.

Но вот было на счету Новодомовских дело, которое Александр Маркович недооценил. Ведь именно оно вырастило целого народного депутата. В 90-х в Харьков пришла новинка – игровые автоматы. Их с Москвы привез российский бизнесмен Михаил Алексеев. Однорукие бандиты заполонили все центральные гостиницы и рестораны. «Смотрящего» московский бизнесмен выбирает из местных – новодомовских. Им становится Дмитрий Шенцев.

По слухам, Шенцев, сразу «прикормил» правоохранительные органы, чтобы последние закрывали глаза на его бизнес. Игровые автоматы долгое время «кормили» братков.  Позже Дмитрий благодаря новодомовским просто отжимает у Алексеева бизнес и отправляет его в Москву. Игровые автоматы в городе стали принадлежать Новодомовским. Пройдет еще какой-то десяток лет и Дмитрий Шенцев войдет в Верховную Раду от Партии Регионов. Правда, новодомовские замашки у него останутся, то нападет на журналистов, то спикеру Литвину сломает микрофон.

По словам Александра Марковича, куда более серьезными людьми выступали авторитеты Матрос, Мосол, Жук, Корж.

«У остальных клички были куда менее благозвучны. Был еще такой.. Хотя, не будем трогать этого человека. Он крутил схемы, но много денег отдавал на благотворительность, сейчас остепенился, не будем называть этого человека», — решил Бандурка.

Каким был Харьков в 90-х мы можем представить. Больше всего пугает то, что сейчас мы снова наблюдаем подобное. Правоохранители все больше отчитываются о раскрытии преступных групп, которые занимаются рэкетом, нелегально сбывают большие запасы оружия и пользуются тактикой спецслужб.

Читайте также: Это же базар: как обманывают на харьковских рынках

Эксперты отмечают, что это связано прежде всего с войной в государстве, увеличением оружия, которое не всегда контролируется, и ослаблением правоохранительной системы.

Юлия Айдамирова

Мой Харьков в Телеграме telegram ico, подпишитесь!

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: