Боб Бассет: Объединение мира произойдет при нашей жизни и потуги тиранчиков станут бессмысленными

7:26  |  16.08.2016

Харьковская студия Bob Basset заслужила свой статус если и не мирового, то уж точно международного бренда, прославившись заказами для известных американских групп «Korn», «Slikpnot», а также дома моды «Givenchy». О мастерской Bob Basset писали в в Vogue International и The New York Times Fashion Magazine. Жуткие кожаные маски ручной работы, на создании которых специализируется Bob Basset, мелькали в рекламной короткометражке студии Ридли Скотта «Тhe Gift» и фильме о группе Metallica «Metallica Through the Never». По преданию, увидев одну из созданных харьковчанами масок, основатель киберпанка, писатель Уильям Гибсон сказал: «Возможно, это единственный стимпанк объект, который я видел». К слову, стоимость одной маски — от 1 тыс. долларов и выше: для Харькова удовольствие не из дешевых, для мировых брендов — это вообще не деньги. 

Жмите для подписки на mykharkov.info в Фейсбуке!

Студия Bob Basset ведет свою историю с 1989 года, когда два брата Олег и Сергей Петровы, решили создавать у себя в гараже уникальные изделия из кожи. Студия переживала взлеты и падения, в 2011 году умер Олег Петров, и Сергей продолжил дело «завоевания мирового величия» в одиночку. Когда я ехал на интервью, то ожидал увидеть несколько производственных цехов с десятком наемных рабочих, а увидел гараж, Сергея Петрова с ножницами в руке, скульптуру Олега Петрова, наблюдающую за происходящим, разбросанный инструмент, обрезки материала и недопитую бутылку виски в углу. Чувствуется, что здесь не фабрика, штампующая товар, а мастерская, в которой творческие люди создают уникальные вещи. 

Существует ли в Харькове местный рынок для эксклюзивного творческого продукта без прикладной цели, который Вы создаете? Есть ли здесь Ваш потребитель?

Потребитель – это нечто культурно взращённое. Помимо финансовых возможностей, он должен обладать некими культурными признаками. В Харькове, наверное, такого потребителя сейчас нет. В последний раз у меня были здесь продажи, в связи с коллаборацией с одним сетевым бутиком. Он появился в Харькове, мы сделали для них 15-20 предметов и на этом все закончилось. А нет, соврал, еще в Харькове есть сообщество мотоциклистов, с которым мы регулярно сотрудничаем. Иногда для этих клиентов мы делаем маски, которые дополняют их визуальную композицию.

У Вас еще было сотрудничество с Plarium, нет?

Ну, Plarium – это все-таки международная компания с офисом в Харькове. Мы с ними пересеклись просто потому, что находимся в одном городе. У нас было общение по поводу визуализации и создания дополнительных образов на основе их базового дизайна.

Ваш основной клиент на Западе?

Я называю моего клиента – англоязычный интернет. Каким-то образом нас находят по некой совокупности ссылок. Звезды шоу-бизнеса делали у нас заказы. Пару лет назад интернет просто полнился статьями о нас.

Если вы наберете Боб Бассет, у вас будет очень плотно все засажено, — много ссылок, много фотографий. Сказать, что мы неизвестны, было бы неприлично. Собака бассет появляется в поисковиках далеко не на первом месте, при том, что Боб – это стандартная кличка для бассета. Немного жаль бассетов, но так уж сложилось. А есть англичане, которых зовут Бассет, они, наверное, на нас злые.

Вы сотрудничали с американской группой Sklipnot, с музыкантами из KORN

Да, на концертах часто выступают в масках. Сессионный клавишник KORN Zac Baird был в нашей маске. Он купил одну из наших масок, а потом хотел со мной лично встретиться, но не учел размеров Украины. Он позвонил, говорит «Я в Киеве, приезжай», но я не поехал, все-таки 500 километров. Для Sklipnot мы сделали 6 или 7 масок.

13921111_10209625377613019_3953232969819805648_n

Музыкант Sklipnot Sid Wilson в маске Bob Basset


Как происходило сотрудничество со студией Ридли Скотта? И еще, если не ошибаюсь, был фильм о группе Metallica…       

Metallica заказала одну из наших масок для съемок своего фильма «Metallica Through the Never» в 2013 году. Они ее немного подкрасили.

Что касается Ридли Скотта, то речь идет о его студии, которая в 2009 году снимала в Москве небольшой рекламный фантастический фильм «Тhe Gift». Они сделали конкурс, смысл был в том, что независимым режиссерам давался набор фраз, из которых нужно было создать независимый фильм. Мы сделали 7 или 8 масок, они использовали только три и в течение трех секунд. Как нам позже объяснили, это было сделано для создания состояния, которое позволило всех зрителей включить в дальнейшую историю.

Скоро наша маска появится в новом фильме «The Dwarves of Demrel». Это краудфандинговое кино, которое снимается в Новой Зеландии. В фильме единственный герой-человек появляется в нашей маске, а все остальные герои — гномы, и они там просто в гриме.

Если вы наберете Боб Бассет, у вас будет очень плотно все засажено, — много ссылок, много фотографий. Сказать, что мы неизвестны, было бы неприлично. Собака бассет появляется в поисковиках далеко не на первом месте, при том, что Боб – это стандартная кличка для бассета. Немного жаль бассетов, но так уж сложилось.

Сотрудничаете с украинскими продюсерами?


Мы сами не обращались, а на нас не выходили. Может быть, завтра со мной будут о чем-то общаться, но пока нет информации.

Когда вы только начали вместе с братом заниматься изготовлением кожаных масок, что вас вдохновляло?

Вдохновляла необходимость создавать новое. Как бы цинично это не звучало, мы думали так: будем делать новое, кто-нибудь заинтересуется, купит, и мы сможем сделать что-нибудь еще. Создаем вещь, она продается, после этого мы делаем еще одну вещь. Основа вдохновения была, в том числе в этом.

Что вдохновляло эстетику вещей?

Господи, да бесконечная совокупность всего. Сказать, что вы сами разбираетесь в каких-то мрачных глубинах своего сознания – это было бы наивно, правильно? Конечно, есть какая-то культурная школа, литература и все остальное. Всего этого много и оно постоянно присутствует. Вдохновляет все вокруг: собаки, женщины, еда, отсутствие еды, фактура материала, ночные страхи…

Очень заметно, что мировой визуальный код в последние десятилетия стал более агрессивным, эсхатологическим, указывающим на какие-то психические девиации. Вы подхватили это?

Здесь сложно ответить. Чем я занимаюсь постоянно, — пытаюсь отследить воздействие своего творчества на мировой визуальный код. Такие цитаты я вижу достаточно часто, это меня радует. Долгое время изменения существующего визуального кода было моей внутренней задачей, а когда это было достигнуто, и я заметил кучу цитат, наступил период опустошения. Я знаю большое количество людей, которые вообще начали что-то делать, только потому, что мы что-то сделали. И пришлось срочно добавлять новую цель.

Вдохновляет все вокруг: собаки, женщины, еда, отсутствие еды, фактура материала, ночные страхи…

Мировое господство?

Все путают господство и величие, не пойму почему! Господство — это безусловная ответственность. Величие — это следствие господства. Обладая мировым величием ты …

Ни за что не отвечаешь?

Нет, ты все равно за что-то отвечаешь. Нельзя ни за что не отвечать. «Ни за что» – такого не бывает.

Не отвечаешь за все?

Да. Ты за что-то отвечаешь, но при этом созданное тобой продолжает порождать последствия. И последствия столь велики, что это становится абсолютным и мировым.

DSC_0738

Студия Bob Basset. Фото Mykharkov.info



Если посмотреть на все маски, на лучшие Ваши маски, то кто он, этот герой, чье лицо вы показываете миру?

Является ли это глубоким отображением моего внутреннего мира?

Я даже не о Вас лично спрашиваю. Может быть, он техноромантик или воин постапокалиптического мира…

Ты создаешь нечто и вдруг понимаешь, что с ним уже произошла какая-то история. Ее даже необязательно рассказывать зрителю, потому что для многих это уже история самостоятельная. Многие люди вытаскивают свои истории из наших предметов, и я этим совершенно доволен. Если герой зацепил зрителя, значит, я сделал все правильно.

Мне кажется, герой ваших масок живет в мире постоянной борьбы за выживание…   

Апокалипсис — это сексуально. Как известно, страх смерти вызывает жажду размножения. Люди постоянно ищут какие-то стимуляторы для себя, мы создаем их в визуальном характере, обладающем уникальностью. Для меня очень важно, что созданный предмет, даже если он не очень соответствует требованиям заказчика, создавал ощущение, что раньше ничего подобного не было.

Глядя на некоторые Ваши работы, я подумал, что если бы я сделал такой завершенный продукт, а ко мне пришел заказчик и сказал: «Вот здесь переделай, кнопочку переставь», я бы его просто подальше послал.  

Есть люди, которые с четкой уверенностью так говорят. Я не могу сказать, что я совсем уже не слушаю заказчика, это было бы неправдой. Есть некий набор технических требований, к которому мы прислушиваемся. Что касается визуальных требований, то мне кажется, мы все-таки заслужили право создавать вещи, которые отличаются. Если вам не нравится, значит, вы просто идете не к нам, а к кому-то другому и заказываете то, что вам нравится.

Апокалипсис — это сексуально. Как известно, страх смерти вызывает жажду размножения. Люди постоянно ищут какие-то стимуляторы для себя, мы создаем их в визуальном характере, обладающем уникальностью.

В каких западных индустриях востребованы маски? Это чаще шоу-бизнес или частные коллекции?  

И то, и другое. Мы создаем не так много, как хотелось бы. Чаще всего это люди, имеющие достаточные финансовые возможности и желающие чего-то нового.

thumb_brown-leather-_-brass-art-gas-mask-1

Маска студии Bob Basset. Фото с сайта студии.


Способен ли творческий человек быть бизнесменом? Как Вам удается это совмещать?

Я бы не сказал, что мне удается. Если бы это был чистый бизнес, мы бы делали недорогие маски до 50 долларов, поставили бы условия масс-маркета, распространили бы их по магазинам. Это все-таки в большей степени творчество, чем бизнес. Здесь не тот результат, которые люди ожидают от формулировки «бизнес».

Есть ли у вас маркетинговый план на год? Есть вообще какой-либо показатель, на который Вы хотите выйти?


Мои показатели связаны в первую очередь с распространением идеи техноромантизма. Мы смотрим на очередной этап достижения идеи мирового величия. Как показала моя жизнь, обыкновенные планы для меня вообще не работают. Я не могу поставить себе задачу купить машину. Я могу мечтать только о болезненных и, с первого взгляда, недостижимых историях.

Вы уже многого достигли. Какую планку теперь хотите перепрыгнуть?

Я хочу видеть все больше и больше следов нашей деятельности в визуальной коде современной культуры. И получить развитие техноромантизма, как термина и явления. В свое время мы решили называть это не стимпанк, не анималистика, не дизельпанк. Мы решили назвать это техноромантизм, потому что это единственный вариант, который позволяет получить свободу действий.

Глядя на эмоции масок, мне кажется, больше подходит термин «технохоррор»…      

Ну, вот видите, для вас «хоррор». Это очень субъективное восприятие. Техноромантизм – это реальные вещи нереальных миров. Понимаете, в чем дело? Многие видят черные маски и называют это фетишом. На самом деле, человек, который говорит, что у него нет фетиша , — он просто себе врет. У всех есть фетиш. Мы ими окружены, мы их детализируем, мы добавляем им новые несвойственные смыслы. Что такое фетиш? Это предмет, который наделен непрямыми, несвойственными ему функциями. Нефетешистов не существует.

Откуда вообще взялось у человека стремление скрывать свое лицо маской?

Если мы посмотрим на археологические раскопки, то увидим, что эта потребность пришла к нам с первобытных времен. Это попытка зафиксировать эмоцию, придать себе новый смысл. Например, ваше лицо никогда не выражало безудержную ярость. Как вы не пытаетесь состроить перед зеркалом эту эмоцию, у вас не получается. Вы примеряете маску, и вас какое-то время воспринимают определенным образом.

На самом деле, маски носят все. Я даже не хочу говорить про современных женщин потому, что любой макияж — это уже маска. Путем применения живописи, искусства цвета и тени, человек становится другим, по сути — это человек в маске. То же самое происходит с мужчинами, когда мужчина, например, отращивает усы или делает короткую стрижку вместо длинных волос — это визуализация. Мы хотим рассказать о себе некую историю. Это естественное распространение информационного кода. Это свойство человеческой природы. Мы такими образом коммуницируем с миром и людьми вокруг нас. С моей точки зрения, страсть к маске более естественна, чем ее отсутствие.

Многие видят черные маски и называют это фетишом. На самом деле, человек, который говорит, что у него нет фетиша , — он просто себе врет. У всех есть фетиш. Мы ими окружены, мы их детализируем, мы добавляем им новые несвойственные смыслы. Что такое фетиш? Это предмет, который наделен непрямыми, несвойственными ему функциями. Нефетешистов не существует.

Почему тогда у нас утрачена культура маскарада?

По очень простой причине: семьдесят лет Советского Союза. Это было идеологическое общество, в котором свобода мысли пресекалась жесточайшим образом. Класс, способный к креативному мышлению, при каждом своем появлении задавливался, вспомним, например, шестидесятников. За всю историю Советского Союза можно найти только 25 лет стабильного существования общества. Было только одно поколение, условно с 1960-го года по 1985 год, которое существовало в одной социально-экономической конструкции. А до этого была попытка завоевания мира, которая обернулась Второй мировой войной, сталинские репрессии, гражданская война, кошмары с бесконечным количеством жертв.

Для того, чтобы появился хороший карнавал, нужна культура. Сейчас эти процессы происходят. Мы далеко не единственные в Украине, кто делает маски. Мы далеко не единственные, кто качественно работает с кожей. Есть уже несколько имен из Украины, которые выходят на международный уровень.

Свободный доступ к информации порождает культурные среды, которые порождают системно-зависимые потребности, которые, в свою очередь, порождают те или иные результаты.

Если мы посмотрим на рождественские сельские гулянья, которые сохранились на Западной Украине, то там маскарад остался. К сожалению, на Слобожанщине огромные пласты традиций были выкорчеваны голодомором. Народонаселение, жившее в сельской местности, целенаправленно уничтожалось. Из всех заговоров, я больше всего верю во «всемирный заговор дебилов», поэтому не хочется верить, что люди могут быть такими абсолютными мразями, но есть версия, что это было целенаправленное уничтожение крестьянства с его традиционным укладом, и поэтому мы не имеем того, о чем вы говорите.

thumb_bob-basset-black-cthulhu-art-leather-mask-3

Маска Bob Basset. Фото с сайта студии.



Что будет происходить с миром дальше? Какова Ваша попытка прогноза?

Все очень просто. Первое: я техноромантик. Второе: я оптимист-глобалист. Оптимист потому что я на самом деле думаю, что все будет хорошо. Несмотря ни на какие ужасы, человечество — это невероятно здоровый организм, у которого просто фантастический, эволюционно подкрепленный, запас прочности и выживаемости. Потому что мы научились преодолевать огромное количество сложных кризисов путем создания эффективных систем коммуникации. А глобалист я, потому что считаю, что в обозримом будущем мир объединится. Он уже объединяется, произошло системное распределение ролей по тем или иным функциям, происходит выделение определенных классов, типичных для всего мира. В какой-то момент объединение мира произойдет, причем при нашей с вами жизни. Все эти потуги тиранчиков просто закончатся, станут просто бессмысленными.

Абсолютное большинство людей — это хорошие люди, которые хотят, чтобы им было хорошо и вокруг них было хорошо, и когда таких людей много, получается более-менее нормальная среда. Всегда будут фронтиры отношений. Эволюционно мы выжили только потому, что у нас есть огромное количество решений на огромное количество задач. Исходя из этой формулировки, среди нас есть множество индивидуумов, которые решают задачи агрессивно-наступательным методом. Я очень надеюсь, что для них скоро будет доступно свободное освоение открытого космоса. Люди, склонные к фронтирам внутреннего мира, — мы, творческие люди, продолжим заниматься тем, чем занимаемся. Консервативный фильтр будет с ненавистью отбрасывать новые идеи, а потом перерабатывать и допускать в жизнь жизнеспособные. Все будет идти своим чередом.

Для того, чтобы появился хороший карнавал, нужна культура. Сейчас эти процессы происходят. Мы далеко не единственные в Украине, кто делает маски. Мы далеко не единственные, кто качественно работает с кожей. Есть уже несколько имен из Украины, которые выходят на международный уровень.

Возможно, скоро мы увидим постчеловечество? 

Человечество рассматривает мир антропоцентрично, мы зациклены на себе. Надо запомнить одну простую штуку, человечество — это частный случай эволюции. Есть некий горизонт познания, и то, что происходит за ним, оно за гранью понимания человека. Так вот, у эволюции есть и там что нам показать. Можно зайти за этот горизонт. Эволюция — она не плохая и не хорошая, она просто происходит. В каждом новорожденном человеке порядка 100 мутаций от предыдущей пары родителей, иногда они пагубны, иногда эффективны, но накапливая знания, мы стимулируем наиболее эффективные мутации. Все будет происходить наилучшим путем. Возможно, очень скоро мы увидим постчеловечество, как какое-то новое ответвление.

Беседовал Андрей Войницкий.

Нажмите и читайте mykharkov.info в Фейсбуке!

Смотрите также новости и афишу Харькова.

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.