Сварщик, бизнесмен, программист: истории харьковчан, уехавших на заработки в Польшу

15:00  |  06.11.2018

Польша далеко, Польша рядом. Останови на улице любого, задай вопрос — и кажется, каждый второй, расскажет, как у него уехал в Польшу родственник или друг, на время, или навсегда.

В последние двадцать лет на заработки в Польшу традиционно ездили из Западной Украины, в основном на стройку или сезонные работы в сельском хозяйстве. В последнее время из-за быстрых темпов развития Польша получила громкое название — «восточноевропейский тигр», и вся Украина ринулась туда. В Польше официально работает уже около миллиона украинцев, а неофициально — как минимум, два. По оценкам экспертов, до конца 2019 года поработать к восточному соседу могут уехать еще до 3,5 миллионов украинцев. Немало среди них и харьковчан.


Действительно ли Польша открывает большие возможности для наших соотечественников? Разобраться в этом нам помогут несколько историй харьковчан, которые уехали в Польшу и начали строить там свою жизнь и карьеру. Не все из них согласились назвать свои имена, однако все истории правдивы, очень типичны и в тоже время уникальны.

Алексей Боровской, бизнесмен, 36 лет

Опций для обычного «заробитчанина» здесь немного. Лучше говорить правду, как она есть. Без знания языка можете не рассчитывать на высокую зарплату, те самые легендарные «1000 евро», слухи о которых бродят по Украине, как когда-то призрак коммунизма по Европе. По крайней мере, так утверждает 36-летний бизнесмен Алексей Боровской, бывший харьковчанин ныне перебравшийся в Варшаву.

«Без востребованной специальности и высокой квалификации вы будете зарабатывать долларов 500-600 в месяц», — говорит Алексей. Возвращаться в Украину он не собирается, не видит перспектив для себя в родном Харькове. К нему в Варшаву приехали отец и двоюродный брат, помогают в семейном бизнесе.

Спрашивают: когда тебе надо выехать? Тогда, конечно, постараюсь выплатить в срок, подожди. Звони, обязательно звони. Наши строители звонят — в ответ тишина. Иногда целая бригада (по 6-7) человек возвращается домой в Украину без половины последней месячной зарплаты.

Алексей начинал с нуля. Он приехал в Польшу в сентябре 2014-го вместе с женой и маленькой дочерью, которой в тот момент было 1,5 года. Как вспоминает сейчас, улыбаясь, его супруга: «Если бы знала, как на самом деле у нас обстоят дела с финансами, то никогда бы не согласилась на переезд».

Первое время было тяжело. Ему помогла холодногорская, спортивная закваска и прирожденный бизнес-талант. Дополнительная и мощнейшая мотивация — семья (любимая жена и ребенок, ради которых Алексей готов работать 24 часа в сутки, 7 дней в неделю).

В Харькове Алексей занимался бизнесом, перегонял машины из Польши в Украину и Россию. А в феврале 2013 года зарегистрировал фирму в Варшаве. Это и стало одной из причин переезда в этот город.

Прежде всего надо было найти жилье и заработок. Алексей начал с самой нижней ступеньки на мигрантской эволюционной лестнице — уборка листьев на улицах. Сейчас у него своя фирма (с каналами на YouTube и Instagram). Алексей занимается оформлением документов для мигрантов, плюс рекрутинговые услуги и небольшой строительный бизнес. По его словам, одна из главных проблем  работы в Польше — «обман и кидалово». Очень часто поляки ведут себя подло по отношению к украинцам. Но и сами украинцы друг к другу относятся порой не лучше. Надо быть настороже и держать ухо востро.

Читайте также: На личном опыте: 25 советов, как найти первую работу в Харькове

Денис, 37 лет, сварщик

В Харькове Денис несколько лет работал сварщиком на заводе, а еще раньше, до кризиса 2008-го года выступал в качестве диджея в ночных клубах.

Семьи у Дениса пока нет. Зарплата на родном предприятии оставляет желать лучшего. Жил на ХТЗ. Документы для заезда в Польшу оформлял еще до безвизовой эпохи, со скидкой, через знакомых. Сначала приехал работать «на белую». А потом произошло то, что часто случается с нашими мигрантами. Приезжая в Польшу, многие из них понимают, что самый реальный ближайший заработок — это стройка. У кого-то был опыт работы на стройке, но давно. Говорят прорабам — все умею, все смогу. Проходит время… На прием объекта приходит заказчик (поляк). Смотрит на то, что сделано. Крутит отрицательно головой. Переделывайте, что вы тут натворили — за свой счет. Такие случаи не единичны.

В итоге Денис решил перейти на другую фирму, работать неофициально, «на черную». А это как рулетка, есть свои острые подводные камни. Часто хозяева ждут, пока подойдет к концу рабочая виза или срок пребывания по биометрическому паспорту. тянут с выплатой последней зарплаты. «Спрашивают: когда тебе надо выехать? Тогда, конечно, постараюсь выплатить в срок, подожди. Звони, обязательно звони. Наши строители звонят — в ответ тишина. Иногда целая бригада (по 6-7) человек возвращается домой в Украину без половины последней месячной зарплаты», — рассказывает Денис.

Но не все так мрачно. Практика показывает, что условная статистика кейсов на стройке — 50 на 50. Можно хорошо заработать (даже 4-6 тысяч злотых в месяц).

Денис решил, что стройка — это не его. Лучше идти по своей специальности — сварщиком, зарплата выше. Для этого ему надо подтвердить сертификат и сделать его официальный перевод на польский, поэтому Денис временно вернулся домой и копит деньги, чтобы еще раз отправиться в Польшу.

Около 90% мигрантов из Украины устраиваются на черновой или низкооплачиваемой работе, но есть и исключения, например, IT-сектор.

Борис, программист, 37 лет


Борис в юности переехал в Харьков из другой области, жил на Новых домах, учился в Каразинском университете. Нашел здесь друзей и первую жену. Потом были разные города, и наконец Киев, а в «Первой столице» по-прежнему живут родители.

Как попал во Вроцлав? Жена устроилась на работу в одной из международных фирм по программному обеспечению (банковский сектор). Три года пара с двумя детьми 3-х и 5-ти лет  живет в этом красивом и небольшом по меркам Харькова и Киева городе.

Подход в семье европейский — жена работает, муж сидит дома с детьми. Сына и дочку устроили в «жлобек» (ясли) и «пшедшколу» (детский сад). Борис учит английский и немецкий — активно ищет возможность утроиться по специальности. Пара не хочет оставаться в Польше навсегда. Дальнейшие планы — Западная Европа.

Борис просит всех интересующихся переездом в Польшу учитывать некоторые негативные аспекты. Прежде всего, речь о польской бюрократии. Она работает часто со сбоями и некачественно.

Например, «карты быта» (право на длительное пребывание в стране) для детей во Вроцлаве пришлось ждать очень долго — год. Иногда могут вообще отказать в получении этого документа по непонятной и нелогичной причине. Многое зависит от того, в каком городе и в каком воеводстве вы подаете документы.

Важный вопрос — квартирный. Многие поляки не хотят иметь дело с мигрантами. Важное значение имеет «кауция» (денежный залог). Когда заезжаешь в квартиру, ты должен заплатить хозяину за первый и последний месяц проживания. Если он посчитает, что ты что-то испортил в его жилье, назад деньги не получишь.

Большинство украинцев не зарабатывают столько, чтобы снимать квартиру в одиночку. Поэтому очень часто люди живут вместе в одной квартире (это чуть дороже хостела, но удобнее). Ваш сосед или соседи могут оказаться не таким приятными, как казались. Да еще и выплату за квартиру вдруг начнут задерживать, или внезапно съедут.

Еще одна проблема — смог. Горький, едкий, очень опасный для здоровья дым. В Польше смог приобрел масштабы национального бедствия. Зимой, когда наступают холода, страна укрывается плотным белым ядовитым дымом. Здесь нет настолько всеобщей и разветвленной системы центрального отопления, как в Украине, газ стоит дороже и каждый топит свой дом, чем может. Часто дешевым углем с вредными примесями и разными бытовыми отходами.

Читайте также: Украинская молодежь в Польше: почему «будущее нации» не хочет возвращаться домой

Антон, врач, 34 года

Наш собеседний попросил не указывать его имя в прессе, назовем его Антон. Он жил в центре, в районе Госпрома. Антон родился в семье врачей, а это одна из самых востребованных профессий в мире. Харьковские доктора часто уезжают в поисках лучшей доли в Чехию, ЮАР, Израиль, Германию и другие страны.

В Польше похожая ситуация. Медицинские работники погнались за «длинным евро» в Швецию, Британию, Германию, Францию. В стране уже сейчас ощущается острый недостаток специалистов. Иногда, чтобы попасть на прием надо ждать 3 месяца, а иногда и 3 года. Не хочешь ждать, — иди в частную клинику. Там врач осмотрит тебя за 150 или 250 злотых.

Год назад Антон переехал в Польшу, поселившись в одном из воеводств на Балтийском побережье. На новом месте ему нравится, уезжать пока не собирается. Привлекает климат, географическое расположение города.

Чтобы начать работать врачом в Польше, нужно выучить язык и подтвердить украинский диплом (нострификация). Этот процесс у Антона занял год, что считается очень хорошей ситуацией, поскольку нострификация может длиться намного дольше. По словам Антона, количество успешных кейсов нострификаций врачей из Украины составляет не более 25%. Врачу пришлось заново сдавать очень многие экзамены.


Антон не считает себя эмигрантом. Он просто расширил свои возможности. В еде неприхотлив, много денег не тратит, снимает квартиру. Пока проходил нострификацию, работал официально в «шпитале» (больнице) ассистентом врача. Теперь  перешел на полноценную должность. Впереди — новые экзамены и проверка на профпригодность.

Тарас, 36 лет, в поиске работы

Тарас родом с Рогани. Он человек ищущий, интересуется разными аспектами жизни. Увлекается йогой, мечтает стать тренером. Бегает по утрам, воспитывает 14-летнюю дочь.

Главной сферой деятельности в жизни для него давно стал общепит. Он человек энергичный, контактный, активный, позитивный. Кажется, профессия бармен придумана специально для него. Со временем Тарас дорос до руководителя и совладельца нескольких кафе и ресторанов.

В последние годы проекты по разным причинам пришлось закрыть. Тарас решил попытать счастья за границей. Он открыл с друзьями бар во Вьетнаме, потом полгода работал в Южной Корее грузчиком на почтовых складах. Вернувшись из Азии, он проанализировал ситуацию. Принял решение — надо ехать в Европу.

Работу обычно ищет через интернет, в частности через группы в соцсетях. Посредники берут минимум 250, 300, а то и 500 евро за услуги. Предлагают самые разные варианты (сбор ягод, стройка, работа на складах, сортировка стеклотары, вещей секонд-хенд, работа на конвейере).

Сначала думал ехать в Германию, но не сложилось. Тогда решил по биометрике ехать в Польшу. Снял комнату в хостеле в Варшаве на четыре дня. За это время, гуляя по польской столице, мужчина искал разные варианты, но по зарплате все казалось мало. В Южной Корее платили больше.

Тарас думал пойти работать таксистом в Uber, но в итоге выбрал другой вариант. Через соцсети нашел работу на куриной ферме в Швеции. Посредники брали за трудоустройство 250 евро, и Тарасу удалось договориться, что эту сумму вычтут из его первой зарплаты.

Чтобы попасть в Швецию ему пришлось приехать под Гданьск, и там два дня собирать сорняки на поле. Так он заработал билет на паром и 200 злотых на карманные расходы.

Польша запала мужчине в душу, особенно варшавянки. Очень впечатлила Варшава, —  динамично развивающийся город, который равняется на Берлин. Тарас рассматривает, как один из вариантов, возможность вернуться в Польшу и получить «карту побыта».

Мир становится глобальнее и стремительнее, границы прозрачнее, и у каждого из нас есть шанс схватить удачу за хвост в любой точке земного шара.

Иван Буйный

Нажмите и читайте mykharkov.info в Facebook и подписывайтесь на наш Телеграм!

Смотрите еще новости и афишу Харькова.

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Новости Харькова

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: