Шебелинское восстание 1829 года: как харьковские крестьяне с царскими уланами воевали

15:40  |  01.09.2020
Селянське повстання

Сегодня село Шебелинка Балаклейского района известно только мощным месторождением газа. Однако в 1829 году оно прославилось на всю Российскую империю. В этот год слобожанские крестьяне восстали против злоупотреблений царской военной администрации. В окрестностях Шебелинки селяне сражались с частями регулярной армии и выдерживали артиллерийские картечные обстрелы.

Военные поселения

Военные поселения

Осенью 1828 года жителям 15 казенных селений и хуторов Змиевского и Изюмского уезда зачитали царский указ о переводе их в военные поселенцы. 8354 человек оказались приписаны к Серпуховскому уланскому полку 2-й уланской дивизии. Теперь все местные мужчины в возрасте от 18 до 45 лет будут рекрутами для комплектования этой части. Дети мужского населения зачисляются в канонисты (сыновья нижних воинских чинов) и после совершеннолетия обязаны к военной службе.

В Меловую крестьяне слобожанских сел шли под плач матерей и жен, которые думали, что навсегда прощаются со своими мужчинами.

Поселенцы должны содержать здания, принадлежащие полку, обеспечивать его провиантом и лошадьми. Все годные к службе мужчины зачислялись в резерв. Крестьянам расписывали плюсы их нового положения, но они знали, что, по сути, поселенцы – это военные крепостные, для которых телесные наказания и постоянная муштра привычное дело. Подтверждали это и постоянное восстание против такой системы, вспыхивающие по всей Российской империи.

Читайте также: Иван Сирко против харьковцев: почему в 1668 году легендарный атаман штурмовал Харьков

Слухи и сбор в слободе Меловая

 Украинские крестьяне

Реорганизация шла медленно и среди крестьян ходили слухи, что ситуацию спустят на тормозах. Штаб нового полка находился в Балаклее. Волостные и сельские правления переделали в комитеты. В них ввели по одному вахмистру и по два полковых ефрейтора. Ротмистр Молчанов занимался переписью крестьянского имущества, составлял списки крестьян и на бумаге делал все назначения.

Крестьяне все еще не верили, что теперь они военные поселенцы, но их уверенность развеялась 23 мая 1829 года. В этот день отрядный начальник военного поселения в Украине генерал-майор Коровкин объявил приказ: всем действующим и резервным эскадронам, служащим инвалидам и канонистам явится на смотр в слободу Меловая.

Селяне поняли, что спокойная жизнь закончилась. Народ заволновался, появились слухи, что всех забреют в уланы и отправят на службу в далекие края. В Меловую крестьяне слобожанских сел шли под плач матерей и жен, которые думали, что навсегда прощаются со своими мужчинами.

Жители села Шебелинка и соседней слободы Михайловки идти на смотр отказались. Это были потомки крестьян, которых в XVIII веке переселили на Слобожанщину из Центральной России. Мятежники арестовали представителей власти и выбрали себе атаманов. Ими стали Петр Квантунин и Кузьма Ведерников. В соседние села восставшие рассылали воззвание поддержать их. До историков дошло письмо к крестьянам слобод Веревкиной и Покровской.

В нем говорилось: «Почтеннейшие старики слобод Веревкиной и Петровской. Мы ныне находимся в слободе Шебелинке и учинили всеми селениями бунт, которые отошли к округу военного поселения, чтобы не даться в уланы, а потому всепокорнейше просим вас, почтеннейшие старики, и сделайте меж себе твердую согласия и сколько можно поспешить более прибыть в означенную слободу Шебелинку для общей нашей согласии…».

В своем рапорте Горголи отметил, что шебелиснкие бунтари дисциплинированы, хорошо организованы. Пьяных среди них не было, а две винных лавки, которые были в селении охраняли караулы.

За несколько дней в Шебелинке собралось три тысячи крестьян, вооруженных кольями, косами и охотничьими ружьями.

Подступы к селению усложняли холмы и неширокие ущелья, а лагерь восставшие разбили на выгоне возле кладбища. Все подходы к нему были перекрыты баррикадами

Читайте также: «Кровавая Пасха» 1872 года: почему на улицах Харькова избивали полицейских и убивали горожан

Штурм

Уланы

Ночью 26 мая в Балаклею прибыл генерал Коровкин, который решил атаковать восставших силами нескольких эскадронов Серпуховского уланского полка. Утром следующего дня 336 всадников с опущенными пиками напали на лагерь рядом с Шебелинкой. Мятежники не разбежались, а вступили с кавалеристами в рукопашную схватку. 23 улана получили серьезные раны, а среди восставших появились первые убитые.

После первой крови крестьяне решили стоять до последнего. Генерал Коровкин не ожидал такого сопротивления и три последующих дня не предпринимал никаких действий.

К 30 мая под Шебелинкой разбила лагерь вся 2-я уланская дивизия, усиленная батарей конной артиллерии. Сюда же прибыл гражданский губернатор Василий Муратов, а также генерал-лейтенант и сенатор Иван Горголи, находившийся в Харькове с ревизией.

Сенатор Иван Горголи и губернатор пытались договориться с бунтарями. Высокие начальники пришли в лагерь и зачитали царский приказ о переводе селян в военные поселенцы.

Горголи показал в сторону пушек и сказал, что если они не сдадутся добровольно, то их заставят сделать это силой. Крестьяне подвели переговорщиков к трупам, убитых в бою с уланами товарищей, и ответили, что если их не оставят в покое, то они лягут рядом с ними, но не покорятся.

В своем рапорте Горголи отметил, что шебелиснкие бунтари дисциплинированы, хорошо организованы. Пьяных среди них не было, а две винных лавки, которые были в селении охраняли караулы.

Сенатор написал: «При безвластии и имея искушение, они все оставались трезвы. Генерал Коровкин объявил, что все раскаявшиеся могу покинуть лагерь. На его призыв откликнулось несколько женщин и детей.

На рассвете 31 мая восставшим снова предложили сдаться. После их отказа заговорили пушки. В сторону лагеря артиллерия произвела 23 выстрела картечными зарядами, рассчитанными на уничтожения живой силы противника. После обстрела в пешем строю пошли уланы. Первая шеренга делала залп из карабинов.

После выстрела он уходил на перезарядку под защиту пикинеров, а на выстрел выходила вторая шеренга. В таком строю уланы теснили мятежников, которым противопоставить что-то хорошо вооруженному и обученному противнику было нечего. Они были подавлены картечным огнем, но продолжали сопротивляться. Уланы оттеснили восставших к центру Шебелинки, где те сдались.

В докладе Горголи говорилось, что на месте боя погибло 52 крестьянина, позже от ран скончалось еще 28 человек. Из 100 раненых, отправленных в госпиталь – умерло 29 человек. Уланы потеряли 50 человек ранеными. Однако эти цифры не отражают действительности. Только в госпиталь Андреевки привезли на лечение 400 крестьян.

Расследование и наказание

Уланы

Вести следствие по Шебелинскому восстанию император доверил Ивану Горголи. Сенатор обвинил генерала Коровкина в жестокости и указал в отчете, что в мятеже есть и большая доля вины начальства. В рапорте причинами восстания он назвал: «нерасположение крестьян к переходу в военные поселяне» и «несоблюдение достаточной осторожности при введении новых порядков и вследствие непринятия своевременных мер предосторожности для сохранения спокойствия среди населения».

Горголи разделил арестованных бунтовщиков на две категории: 50 зачинщиков и 163 менее виновных. Последних он предложил простить, и царь согласился. Атаманов Степана Демина и Кузьму Ведерникова приговорили к пожизненной каторге, а оставшихся 48 человек выслали в Елисаветград, где их зачислили в местные эскадроны 3-й уланской дивизии.

Читайте также: Как уроженец Старого Салтова Кондратий Булавин с казаками Изюма за соль воевал

За перегибы, которые привели к восстанию генерал Коровкин и несколько высокопоставленных офицеров отстранили от командования.

Павел Брагин

Мой Харьков в Телеграме telegram ico, подпишитесь!

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: