Любовь, физика, террор: как жил в Харькове Лев Ландау

11:31  |  19.02.2021
Лев Ландау

Лев Ландау

Стою на остановке. Холодно. Полчаса нет трамвая. Народ нервничает. Девушка, стоящая рядом вызывает такси и говорит адрес: «Проспект Льва Локдаун», потом внимательнее всматривается в надпись: «Льва Лан-да-у».

От нечего делать люди на остановке начинают мусолить тему переименований улиц. Кто такой Ландау, похоже, никто из них не знает. Кто-то все-таки говорит, что был такой ученый, про него еще кино в Харькове снимали. «Похабный был академик!» — слышу с другой стороны. 

Проспект  50-лет СССР в Харькове переименовали в проспект Льва Ландау в 2015 году. Теперь этот проспект носит имя великого ученого, работавшего в Харькове с 1932 по 1937 годы. В Харькове Ландау сделал многие свои открытия, встретил верных друзей и любимую женщину.

Всю жизнь считал своим учителем Нильса Бора

Нильс Бор

Нильс Бор

Будущий Нобелевский лауреат Лев Ландау родился в Баку в 1908 году в семье инженера-нефтяника. Еще в школьные годы проявились его выдающиеся математические способности – к тринадцати годам он уже умел дифференцировать и интегрировать, в школе делать уже было нечего (правда, за сочинения больше тройки не получал).

В 14 лет Лев Ландау поступает сразу на два факультета Бакинского университета – на физико-математический и химический, а через два года, учитывая великолепные успехи в учебе, его переводят в Ленинградский университет на физическое отделение. В Ленинграде Ландау очень много работает самостоятельно, как он позже вспоминал – ночью начали сниться формулы. В девятнадцать лет он уже заканчивает университет и поступает в аспирантуру. А еще через два года Льва Ландау в составе небольшой группы молодых ученых отправляют в заграничную командировку. Эта поездка сыграла очень важную роль в становлении его как ученого. Там он знакомится со многими выдающимися физиками, в том числе с Нильсом Бором и Альбертом Эйнштейном. Нильса Бора он всю жизнь считал своим учителем.

Вернувшись с этой командировки, Ландау привез не только новые научные знания, но самое главное, он привез с собой удивительную атмосферу коллективного научного творчества, царившую среди физиков-теоретиков. Практически ежедневно происходил обмен новыми идеями, научные дискуссии переходили в эмоциональные споры и никто не обижался на критику.

Спорят везде – за столом, у доски, на улице, на отдыхе, в транспорте. Шутки, каламбуры, розыгрыши – непременные составляющие научных дискуссий. Это было что-то новое, совсем не похожее на укоренившийся в сознании многих поколений стереотип кабинетных ученых-затворников. По-видимому, вернувшись в Ленинград, Ландау не захотел работать так, как было принято раньше, начались конфликты со «старшими». Может быть, поэтому он и оказался в Харькове.

В 1930 году в Харькове был открыт Украинский физико-технический институт (УФТИ), первыми сотрудниками которого стали бывшие молодые ученые Ленинградского физтеха. Практически все они побывали за границей, во всемирно известных научных лабораториях. Возглавил институт И.В. Обреимов. В 1932 году он пригласил Льва Ландау на должность заведующего теоретическим отделом, и очень скоро Харьков становится центром советской физики.

Сюда приезжают ученые из многих городов Советского Союза, из других стран. Бурлит научная жизнь не слабее, чем у Нильса Бора в Копенгагене: совместные постановки экспериментов, горячие споры, обсуждение результатов, обмен научными идеями, доклады, семинары. С особым воодушевлением Ландау занимался подготовкой к международной конференции по теоретической физике, которая состоялась в Харькове весной 1934 года. На эту конференцию приехал сам Нильс Бор!

В ХФТИ Ландау впервые увлекся экспериментальной физикой, начал тесно сотрудничать с экспериментаторами, для которых помощь теоретика – залог успеха. В институте в то время проводились фундаментальные исследования по физике низких температур. Близкий друг Льва Ландау Лев Шубнин создал первую в СССР хорошо оборудованную криогенную лабораторию, эксперименты в которой проводились круглосуточно, днем и ночью. Часть оборудования для этой лаборатории он с женой Ольгой Трапезниковой привез из зарубежной научной командировки.

В ХФТИ тогда проводились революционные эксперименты по изучению магнитных свойств вещества вблизи абсолютного нуля, по изучению сверхпроводимости чистых веществ и сплавов. Здесь Ландау сделал первый шаг к Нобелевской премии – в широкий круг его необычайно разнообразных научных интересов вошло исследование свойств веществ при низких температурах.

Читайте также: «Осторожно, кусается»: свободная любовь Льва Ландау в Харькове

Только 43 человека сдали теоретический минимум Ландау

Лев Ландау

Лев Ландау

В УФТИ Ландау начал создавать свою научную школу. Чтобы по праву называться представителем этой школы, нужно было выполнить только одно условие: сдать так называемый «теорминимум Ландау». Программу для теорминимума он составлял сам. В нее вошли почти все основные разделы теоретической физики и математика. Ученик должен был обладать способностью воспринимать всю физику как единое целое и очень быстро переключаться с одной проблемы на другую.

Чтобы успешно сдать теорминимум, нужно было 2-3 года серьезно самостоятельно заниматься физикой, и это кроме основной работы. Желающих сдать экзамены было предостаточно, но за период с 1933 по 1966 годы успешно сдавших теорминимум было всего 43 человека. Зато это были ассы.

Например, третьим в списке сдавших был всемирно известный ученый, будущий академик Александр Ахиезер. Он стал руководителем теоротдела УФТИ сразу же после отъезда Ландау в Москву и возглавлял его 50 лет!

Кстати, совсем недавно в Харькове переименовали улицу, носившую имя революционного террориста Степана Халтурина, который в 1880 году взорвал бомбу в Зимнем дворце, чтобы убить Александра II, однако вместо царя от взрыва погибли 11 солдат. Теперь она носит имя братьев Александра и Наума Ахиезеров. Самое удивительное, что улица Ахиезеров и проспект Ландау пересекаются. Маловероятно, чтобы харьковские чиновники так хорошо знали биографии работавших здесь физиков. Скорее всего, это случайное совпадение и оно символично.

В Харькове Лев Ландау начинает работать над многотомником «Курс теоретической физики», привлекая в качестве соавторов своих коллег Лифшица, Розенкевича, Пятигорского. Этот труд был переиздан много раз, переведен на многие языки, уже много лет является настольной книгой любого физика-теоретика (что не характерно для литературы по физике, где научные данные довольно быстро устаревают). Первый том «Курса» вышел уже в Москве, но рукопись была написана в Харькове.

Кроме научно-исследовательской работы в УФТИ Ландау преподавал. Сначала он заведовал кафедрой теоретической физики Харьковского машиностроительного института (будущий ХПИ), потом читал курс общей физики на физико-математическом факультете Харьковского государственного университета.

Шел 1937-й год. Подумать только – всего семь лет назад большинство из молодых ученых УФТИ, в том числе и Лев Ландау, приехали из заграничных командировок. Физика превратилась в интернациональную науку. В Советский Союз тоже приехали иностранные ученые, привезли с собой не только знания, но и лабораторное оборудование, которого так не хватало в СССР. Многие приехали, потому что верили в светлую коммунистическую мечту, другие убегали от германского фашизма. Как же быстро все изменилось.

Наступило страшное время репрессий. Самые честные, талантливые, независимые попадали первыми в страшную мясорубку НКВД. По так называемому «Делу УФТИ» были расстреляны Шубников, Розенкевич и Горский. Многие были арестованы. Обвинения были стандартные: вредительство, сотрудничество с иностранными разведками, антисоветская пропаганда и тому подобное.

Ландау первым, еще в декабре 1936 года попадает под репрессии. Его вынуждают уйти из ХГУ без объяснения причин. Его спасает физик  Петр Капица, пригласив в возглавляемый им Институт физических проблем, и уже в середине января 1937 года Ландау переезжает в Москву. С собой он увозит в Москву харьковскую красавицу Кору Дробанцеву, с которой долго проживет счастливо.

Закончился с одной стороны прекрасный, а с другой — трагичный харьковский период жизни гениального ученого. В Москве происходит невероятное: вместо того, чтобы тихонько «залечь на дно», Ландау участвует в написании и размножении антисталинской листовки, которую планирует распространить среди москвичей в первомайский праздник.

Читайте также: Первооткрыватель «кайдзен»: великий новатор ХХ века Антон Макаренко

НКВД узнает об этом, участники «заговора» арестованы. Ровно год Ландау проводит в тюрьме, его опять спасает Капица. Он берет Ландау на поруки и ученого выпускают, хотя дело против него не закрывают. Капица смог убедить власти, что Ландау очень нужен для создания атомной бомбы. Только это спасает его от расстрела.

Светлана Лысенко

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Оставьте комментарий

*

  1. Людмила 20:00 | 19.02.21

    А я не удивлена, что люди не знают кто такой Ландау и кто такие Ахиезеры. Сейчас такое образование, что скоро не будут знать названия городов Украины.

  2. Владимир 1:37 | 27.02.21

    Ну, из универа его попёрли за то, что большинство студентов не сдало экзамен. Сдело по паре из гоуппы. Самодурчик был немножко.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: