Кто такая Мария Кисляк, в честь которой названа улица в Новобаварском районе Харькова

12:25  |  15.02.2022

Харьковчанка (1925-1943) в годы Второй мировой войны спасла многих раненых солдат и вывела их за линию фронта. Немцы казнили ее и еще двух молодых парней из ее села за убийство немецкого офицера. А через 20 лет после победы союзников в войне Марие Кисляк дали посмертно звание Героя Советского Союза.  

Конец мирной жизни

Оккупация Харькова немецко-фашистскими войсками

Оккупация Харькова немецко-фашистскими войсками

Мария Кисляк родилась в крестьянской семье, в селе Ледное. Сейчас это пригород Харькова, недалеко от Покотиловки.

За год до нападения Германии на СССР, Мария Кисляк закончила закончила семилетнюю школу и поступила в фельдшерско-акушерскую школу. К моменту оккупации города Мария получила медицинское образование и работала медсестрой в харьковском госпитале на Красной Баварии. Она была обычной 16-летней симпатичной девушкой с зеленовато-карими глазами, миловидным лицом, обрамленным густыми темно-каштановыми волосами. Ее мечты и реальная жизнь были тоже обычными для молодежи того времени. Но когда в будничную жизнь ворвалась война, всем стало ясно, какой счастливой и ценной была прежняя обычная мирная жизнь.

Читайте также: Полковник «Паяльная лампа»: как любимчик Гиммлера истребил население харьковских сел Ефремовки и Семеновки

Она спасала раненых бойцов

Военный госпиталь в годы Второй мировой войны

Военный госпиталь в годы Второй мировой войны

Марийка имела медицинскую подготовку и была уверена, что ее знания и умения пригодятся на фронте. После того как немцы впервые были выбиты из Харькова, она пришла в военкомат и попросилась на фронт. Но в просьбе ей отказали: девушке еще не исполнилось 18 лет. А вскоре ее родное село было вновь оккупировано врагом.

При отступлении осенью 1941 года наши войска оставили для прикрытия около двух взводов бойцов в районе села Ледное. После ожесточенного боя с немцами в живых осталась горстка раненых солдат, которые вместе с санинструктором укрылись в глубоком овраге. Вечером здесь появилась Марийка, и деловито начала перевязывать раненых. Саниструктор, предоставивший свою сумку с медикаментами, по ее уверенным движениям понял, что она имеет медицинское образование. Два солдата получили ранения горла, но их раны она тоже смогла обработать, поддерживая дух бойцов. Затем она ушла, пообещав вернуться. Мария привела с собой двух юношей и двух девушек, которые помогли перенести бойцов в село и разместить в разных местах. Нескольких, самых тяжелых, она расположила в своей хате, четырех бойцов — в овчарне, нескольких — у одинокой престарелой женщины, остальных по сараям односельчан.

Вместе с подругой Мария стала по утрам посещать селян и просить немного съестных припасов и медикаментов. Люди сами недоедали, но делились, чем могли: парой картофелин, куском хлеба или овощами. С этими подаяниями девушки спешили к бойцам, где их ожидали с надеждой. Некоторых тяжелораненых бойцов приходилось кормить из ложечки. Так было с юношами, раненными в горло. Марийка терпеливо их выхаживала, старалась раздобыть для них молоко и свежие яйца. Бойцы постепенно выздоравливали и Мария с помощниками скрытно переправляли их к линии фронта. Они боялись, что немцы узнают о раненых красноармейцах или кто-то из соседей донесет в гестапо. Но односельчане их не выдали.

После второго отступления наших войск Мария нашла в копне соломы раненного осколком молодого солдата. Скрываясь от посторонних глаз и поддерживая бойца, она довела его до своей хаты, обработала рану и перевязала ее. А поздним вечером провела юношу, переодетого в гражданскую одежду, в сторону фронта. Виктор, как звали бойца, поддерживаемый девушкой, смог преодолеть несколько километров в надежде выйти к своим войскам. Обещал написать письмо, если доберется. И письма с огромной благодарностью от спасенного воина пришли после освобождения села от немцев. Но Марийка их уже не могла прочитать.

По воспоминаниям односельчан и друзей, бесстрашная девушка и ее юные помощники спасли 43 раненых бойца. Хорошо зная родные места, многих из них, как Виктора, они отводили поближе к линии фронта, снабжая сельской одеждой.

Читайте также: Почему Харьков не стал «Городом-Героем»

Дела подпольщиков

Записка, которую Марии удалось спрятать в своем жакете, переданном родным

Записка, которую Марии удалось спрятать в своем жакете, переданном родным

Постепенно к Марии подключились и другие молодые односельчане, желавшие внести свою лепту в борьбу с фашистами. Так в феврале 1943 году сложилась небольшая подпольная группа, лидером которой стала отважная девушка. В нее кроме Марии, вошли Василий Бугрименко, Григорий Лялюк и Федор Руденко и другие.

Федор уже успел немного повоевать. Он добровольцем попросился на фронт, но уже в первом бою под Чугуевом попал в окружение и был пленен. Чудом ему удалось бежать и вернуться в родное село, где он присоединился к молодым подпольщикам. Они от руки писали листовки с призывами бить оккупантов, помогали раненым и попавшим в окружение советским бойцам прятаться от немцев и пробираться к своим.

Но однажды весной они решились на отчаянный поступок — убийство немецкого офицера-эсесовца, особо свирепствовавшего в селе. Подпольщики разработали план, по которому Мария должна была завлечь фашиста на окраину села, где его поджидали Вася и Федя. Так и случилось, ребята убили и закопали офицера. Немцы искали пропавшего эсесовца, и вскоре обнаружили его труп.

Это убийство разозлило оккупантов, и они заходили в каждую хату с обысками и допросами. Каратели действовали по известному сценарию: не стали разбираться, кто посмел поднять руку на офицера. Было арестовано сто жителей села, и объявлено, что если виновники не будут сданы, всех заложников расстреляют.

Неизвестно, как немцы узнали о молодых мстителях. Есть мнение, что Мария, Федор и Василий сами пошли в полевую жандармерию и сдались властям, признав свою вину. Они не могли позволить, чтобы погибли их односельчане, друзья и родственники. Это был не только отчаянно смелый, но и благородный поступок, несмотря на то, что ребята понимали возможные страшные последствия своего признания. Их отправили в гестапо в Харьков, где пытали две недели.

Казнь молодых патриотов

Оккупация Харькова

Оккупация Харькова

18 июня 1943 года оккупанты казнили подпольщиков. Во второй половине дня по главной улице села двигался открытый грузовик, в котором под охраной стояли три человека. Они были измучены и избиты, но старались гордо держать головы и поддерживать друг друга.

Остановилась машина на улице Леднянской, родной улице Марии. Сюда немцы заранее согнали всех жителей села. По пути Марии удалось незаметно сбросить с машины свой жакет, в котором под подкладкой была спрятана записка к родным. В скупых неровных строчках она прощалась с мамой, папой и сестрой Наташей. Эту последнюю весточку родные хранили как ценнейшую реликвию, а после войны ее передали в один из московских центральных музеев.

Между двумя старыми вербами палачи перебросили толстую жердь и закрепили на ней три петли. Переводчик прочитал приговор, а местный фотограф Я. Шелехов, которому было поручено запечатлеть казнь, начал делать фотокадры. В последние мгновения жизни Марии удалось обратиться к односельчанам с несколькими емкими фразами. Она прощалась от своего имени и имени друзей, и призывала мстить врагу. Юношам немцы не позволили говорить. Для устрашения украинских селян немцы сутки не позволяли родным снимать тела замученных ребят. Сельский фотограф, сделав несколько копий фотографий, одну припрятал у себя. Позже она послужили доказательством подвига молодых харьковчан. Юные герои были похоронены в братской могиле.

Читайте также: Хуго Босс: “портной Дьявола” и основатель элитного дома моды

Имя Марии Кисляк носит одна из улиц Харькова в Новобаварском районе города. На одном из домов этой улицы установлена в ее честь мемориальная доска.

Светлана Лысенко

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: