Крупнейшие бизнесмены Харькова: Леопольд Кёниг

13:48  |  24.07.2020
Леопольд Кениг

В ХІХ веке Харьковщина преобразовывалась действиями нового класса – буржуазии, и руками ее наемных рабочих. Одним из крупнейших бизнесменов того времени был сахарозаводчик Леопольд Кениг. Его состояние превышало 21 миллион рублей. 

Выгодно женился

Леопольд Кениг

Леопольд Кениг родился в Санкт-Петербурге 25 ноября 1821 года в немецкой семье. Наполеоновские войны заставили его отца, как и многих других немцев, бежать в чужие земли.

Здесь юноша нанялся на работу в булочную к ранее укоренившемуся немцу Георгу Веберу. Женившись на дочери хозяина, он вскоре обзавелся собственной пекарней и добился успеха. У него появились средства для оплаты хорошего образования детей, и старший Леопольд, которого отец выделял за сообразительность, поехал учиться в Англию на архитектора.

Завершить учение Леопольду помешал петербургский пожар 1836 года, в котором сгорел дом, пекарня и булочная. В одночасье семья лишилась всего, и возвратившийся Леопольд вынужден был работать.

За пять лет работы на сахарном заводе Карла Пампеля, друга отца Леопольда, он постиг азы сахарного производства из тростника. При реконструкции предприятия он проявил знания, приобретенные в Англии, и дослужился до советника. Карьера его шла по восходящей, но в 1842 году Пампель умер, и новое руководство стало продвигать своих людей. Леопольд вынужден был поступить старшим мастером на сахарный завод Прокофия Пономарева.

Новый поворот в его судьбе связан с женитьбой на дочери покойного сахарозаводчика – Каролине Пампель. Вскоре на приданное супруги и занятые у родственников жены деньги Леопольд покупает недорогой и малоприбыльный сахарный завод.

Разумная перестройка завода позволяет увеличить производство сахара. Несколько лет интенсивного труда – и Леопольд рассчитался с долгами. Продав завод на выгодных условиях, он арендует более крупное предприятие Прокофия Пономарева.

Читайте также: Леопольд Кёниг: история «сахарного короля» Харьковщины

Первый миллион

Крымская война 1853-1956 годов сильно ударила по сахарному бизнесу: начались перебои с доставкой сахарного тростника, уменьшились объемы производства, и цены резко возросли. В этот кризисный момент нашлось немало сахарозаводчиков, придержавших товар. Кёниг воспользовался моментом и продал свои запасы сахара по высоким ценам, заработав первый миллион рублей. Вскоре война закончилась, цены на сахар вернулись на прежний уровень, и многие обанкротились.

Кёнинга очень интересовало усовершенствование производства сахара. В 50-х годах ХІХ века Германия была пионером во многих технических отраслях, в частности в разработке новой технологии производства сахара.

Леопольд оставил семью и поехал в Гамбург, чтобы заимствовать ноу-хау, а фактически заняться «промышленным шпионажем». Это было аморально, но разработчики держали свои открытия в секрете, поэтому научно-технический прогресс во многом распространялся только таким путем. Вспомним хотя бы итальянских монахов, вывезших в посохе китайских шелкопрядов. Или царя Петра І, постигавшего кораблестроение, технологии и ремесла в Западной Европе инкогнито.

Проработав рабочим на сахарном предприятии год, Леопольд вник во все технологические процессы, а вернувшись в Петербург, купил сахарный завод возле Черной речки. Внедрение на нем немецкой технологии дало большие доходы, и спустя пять лет он приобрел более крупный завод, на котором трудилось полтысячи работников. Доходы позволили ему в 1958 году подняться на высшую ступень купечества – стать купцом первой гильдии.

В это время сахарная промышленность стала переходить на отечественный продукт – сахарную свеклу, что побудило Кёнига в 1867 году закрыть сахарный завод у Черной речки, ставший малорентабельным, а позже развернуть в нем производство текстиля, который он впоследствии передал сыну Леопольду.

В этом же году сахаропромышленник с семьей временно вернулся на родину. Поселился в Бонне на приобретенной вилле по Кобленцер-штрассе (ныне Аденауэр-аллея), которую значительно реконструировал. С этих пор он попеременно живет в нескольких местах Западной Европы и российской империи.

В Бонне он помогал протестантской общине, внося пожертвования для возведения Церкви Креста на Кайзерплац. Когда в 80-х годах здоровье жены и его собственное ухудшилось, семья переехала на юг Франции в Канны. Боннскую виллу он продал промышленнику Рудольфу Хаммершмидту, а уже в 1950 году ее выкупило государство. Сейчас в «вилле Хаммершмидта» располагается одна из резиденций президента Германии.

Одновременно, с 1874 года Кёниг обращает внимание на плодородную Украину, где были хорошие условия для выращивания «свекловицы» и развития сахарной промышленности. В Ахтырском и Лебединском уездах Харьковской губернии он начинает скупать земли, быстро увеличив их площадь до 40 тысяч десятин. На большинстве этих площадей выращивали сахарную свеклу.

Читайте также: Крупнейшие бизнесмены Харькова: Максимилиан Гельферих

Новые заводы

В селении Тростянец Ахтырского уезда, расположенном на берегу реки Боромли, Кёниг приобрел три сахарных завода. Это было большое поселение, где ежегодно проводились по 1 ярмарке в сезон, функционировали 28 торговых точек и несколько ежедневных базаров. Поэтому здесь был солидный рынок сбыта.

На двух модернизированных свеклосахарных заводах стали производить более 450 тысяч пудов сахара-песка на сумму свыше двух миллионов рублей, а на рафинадном – около миллиона пудов сахара-рафинада, что составляло свыше 5 миллионов рублей в год. Качество его сладкой продукции было самое высокое, что оказывало свое воздействие на формирование цен на сахарном рынке страны. Но наивысшей оценкой продукт награждали покупатели, когда в торговых лавках и магазинах просили обязательно «кёниговского». А еще раньше, в 1870 году, его продукцию отметили на Всероссийской мануфактурной выставке и удостоили права изображать на упаковках государственный герб.

Леопольд Кёниг сделал много для развития Тростянца и прилегающей к нему территории Харьковской губернии. Он открыл другие направления производства: винокуренный завод, фабрику по изготовлению упаковочной бумаги, паркетную фабрику с паровой машиной, производившую декоративный паркет больших размеров, различных цветов и рисунков из дуба, ясеня и клена.

Часть Тростянца была электрофицирована за средства предпринимателя. Он построил помещения и оборудовал телефонную и дизельную подстанции, на свои средства провел ветку железной дороги. Построенная им железнодорожная станция Смородино функционирует и в наши дни.

В 1879 году Кёниг организовал конный завод и поручил специалистам вывести выносливый сорт лошадей, которых можно было привлекать к тяжелым работам на полях. Край ожил, люди получили рабочие места, стали жить зажиточнее.

Успешный предприниматель постоянно расширял регион и сферу своей деятельности. Он купил еще два винокуренных завода. Природа села Шаровка Богодуховского уезда, расположенного на берегу реки Мерчик, покорила предпринимателя. Здесь находилась приобретенная им Шаровская винокурня, но в 1881 году он приобрел все поместье братьев Гебештрейнов с домом в новом готическом стиле постройки 1836 года.

Вместе с сыновьями он перестроил этот дом, превратив его в белокаменный дворец с тремя десятками комнат и тремя великолепными залами. Для реконструкции парка, который развел ботаник-любитель Христиан Гебештрейн, был привлечен рижский садовод-декоратор Георг Куфальдт. Парк преобразился в лучших европейских традициях садово-паркового искусства, пополнился редкими породами деревьев и кустов из всех континентов. Его украшениями стали сады на террасах, прекрасные цветы в розарии, открытые цветники и клумбы, а также источник в гроте. Постепенно Шаровское поместье не только приобрело восхитительный вид, но и обросло легендами, став визитной карточкой Харьковщины.

В Шаровском поместье, а также в экономии села Гуты Богодуховского уезда, которую купил Кёниг, занимались разведением коров, свиней элитных пород, производством продуктов питания, лесным хозяйством. К этому времени его четыре сына стали активными и успешными предпринимателями – помощниками и однодумами отца.

Меценат и благотворитель

Леопольд Кениг

Полным триумфом достижений всех предприятий семьи Кёнигов на Харьковщине стало участие во Всероссийской сельскохозяйственной выставке 1887 года, впервые проводимой в провинции. Для ее устройства семья пожертвовала 500 рублей.

Местом проведения на три недели (23 сентября-12 октября) стал Харьков. Среди 51 павильона, расположенного на территории современной площади Свободы и Сада Шевченко, был павильон Кёнигов с их продукцией. На этой выставке продукция промышленника получила массу наград.

О культуре лесоводства Леопольда Кенига стоит сказать отдельно. Владея огромными лесными массивами, он не только вырубал деревья для своего производства паркета и других нужд, но и активно насаживал деревья, особенно хвойные.

Так, в Тростянецкой экономии большая часть земли из почти 18 тысяч десятин была засажена лесом. Поэтому в павильоне Кёнигов и вокруг него были представлены семена и саженцы различных пород деревьев, дубовые, ясеневые и другие доски необычно большой ширины и чудесной обработки, целый арсенал инструментов и орудий, образцы местных почв с описанием их достоинств и недостатков. После выставки, на которой побывали более 100 тысяч посетителей, значительная часть образцов была пожертвована музею Университетского сада (ныне Сад Шевченко), молодые саженцы и семена высажены в саду. Возможно, эти деревья или их потомки и сегодня радуют своей красотой в Харькове.

Многие награды разнообразной продукции семьи Кёнигов, полученные на выставках, подтверждают ее высокое качество. Его предприятия к началу ХХ века выпускали одиннадцатую часть всей сахарной продукции империи, а сумма состояния превышала 21 миллион рублей.

Читайте также: «Трудом возвышаюсь»: сахарный магнат Иван Харитоненко

Леопольд Кёниг много средств жертвовал на благотворительность, особенно для немецкой общины Харькова, в состав которой входил он с сыновьями. Но, заботясь о своем производстве, он придавал небывалое ускорение развитию Слободского края. А это стоило многих пожертвованных сумм, потому что продолжало приносить большую пользу даже после его смерти (17 декабря 1903 года), а также после национализации всех его предприятий и имений в начале ХХ века.

Светлана Лысенко

Мой Харьков в Телеграме telegram ico, подпишитесь!

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: