Коммунисты расстреляли почти всю семью: история харьковчанина Валерия Межлаука

9:38  |  02.04.2021
Валерий Межлаук

Валерий Межлаук

Харьковчанина Валерия Межлаука расстреляли в 1938 году. На момент смерти ему было 45 лет. Он был крупным экономистом, функционером правящей коммунистической партии, организатором индустриализации Советского Союза, фанатичным большевиком, которого уничтожила партия, которой он преданно служил. 

У Межлаука было четверо братьев — одного, Мартына, во время Гражданской войны расстреляли в Казани белогвардейцы, еще одного, Ивана, во время сталинского террора расстреляли большевики, третий брат Валентин не дожидаясь ареста покончил с собой, а оставшийся в живых брат Корнелий, чтобы спастись отрекся от семьи.

В Харькове долгие годы была улица Валерия Межлаука, которую в 2016 году в ходе декоммунизации переименовали в честь героя Украины Василия Мельникова, радиста-парашютиста, который трагически погиб в 2002 году, спасая жизнь сослуживца во время тренировочного прыжка. 

Семья латыша и немки

Валерий Межлаук родился в 1893 году в семье латыша и немки. Семья переехала в Харьков из Днепра, который в то время назывался Екатеринослав. Межлаук-старший был учителем латыни, а мать владела двумя доходными домами по улице Максимилиановской. В семье было пять сыновей и денег не вполне хватало. Как выходцы из Европы, отец и мать Валерия Межлаука считали себя демократами и ненавидели русский царизм. Дети с детства симпатизировали революционерам.

Валерий Межлаук рос смышленым ребенком. После гимназии поступил на историко-филологический факультет Харьковского университета и закончил его в 1914 году со степенью кандидата исторических наук и филологии. А позже получил второе образование, юридическое. Параллельно написал и защитил магистерскую диссертацию, начал преподавал в гимназиях города.

Во время Первой мировой войны, чтобы не попасть на фронт Межлаук добровольно стал вольноопределяющимся российской армии. Такие военные пользовались льготами, срок их службы был короче, чем у призывников и они могли после окончания службы сдать экзамен на звание офицера.

Читайте также: Степан Саенко: как полтавский чекист держал в страхе весь Харьков

Вывез в Россию деньги харьковского банка

С 14 лет Валерий Межлаук примкнул к революционному движению, помогал печатать в подпольной типографии и распространять агитационную литературу. Позже агитировал рабочих против царизма и участия России в Первой мировой войне.

В те годы Межлаук разделял взгляды меньшевиков, а в марте 1917 года как сторонник политика Юлия Мартова, вступил в ряды Российской социал-демократической рабочей партии. «Мартовцы» были представителями левого крыла партии, меньшевиками-интернационалистами, выступавшими против участия страны в войне, но не поддерживающие тезис о перерастании буржуазной революции в социалистическую.

Уже в июне Валерий Межлаук переходит на сторону большевиков, и его партийная карьера стремительно набирает темп. Он становится депутатом Харьковского совета рабочих и крестьян, а через несколько месяцев – членом военно-революционного комитета по борьбе с контрреволюцией.

Большевики пытались уничтожить украинское правительство, Центральную Раду в Киеве, и 10 ноября Харьковский совет рабочих и крестьян под руководством 24-летнего Валерия Межлаука устанавливает в городе советскую власть. Харьков провозглашают столицей Советской Украины, он входит в состав Донецко-Криворожской республики, и отсюда начинается наступление большевиков на Киев.

В феврале-марте следующего года Межлаук становится наркомом финансов Советской республики. Когда Красная Армия оставила Харьков под натиском сторонников гетьмана Павла Скоропадского и поддерживающих его немецких войск, Межлаук быстро организовал вывоз в Россию запасов продовольствия, металла, заводского оборудования и денег Харьковского отделения Госбанка. Эту операцию особенно высоко оценил Ленин, а киевские власти и прогетьмановская газета «Киевская мысль» назвали ее «обыкновенным бандитизмом», и даже сообщили о мнимом расстреле Межлаука.

Образованный, интеллигентный, знающий несколько иностранных языков, не лишенный творческой жилки Межлаук пригодился советской власти сначала как военный организатор, а позже как экономист и управленец. В годы Гражданской войны он занимал руководящие позиции, был наркомом и заместителем наркома по военным делам в Украине. Он оставался самым молодым среди видных большевистских руководителей военного времени.

По воспоминаниям окружавших его людей, например, Анатолия Луначарского, Валерий Межлаук был остроумным и веселым человеком. Молодость внушала радужные надежды, и он часто радовался жизни и смеялся, несмотря на то, что обстановка была напряжена, шли ожесточенные бои, случались отступления и прорывы фронта.

Но в августе 1918 года пришло сообщение о расстреле в Казани белогвардейцами его 22-летнего брата Мартына, который был наркомом юстиции Казанской губернии, а до этого работал наркомом юстиции Донецко-Криворожской республики. Тогда жизнерадостный Валерий, находившийся в военной ставке военного лидера большевиков Льва Троцкого, стал сосредоточенным и хмурым, нацеленным на взятие Казани.

Читайте также: «Все на баррикады!»: восстание харьковских студентов в октябре 1905 года

Карьерный взлет и расстрел на полигоне

В 20-е годы прошлого века Валерий Межлаук работал в Наркомате путей сообщения под управлением Феликса Дзержинского. Он становится правой рукой «Железного Феликса», членом комиссии Политбюро по топливно-металлургической отрасли, размещению займов, а также одним из учредителей и членом совета Промбанка.

С 1926 года его назначают председателем Главметалла ВСНХ, ответственного за создание металлургической основы индустриализации страны. Он занимает должность первого заместителя Валериана Куйбышева – председателя Совета народного хозяйства. Межлаук участвует в разработке планов первых трех пятилеток и развитии тяжелой промышленности Советской империи. В эти годы он продвигает идею целостно-синтетического подхода в работе ведомств.

Межлаук был ответственным редактором ведущей советской экономической «Торгово-промышленной газеты», с 1930 года переименованной в газету  «За индустриализацию». Поддерживая Сталина, он выступал против различных политических и экономических «течений» – оппозиционных «правоуклонистов», «минималистов» во главе с Бухариным, ратующих за более низкие плановые показатели пятилеток.

В 1931 году Межлаук занял новую должность заместителя председателя Госплана СССР, руководителем которого стал Куйбышев. В это время он выдвигает идею о необходимости внедрения хозрасчета, распространения рекламы и других «капиталистических» методов ведения бизнеса.

Спустя три года он возглавляет Госплан, и по мнению будущего руководителя СССР Никиты Хрущева, становится лучшим директором этого ведомства после Куйбышева.

В 1937 году Межлаук несколько месяцев возглавлял Наркомат тяжелой промышленности, затем – Наркомат машиностроения, а осенью снова стал во главе Госплана. Все это были очень ответственные посты, требовавшие максимального напряжения и полной отдачи сил и времени. Вместе с напряженной работой выхолащивало душу администрирование и сталинское давление. С годами Межлаук теряет чуткость. Например, комиссия по заграничным командировкам, которую он возглавлял, не выпустила из страны знаменитого физика Петра Капицу в его лабораторию в Кембридже.

В то же время Межлаук был небесталанным карикатуристом. Он подмечал в людях гиперболизированные черты и отражал их в карикатурах. Он рисовал членов руководства большевистской партии на скучных партийных и хозяйственных заседаниях. Сталину нравились эти карикатуры, на некоторых из них он даже делал пометки. При этом самого Сталина Межлаук никогда не рисовал.

Любопытно, почему Сталин решил репрессировать такого ценного профессионала. Возможно, сыграли роль партийные интриги и 1 декабря 1937 года Межлаука арестовали. Его обвинили в шпионаже в пользу Германии, руководстве латышским контрреволюционным подпольем, в подрыве советской промышленности и многом другом. А он, находясь в тюремных застенках, продолжал думать об улучшении плановой работы, о чем и написал свою последнюю статью.

29 июля 1938 года Валерия Межлаука расстреляли на полигоне «Коммунарка» под Москвой, где и похоронили. А в 1956 году, с началом хрущевской «оттепели», реабилитировали.

Репрессированные братья и жены Валерия Межлаука

Одновременно с Валерием арестовали и его старшего брата Ивана, видного партийца, председателя Всесоюзного комитета по высшей школе. Это случилось по возвращению Ивана из Парижа, где он руководил экспозицией страны на Всемирной выставке. Заграничная поездка стала поводом для обвинения в шпионаже в пользу Франции и якобы в получении им 108 тысяч франков для контрреволюционеров.

Характерно, что эти обвинения срикошетили по многим участникам Парижской выставки. В частности, почти все создатели знаменитой скульптуры «Рабочий и Колхозница» на ВДНХ в Москве, а также инженеры были сосланы в лагеря и ссылки. Автору Вере Мухиной фактически не дали работать, хотя и поощряли Сталинскими премиями за ранее созданные скульптуры. Иван Межлаук также был расстрелян и реабилитирован в 1956 году.

Третий брат Валентин – руководитель строительства электростанции в Ростовской области – через полмесяца после ареста Валерия был решением обкома снят со своей должности. Не ожидая ареста, он покончил с собой.

Выжил младший из братьев, Корнелий, работающий в партийных органах в Казахстане. Он сразу же написал заявление в партком, в котором заклеймил деятельность братьев и отрекся от них. Впоследствии он занимал государственные и партийные должности в Казахстане, умер и похоронен в Москве.

Известно, по крайней мере, о трех женах Валерия Межлаука. Первой была Софья, с которой у Валерия была единственная дочь Алла. В 15 лет девочка попала под поезд и погибла. А первую жену Межлаука арестовали одновременно с бывшим мужем, обвинили в участии в контрреволюционной организации и сослали на Колыму. Как описано в книге Евгении Гинзбург «Крутой маршрут», она скончалась от болезни.

Второй женой Валерия Межлаука была Екатерина. О ее судьбе нет сведений, но описан один из эпизодов ее отдыха на правительственной даче под Сочи, где она настоятельно требовала предоставить ей более комфортабельный коттедж. Она угрожала управляющему, жаловалась на него, а приехавший позже Валерий вместе с ней демонстративно покинули это место, уехав отдыхать в другое место. С этим случаем разбирался сам Сталин, но объяснением управляющего был удовлетворен.

Третьей женой Валерия Межлаука стала Чарна Маерс-Михайлова, и случилось это вскоре после описанного случая с Екатериной. Межлаук жил с ней в квартире Дома правительства, здесь же обитала и его вторая жена, только в другой квартире.

Читайте также: Дом Ролит: Мекка украинской литературы в Киеве

Чарна была арестована в один день с мужем, обвинена в контрреволюционной деятельности и расстреляна 8 июля 1941 года.

Светлана Лысенко

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: