Фестиваль «¡все иначе?» в Харькове: актуализировать проблему войны за два дня. День второй

22:03  |  05.11.2015

В прошедшее воскресенье, 1 ноября, в Харькове состоялся второй день фестиваля театра и перформанса «¡все иначе? Люди — Война — Общество». Фестиваль посвящен войне на территории Украины, а также социальным противоречиям, создавшим условия для эскалации конфликта.

И если первый день фестиваля как нельзя лучше актуализировал проблему войны и апатичности украинского общества к сложившейся ситуации, то второй фестивальный день поставил в тупик. Дело в том, что три проекта из четырех представленных 1 ноября на сцене «Березіль» показались, не то чтобы не актуальными общему контексту фестиваля, но скорее неорганично выпирали из этого контекста, попытавшись втиснуться в рамки мероприятия.

Итак, второй день открыл театр одного актера из города Черновцы. Олег Колянковский исполнил литературно-музыкальную композицию «Разрытая могила». Тексты, использованные в монологе, подобраны очень тщательно и являются актуальными в свете последних событий в Украине.

Фото: Everything's different - Festival/facebook

Олег Колянковский. Фото: Everything’s different — Festival/facebook

Однако исполнение выбранных произведений Т. Шевченко, Л. Хомыч, В. Симоненко, В. Китайгородской было на посредственном уровне. Актеру не хватало честности по отношению к своему герою, его словам и откровенности с публикой. В глаза бросались элементы театральности в виде волнообразных уходов и появлений Олега Колянковского, манипуляций с лопатой.

К слову стоит отметить, что символическая нагрузка, которая несла эта самая «окропленная кровью» лопата, была хоть и читабельна (проводилась параллель лопаты — разрытой могилы), но не имела логического обоснования в действиях героя. Перефразировав известную фразу Антона Павловича Чехова, если есть лопата, то ей должны в итоге копать (или что-то делать, чтобы обосновать ее присутствие). Символ ради самого символа — мертвый объект, к которому актер-демиург не приложил свою длань.

В отличие от вышеприведенной композиции, все последующие проекты касались тематики войны (в самом широком смысле) очень косвенно, уводя публику, подчас, в совершенно иные темы, не связанные с современными проблемами украинского общества.

«Де|Синхронизация» Антона Овчинникова. Фото: Everything's different - Festival/facebook

«Де|Синхронизация» Антона Овчинникова. Фото: Everything’s different — Festival/facebook

Перформанс Антона Овчинникова «Де|Синхронизация» был обозначен как «современный танец» и, действительно, в танцевальных вставках присутствовало что-то от contemporary dance, с присущими для данного вида танцевального искусства импровизацией и заимствованием движений из всевозможным пластических техник, в том числе йоги и восточных единоборств.

Танец Антона был бессознательным выплеском присущих ему импульсов, выраженных в виде того, что можно охарактеризовать как наивное искусство. Чувствовалось, что исполнитель испытывает удовольствие от того, что происходит на сцене, однако зрительный зал испытывал некоторую неловкость от увиденного и легкое недоумение.

История, рассказанная автором данного перформанса была призвана показать процесс той самой десинхронизации целого поколения «советских людей», которые жили в ритме «советского общества», а когда это общество перестало существовать люди не смогли подстроиться под ритм современности, оставшись рассогласоваными. Именно рассказ Антона о своем детстве и «Де|Синхронизации» со временем вызвало широкую дискуссию в зале. Однако вопрос о том, было ли необходимо показывать данный перформанс в рамках фестиваля остается риторическим.

Уте Кильтер. Фото: Everything's different - Festival/facebook

Уте Кильтер. Фото: Everything’s different — Festival/facebook

На харьковской сцене «Березіля» выступила со своим проектом известная арт-критик из Одессы, дипломированный видео-дэнс-перформер Уте Кильтер. Ее видео-танцевальный перформанс «Рассказ про/вместе с Йозефом Бойсом/Крымом и «какие мы есть» должен был посредством пластического этюда дать представление о роли одного из видных немецких художников, перформеров и теоретиков постмодернизма Йозефа Бойса. Была ли достигнута данная цель? Отнюдь.

Необходимо отметить, что имя Уте Кильтер и его вес в современном украинском искусстве дало почву для высоких ожиданий от работы эпатажного арт-критика, ожидание, что зрителю представят высокий уровень владения одной из популярнейших сегодня форм искусства — перформансом. Да простят меня страстные поклонники Уте Кильтер, но «Рассказ» автора больше походил на зачетную работу нерадивого студента, нежели на профессиональный перформанс. Поскольку автор данной работы, как никто другой, должна иметь представление о базовых элементах перформанса, таких как время и место, тело перформера и его взаимоотношения со свидетелями действия. Последний элемент выпал и происходящее было выставленным арт-объектом, в котором зритель играл пассивную роль.

"Рассказ" Уте Кильтер. Фото: Everything's different - Festival/facebook

«Рассказ» Уте Кильтер. Фото: Everything’s different — Festival/facebook

Безусловно, увиденное можно назвать «флюксусом», одним из основоположников которого и был Йозеф Бойс. Символические движения, жесты, музыкальное и видеосопровождение слились в виде спонтанного способа художественного выражения. Хаотичность видеоматериала — кадры с выставки Бойса, вырезки из фильма «Огнем и мечом» под известную песню о президенте РФ, в исполнении фанатов «Металлист», куски социальной рекламы, хроник Майдана и т.д. — создавали сумбурную картину происходящего. Дополняли хаос на сцене и движения самой Кильтер.

"Рассказ" Уте Кильтер. Фото: Everything's different - Festival/facebook

«Рассказ» Уте Кильтер. Фото: Everything’s different — Festival/facebook

Конечно можно возразить, что непонимающий это «искусство» зритель просто недалекий болван со статичным мышлением. Практически такой посыл несли ответы Уте Кильтер во время обсуждения с непонимающей публикой. И даже аргументы перформера в виде «у меня образование», «у меня опыт» и так далее, не приблизили публику хоть на шаг к пониманию и ответу на вопрос «зачем это происходило?».

Втискивание фигуры Бойса в контекст войны на Востоке Украины и рефлексии относительно данного конфликта выглядело очень искусственно, будто ребенок пытается втиснуть кубик в круглое отверстие. И даже смалец и мед — излюбленные материалы в перформансах Бойса — не помогли втиснуть этот «кубик» Уте Кильтер в тематику фестиваля.

Завершил второй фестивальный день отрывок из будущей постановки по мотивам романа Эриха Марии Ремарка «Черный обелиск». Отрывок был назван «Самый выгодный сезон торговли погребальными принадлежностями», однако ничего не имел тождественного с названием.

«Самый выгодный сезон торговли погребальными принадлежностями». Фото: Everything's different - Festival/facebook

«Самый выгодный сезон торговли погребальными принадлежностями». Фото: Everything’s different — Festival/facebook

Работа над литературным произведением требует уникального (нетривиального) видения и воплощения в сценической форме, чтобы это не походило на стандартное иллюстрирование сюжета романа. Представленный «драматический перформанс» был именно такой иллюстрацией, сырой, без какого-либо творческого поиска. Возможно, что режиссер Ник Калембет со своими актерами отыскали для себя какой-то постулат «как нужно играть спектакль» и слепо следуют ему.

Фото: Everything's different - Festival/facebook

Фото: Everything’s different — Festival/facebook

Выяснение взаимоотношений между Людвигом, Гердой, а также Изабеллой, их диалоги и постоянная беготня, взаимодействие с чемоданчиками, которые несли определенную символическую нагрузку для актеров, все это напоминало «академический» этюдик, который выглядел незрелым. Более того, актуальность увиденного оставляет сомнения. Да, были и «люди», была и своеобразная интерпретация немецкого «общества», а также косвенно упоминалась «война», но не было аллюзии на сегодняшний конфликт, приведший к войне на территории Донецкой и Луганской областей.

Не зря вопросу актуальности в контексте фестиваля уделяется особое внимание, поскольку цель, заявленная организаторами — «рефлексия о конфликте через театр и перформанс». Была ли рефлексия от увиденного 1 ноября, вопрос индивидуальный для каждого из присутствующих в зрительном зале. Кто-то отыскал для себя актуальность, кто-то пожал плечами и буркнул «дичь». Как бы там ни было, фестиваль «¡все иначе?» предоставил уникальную возможность познакомиться с мнениями актеров, режиссеров, перформеров из разных уголков Украины относительно происходящего сейчас на востоке страны и в нас самих, под влиянием этих событий. В этом самая большая заслуга фестиваля.

Роман Шемигон

Мой Харьков в Телеграме telegram ico, подпишитесь!

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: