Диктатура разума: как воспитывала детей семья Вернадских

14:45  |  05.11.2020
Владимир Вернадский

Проблема воспитания детей в семьях выдающихся людей всегда волновала читателей. Не может быть исключением и семья всемирно известного, гениального мыслителя Владимира Вернадского.

У него и жены Натальи (урожденной Старицкой) было двое детей: старшим был сын Георгий (1887 года рождения), а младшей – дочь Нина, родившаяся в 1898 году. Как человек, глубоко задумывающийся над проблемами мироздания, Владимир Вернадский много размышлял над воспитанием детей. Он не оставил основных принципов своей воспитательной системы, но, основываясь на его дневниках, письмах, заметках, попытаемся ее описать, хотя бы приблизительно.

Система воспитания Владимира Вернадского

Владимир Вернадский

Владимир Вернадский опирался на преемственность рода. Он считал, что без передачи родовых преданий, традиций, общих целей, которым служили предки, не может быть достойной семьи, а значит и целостной системы воспитания.

Вернадский гордился своей родословной, истоки которой восходили к литовскому шляхтичу и запорожскому казачеству. Четыре поколения, начиная с конца ХVIII века, к которым принадлежал и сам Владимир, были поколениями интеллигентов.

Его прадед Иван Вернацкий – запорожский казак, учился в Переяславском коллегиуме и Киевской духовной семинарии, стал священником, войсковым товарищем казаков. Дед Василий, окончивший Московскую медико-хирургическую академию, стал военным врачом, отличившимся в походах Суворова через Альпы и кампаниях Кутузова, имел награды как от царского правительства (дворянский титул), так и от императора Наполеона за спасение жизни французских солдат. Именно он сменил фамилию на Вернадский.

Отец Владимира (Иван) закончил Киевский университет, преподавал в нескольких университетах и учебных заведениях. Владимир Вернадский после окончания Петербургского университета всю жизнь занимался самообразованием, преподаванием и фундаментальной наукой. Столь же талантливыми были и предки Натальи Старицкой, среди которых – известные военачальники, представители казацкой старшины, чиновники высокого ранга. На примерах предшественников, их служении народу воспитывали Вернадские сына и дочь.

Отец пытался привить детям общественно высокие идеалы своей юности, разработанные его близкими друзьями и единомышленниками из просветительского кружка «Братство» (или нелегального студенческого Совета объединенных землячеств), которым он следовал всю жизнь: «Работай как можно больше, потребляй как можно меньше, на чужие нужды смотри как на свои, просящему у тебя – дай, и не стыдись просить у всякого». И это был не только красивый девиз.

Некоторые из активистов общества были казнены, как, например брат вождя Октябрьского переворота Александр Ульянов. Другие стали «народовольцами», как революционер и видный ученый Николай Морозов, многие отдали силы науке. Оставшиеся в живых члены «Братства», вплоть до начала 20-х годов ХХ века, традиционно собирались дома у Владимира Вернадского 31 декабря каждого года. Их рассказы, диспуты и увлекательные беседы производили глубокое впечатление на детей Георгия и Нину. Следуя этим идеалам, в семье абсолютно отсутствовал дух стяжательства. Одежда, вещи покупались самые дешевые и простые, но денег никогда не жалели для приобретения книг, занятий по интересам и развития детей.

Читайте также: Харьков и Украина в жизни Владимира Вернадского

Роль матери в воспитании детей

Владимир Вернадский и его семья

Владимир Вернадский имел свое представление о роли матери в воспитании детей. До женитьбы Владимир и его будущая жена Наталья мечтали о совместной благородной общественной деятельности. Но в браке жена сильно огорчалась тому, что осталась без общественных дел. Владимир старался убедить ее в том, что воспитание детей – это не их личное, а общественное дело, и роль матери в нем огромная и превалирующая. Именно мать должна создать атмосферу любви, взаимопонимания, доброты и духовного единения.

В письме к молодой жене, воспитывающей их сынишку Гулю, как его любовно называли родители, он писал, что работа сердцем и разумом матери очень важна, и важно, что «не гаснет в тебе живой огонь, а все разгорается». Ведь в окружающей действительности недостаточно высокой культуры, «добрых чувств и умных поступков», поэтому так значимо, чтобы в семье был создан островок таких принципов и отношений, которые станут основой воспитания детей как общественного дела.

Вернадские были крайне трудолюбивыми и постоянно занятыми людьми, чем подавали своим детям замечательные примеры преданности науке и семейным делам. Их уклад жизни формировался вокруг режима занятости Владимира, который, как «жаворонок», вставал около 6 часов утра. Жена Наталья была «совой», с большими трудностями поднималась утром, но считала своим долгом встать раньше мужа, и приготовить ему утренний кофе.

Эта удивительная женщина, с которой Вернадский прожил почти 57 лет «душа в душу, и мысль в мысль», всегда была преданна семье и мужу, и создавала все условия для его работы и развития детей. Она самостоятельно освоила в достаточной мере несколько иностранных языков, чтобы помочь Владимиру с переводами его научных публикаций, а также с их редактированием. Наталья была очень гостеприимна, и всегда радушно привечала как ученых-соратников, так и студентов, которые сотрудничали с мужем. Несколько раз на неделе Вернадские устраивали вечерние чаепития с друзьями, которые отчасти являлись продолжением обсуждений научных идей. Длились они недолго, чтобы хозяин имел еще возможность совершить прогулку и поработать перед сном.

Днем, когда отец был сосредоточен на раздумьях и трудился в своем кабинете, в доме стояла тишина, и дети не должны были шуметь. Но это не мешало каждому заниматься своим делом и иметь свои интересы. К тому же, Владимир Вернадский, как отец, всегда пытался находить время для общения с детьми. Друзья Нины вспоминали, что когда они приходили в гости, он часто и интересно рассказывал им об устройстве мироздания, Вселенной, о своих исследовательских экспедициях, пытаясь пробудить в них интерес к учению и наукам. Так в детстве самого Владимира его дядя Евграф Короленко рассказами о своих наблюдениях за звездным небом воздействовал на фантазию и воображение мальчика.

Вернадский, оставив научные дела, мог неожиданно порадовать домочадцев и друзей собственноручно приготовленным украинским борщом по рецепту своей бабушки. Дети называли этот рецепт «кременчугским», и очень любили, когда отец с увлечением его готовил. Именно такой, простой и домашний Владимир Вернадский изображен в скульптурной композиции авторов Александра Ридного и Анны Ивановой. Установлена она в нашем городе как составляющая часть интересного и многоликого проекта «Сад Тараса Григорьевича Шевченко».

Родители учитывали не только разницу детей в поле и возрасте, но и то, что они были разного душевного склада. Поэтому относились к ним также по-разному, и воспитывали в соответствии с их индивидуальными особенностями. Отец в письме к демократке, «народовольцу», неординарной женщине Александре Гольштейн признается в своей особой привязанности к дочери. Он пишет, что дети выросли очень дружными, но с противоположными жизненными платформами: сын себя осознавал как православный и русский человек, а дочь сформировалась как украинка. Сам Вернадский очень любил родину своих предков, ощущал с ней особое родство, поэтому ему было дорого душевное единение с дочерью. Отец всячески поощрял в ней украинский дух, гуляя, старался говорить с ней на украинском языке.

Бывая в поместье в Шишаках Полтавской губернии или в родовой Вернадовке Тамбовской губернии, старался учить ее видеть и слушать все вокруг: речку, поле, лес, вселенную, распознавать созвездия, постигать человеческую сущность. Нина впитывала все интересное, что он ей открывал, восторгаясь и его познаниями, и красотой и богатством мира. Ей это было необходимо, ведь она училась рисованию и хорошо рисовала.

Читайте также: Диктатура разума: чем знаменит Владимир Вернадский, чье имя носит колледж и улица в Харькове

К сыну относился строже и требовательнее

Владимир Вернадский

К сыну Вернадский относился строже и требовательнее. Иногда он ловил себя на том, что бывает даже слишком придирчив, нетерпелив и раздражителен, за что сам себя корил. Когда сын вошел в подростковый возраст, отец старался изжить эти проявления, был более внимателен к нему, старался ничем безосновательно не ранить юную душу. Характерно письмо Владимира к жене, когда та была в отъезде. Он сообщает, что сын без разрешения вскрыл письма, которые мать получила из Полтавы и Орла. Заметив это, отец не стал ругать сына, потому что увидел в таком поступке проявление чувства семейственности, сопричастности к делам семьи.

Он назвал это чувство «самым сильным, большим и глубоким», которое нельзя разрушать. К душевным порывам сына отец относился очень осторожно, и старался избежать того, что он называл «стороной насилия» родителей, желание передать детям собственные схемы отношений, сформированные их жизненным опытом. В одном из писем жене он вспоминает, что, несмотря на то, что его родители были прекрасными людьми, ему в детские годы воспринимать их «схемы» было «несоизмеримо тяжело».

Вернадские старались личным примером и целенаправленными усилиями воспитать в детях не только лучшие душевные качества, но и всесторонне развивать их, дать хорошее образование, подготовить к жизни. Сын после окончания с золотой медалью классической гимназии поступил на историко-филологический факультет университета в Москве. Он имел четкую жизненную позицию, был граждански активным молодым человеком, поэтому вступил в кадетскую партию. На научной стезе он избрал сначала изучение истории Сибири, а затем, следуя совету отца, углубился в историю отечественного масонства.

Вернадские

Владимир Вернадский

Окончив университет, Георгий женился на кузине Нине Ильинской. До 1917 года преподавал в университетах Петербурга (как приват-доцент) и Перми (как профессор истории). Защитил диссертацию в день октябрьского переворота, но позже вынужден был вместе с женой присоединиться к семье отца, который также был членом партии кадетов и Временного правительства, и уехал в Украину, чтобы избежать ареста большевиками.

В 1918 году вместе с отступающей армией барона Врангеля семья переехала в Крым, и собирались уехать за границу. Но планы отца изменились. Как человек долга, он принял решение стать ректором Таврического университета, после того, как к нему пришли с этой просьбой несколько различных делегаций. Георгий с женой попал сначала в Константинополь, затем – в Афины, а потом – в Прагу, где он продолжил заниматься историей и преподавал в Карловом университете. На почве различия научных взглядов на историю отношения с другими иммигрантами складывались непросто, и в 1927 году он с женой переезжает в США.

Здесь были свои трудности, прежде всего незнание английского языка, в силу чего невозможно было найти преподавательскую должность. Только в 63 года Георгий стал профессором Йельского университета и заложил основы нового исследовательского направления в американском научном поле – русской истории.

Георгий (как и Нина) всегда поддерживал переписку с отцом, делясь с ним не только личными проблемами и семейными делами, но и сообщая о новинках в научном мире зарубежья. Так, прочитав вырезку из газеты об источнике атомной энергии (статья У. Лоуренса, 1940 год), присланную сыном, и его напутствие, чтобы отец не опоздал с аналогичными исследованиями, Владимир Вернадский сразу приступил к мероприятиям в этом направлении. Он был благодарен сыну за эту весточку, которая впервые познакомила его и отечественных ученых с новым открытием. Ранее, в 1922 году, благодаря настойчивости Владимира, в Петербурге был открыт Государственный радиевый институт. Именно эти события позволяют считать Вернадского отцом атомной энергетики.

Нина после окончания гимназии планировала посвятить себя живописи, но впоследствии изменила свой выбор и остановилась на медицине. Получить высшее образование ей помешали революционные события. Она осталась с семьей в стране, но когда в 1922 году отца пригласили читать лекции по геохимии в Сорбонском университете, вся семья выехала за границу.

Проезжая во Францию через Прагу, мать и Нина остались здесь, и Нина поступила в Карлов университет, где изучала психиатрию и получила диплом врача-психиатра. Когда в 1926 году закончилась работа отца за границей, Нина не вернулась с семьей в Россию. Они с Георгием умоляли родителей остаться в Праге, или в Париже, где во Владимире были крайне заинтересованы, но он с женой уехал на родину.

В этом же году состоялся брак Нины с археологом Николаем Толлем. У них родилась дочь Таня, которая имела умственную патологию. Несмотря на это, дедушка Владимир очень любил свою внучку, и вместе с женой несколько раз навещал ее в Чехии. Он также пытался помочь в ее воспитании советами, например, радея, чтобы подросшую девочку приобщали к музыке, которая положительно бы влияла на развитие ее эмоций. В конце 40-х годов, когда фашизация европейской жизни достигла пределов, семья Толей иммигрировала в США, где Нина работала психиатром в больнице возле города Бостон. Они быстро адаптировались, приобрели небольшой участок земли вблизи города Мидлтаун, и построили дом. Выйдя на пенсию, Нина организовала частную больницу, в которой долго работала.

Читайте также: «Лекарство от старости»: великий харьковчанин Илья Мечников

И Нина, и Георгий больше не виделись с родителями, но всегда были благодарны им за любовь, внимание, понимание, раздумья, которые они вложили в воспитание своих детей.

Светлана Лысенко

Мой Харьков в Телеграме telegram ico, подпишитесь!

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: