Борис Штейфон: как харьковский еврей стал генералом нацисткой армии

13:23  |  15.07.2020
Борис Штейфон

Борис Штейфон

В армии нацистской Германии служило 150 тысяч солдат и офицеров «мишлинге». Так называли людей, рожденных от смешанных с евреями браков. Был среди них и харьковский еврей Борис Александрович Штейфон. Он служил в царской армии, после революции 1917 года встал на сторону белых и выехал в эмиграцию. После начала Второй мировой войны сын харьковского еврея командовал Русским охранным корпусом, который воевал за немцев.

Внук православного священника и чугуевский юнкер

Борис Штейфон

Борис Штейфон

В Российской империи национальность – по крайней мере, официально – определялась не кровью, а вероисповеданием или языком. Так все лютеране считались немцами, но когда германец принимал православие, то его считали русским. Такая практика распространялась и на евреев. Если иудей принимал христианство, то мог свободно выезжать за черту оседлости. Отец Бориса, ремесленник, а позже купец 3-й гильдии Александр Штейфон поступил радикальней.

Он не просто стал христианином и переехал в Харьков, а женился на дочери православного дьякона. В 1881 году от этого брака родился сын Борис. Мальчик окончил реальное училище и мечтал стать военным. Борис Штейфон поступил в Чугуевское пехотное юнкерское училище. В провинциальном Чугуеве юнкера были далеки от соблазнов больших городов и всецело посвящали себя изучению военного дела. С Чугуевского училища вышло больше всего кавалеров Ордена Святого Георгия Победоносца — высшего боевого ордена Российской Империи.

В городе квартировался Ингерманландский гусарский полк и две Донские казачьи батареи. Офицеры и солдаты гарнизона были неофициальными шефами юнкеров и на совместных маневрах знакомили их с военным бытом, оружием, боевым взаимодействием. В 1888 году был упразднен Харьковский военный округ и училище подчинили Киеву, в котором были свои юнкера. Так началось негласное соревнование «киевлян» и «чугуевцев».

Первые славились манерами, лоском и балами, а вторые – строевыми традициями и военной выправкой. «Чугевцы» в соревновании победили. Когда в 1893 году Киевское юнкерское училище расформировали, его слушателей перевели в Чугуев. Одним из лучших учеников был Борис Штейфон. Он имел хорошие оценки и отличался проказливым характером, который снискал ему популярность среди товарищей.

Читайте также: Степан Саенко: как полтавский чекист держал в страхе весь Харьков

На фронтах Первой мировой

Первая мировая война

В 1902 году Борис Александрович с отличием окончил училище и в чине поручика отправился добровольцем на Русско-японскую войну. Офицер сражался в Маньчжурии, участвовал в ночных рейдах и руководил разведывательными действиями. Со своей первой войны Штейфон вернулся с контузией и пятью боевыми орденами. Он успешно сдал экзамены и поступил в Императорскую Николаевскую военную академию Генерального штаба.

Выпускники академии считались элитой и в 1911 году сын харьковского ремесленника с отличием ее закончил и получил капитанские погоны. Во время Первой мировой войны Борис Александрович сражался на Кавказском фронте. Он был помощником начальника разведуправления Кавказской армии, разработал план Эрзурумской операции и участвовал в боях, в ходе которых была разгромлена 130-тысячная турецкая группировка.

За это сражение подполковник Штейфон получил Георгиевское оружие за то, что «…подвергая свою жизнь явной опасности, доставлял ценные сведения о ходе нашего наступления, причем разведка его, 2-го февраля, дала возможность своевременно подготовиться к преследованию дрогнувшего, но еще удерживавшегося на фортах врага».

В Белой армии

Белая армия

Октябрьский переворот полковник не принял, участвовал в 1-ом Кубанском походе и вернулся в Харьков. Разведка была стихией Бориса Штейфона, и он создал в городе подпольную организацию, названную «Центром Полковника Штейфона». Ее члены добывали военные сведения и занимались вербовкой добровольцев в Белую армию. Впоследствии Штейфон присоединился к генералу Антону Деникину и участвовал в освобождении родного Харькова от большевиков.

В своих воспоминаниях полковник писал: «…нигде белых не встречали так трогательно, как в Харькове. Звуки музыки привлекали внимание жителей, и со всех сторон бежали навстречу нам толпы людей. Из всех окон неслись приветствия. Отовсюду сыпались на войска цветы. Когда в конце длинной Екатеринославской улицы я обернулся назад, то увидел сплошной колыхающийся цветник».

В Харькове полковник Штейфон возглавил Белозерский полк, который квартировался на Москалевке и имел в строю всего 62 человека. Впоследствии он превратил часть в грозную силу численностью в четыре тысячи штыков со своей артиллерией и кавалерией. Полк штурмовал Белгород, Курск, Чернигов. Борис Штейфон участвовал в походе Бредова и в ноябре 1920 года эвакуировался из Крыма в Турцию.

Читайте также: Папа Василия Каразина: бешеная жизнь, турецкий плен и война с психопатом

В эмиграции

Белая эмиграция

После поражения белых генерал-лейтенант Штейфон переехал в Болгарию, а потом переселился в Королевство сербов, хорватов и словенцев. Он оставался ярым антикоммунистом, участвовал в деятельности монархических кругов, публиковал работы по военной истории и тактике. Опытный военачальник занимался преподавательской деятельностью, стал доктором военных наук и профессором.

Видимо, Штейфон полностью отказался от еврейских корней. В своих воспоминаниях он ни разу не пишет о предках евреях. И только раз указывал, что «инородцы выделялись своим внешним видом или акцентом». Для него евреи стали «инородцами». Однако главный парадокс в жизни этого человека случился во время Второй мировой войны.

После оккупации немцами Королевства сербов, хорватов и словенцев местное «Бюро по защите русской эмиграции» обратилась к нацистам с предложением сформировать армейские части из белоэмигрантов. В результате был создан Русский охранный корпус во главе с генералом Скородумовым, которого после конфликта с немцами арестовало гестапо и добровольцев возглавил наполовину еврей Штейфон.

Свой среди чужих

Борис Штейфон

В январе 1944 года кадровый отдел вермахта подготовил список высокопоставленных офицеров и генералов «смешанных с еврейской расой или женатых на еврейках». В нем было 77 имен: 23 полковника, 5 генерал-майоров, 8 генерал-лейтенантов и два полных генерала. Все они имели удостоверение Гитлера о «немецкой крови». Нацисты знали о корнях Штейфона и сделали запрос в Харьков о его крещении. В метрической церковной книге была найдена запись, подтверждающая христианское вероисповедание Штейфона.

Через Русский охранный корпус прошло 17 тысяч человек. В нем служили русские эмигранты из стран Европы и до шести тысяч советских граждан, которые в плену перешли на сторону нацистов. С осени 1941 по весну 1944 года коллаборационисты охраняли немецкие коммуникации в Восточной Боснии и Сербии. В 1943 году Борис Штейфон получил звание генерал-лейтенанта немецкой армии. Командующий просил отправить его подразделение на Восточный фронт, но получал отказ.

Коллаборационисты участвовали в карательных акциях и операциях против местных коммунистических партизан Тито и сербских националистов-четников. С осени 1944 года по май 1945 года на Балканах шла война всех против всех. Корпус воевал с болгарскими, румынскими и советскими войсками, албанскими и хорватскими партизанами. К концу войны Русский охранный корпус считали врагами все, в том числе и союзники СССР.

Читайте также: Операция «Факел»: история атомного взрыва под Харьковом

Весной 1945 года Штейфон повел своих бойцов в отступление. Коллаборационисты вошли в Словению и 29 апреля 1945 года 63-летний генерал умер от сердечной недостаточности. По иронии истории харьковский еврей похоронен на немецком кладбище Любляны. Остатки корпуса отошли в Австрию и сдались в плен британцам. В СССР были переданы только те коллаборационисты, которые были гражданами Советского Союза. Русские эмигранты и их потомки наказания за службу нацистам избежали.

Павел Брагин

Мой Харьков в Телеграме telegram ico, подпишитесь!

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: