Борис Савинков: террорист, рожденный в Харькове

15:44  |  18.06.2021

Для полного описания биографии Бориса Савинкова не хватит никакой статьи. Нужна книга. Искусный конспиратор, легендарный террорист, отчаянный борец с монархией и большевизмом, он прожил всего 46 лет, но его недолгий век был настолько заполнен  событиями, что другому хватило бы на сотни жизней. Он не шел, а мчался по жизни. «И ад следовал за ним».

«Бабушка русской революции» вдохновила на террор

Слева — . В центре — Екатерина Брешко-Брешковская. Справа — Евно Азеф

Не все знают, что террорист «номер один», Борис Викторович Савинков родился в Харькове. Это случилось в 1879 году. Правда, жил он в нашем городе недолго, практически все его детство прошло в Варшаве, которая тогда входила в состав Российской империи. Отец будущего революционера был юристом, занимал должность товарища прокурора Военного суда. Мать — журналистка и литератор, сестра художника-передвижника Николая Ярошенко.

Стремление противостоять государственным устоям проявилось у Бориса с младых ногтей. Сразу после окончания гимназии его задержала полиция в связи с беспорядками вокруг памятника Михаилу Муравьеву — «усмирителю» польского восстания.

Затем юноша поступает в Петербургский университет и практически сразу начинает участвовать в студенческих волнениях. Со второго курса его отчисляют и арестовывают, но вскоре освобождают. В 1899 году Борис женится на дочери писателя Глеба Успенского Валентине и уезжает за границу. Продолжает свое образование в Германии. Но уже в 1901 году он опять в России, и его опять арестовывают, а затем высылают из столицы в Вологду.

Стоит отметить, что в эти годы еще не помышляет о терроре. Пока что он мирный социал-демократ, и насильственные методы борьбы ему претят. Поворотный момент в его судьбе произошел именно в Вологде.

Здесь он познакомился с Екатериной Брешко-Брешковской, которую впоследствии прозвали «бабушкой русской революции». Первый раз ее арестовали, когда ей было тридцать. После этого, с 1874 по 1917 год она провела 32 года в тюрьмах, ссылках и на каторге и около 2 лет — в эмиграции. Около 9 лет она находилась на нелегальном положении. Она считала, что «цель оправдывает средства» и была идейной вдохновительницей Боевой организации партии социалистов-революционеров (эсеров). Савинков попал под ее влияние. Брешко-Брешковская сумела внедрить в сознание молодого революционера мысль о неизбежности террора.

Между тем дело Бориса Савинкова было пересмотрено. Его приговаривают к пятилетней ссылке в Восточной Сибири. Однако он к тому времени был уже достаточно изворотливым, чтобы тихо покинуть пределы Российской империи.

В 1903 году в Женеве Савинков примкнул к партии эсеров. Более того, он сразу же продемонстрировал столько энергии и такие организаторские способности, что вскоре стал заместителем руководителя боевого крыла партии Евно Азефа. На тот момент Савинкову было всего 24 года.

«Способен обольщать людей и гипнотизировать массы»

На месте убийства Вячеслава фон Плеве. Полицейский чин осматривает то, что осталось от экипажа министра после взрыва

Фактически Савинков управляет всей текущей работой Боевой организации эсеров. Именно он готовил убийства министра внутренних дел Российской империи Вячеслава фон Плеве, московского генерал-губернатора Сергея Романова (дяди Николая II), командующего Черноморским флотом, адмирала Григория Чухнина. Он готовил покушения на председателя комитета министров Ивана Дурново, московского генерал-губернатора, Федора Дубасова, киевского Николая Клейгельса, питерского Дмитрия Трепова…

Всего, по подсчетам современников, принимал участие в организации 27 террористических актов. При этом он обладал природным талантом конспиратора и почти всегда уходил из сетей Охранного отделения (политической полиции Российской империи). Лишь однажды его схватили — в Севастополе, после убийства адмирала Чухнина. Савинкову грозила смертная казнь, но ему удалось бежать. А после побега он распечатал и распространил издевательское сообщение о своем «освобождении из-под стражи».

По-своему, был, несомненно, талантлив. В нем сочетались удивительная интуиция и строгий аналитический ум, революционная ярость и циничный расчет. К этому нужно добавить недюжинную работоспособность. Возможно, непримиримость Бориса Савинкова по отношению к правящему режиму подпитывалась и личной трагедией. В 1904 году его старший брат Александр Савинков, социал-демократ, находясь в сибирской ссылке, покончил с собой. А его отец Виктор Михайлович, снятый с должности, попавший в число «неблагонадежных», тронулся умом и вскоре умер.

Александр Куприн, характеризуя Савинкова, отмечал его «холодное самообладание наряду с почти безумной смелостью», способность «обольщать отдельных людей и гипнотизировать массы». «Излучаемой им жизненной энергии, наверное, хватило бы на тысячу человеческих существований», — констатировал писатель.

Террор теряет смысл

Литературные упражнения Бориса Савинкова

Бежав из-под стражи, эмигрирует в Европу. В этот период партию эсеров и ее боевую организацию лихорадило. Покушения срывались. Лидер боевиков Евно Азеф, непосредственный «шеф» Савинкова был разоблачен, как осведомитель Охранного отделения. В это, кстати, Савинков долго отказывался верить. Подвело «великого террориста» его хваленое чутье…

Наметились жесткие противоречия между руководством партии и ее боевым крылом. Многие лидеры эсеров считали террор непродуктивным и потерявшим смысл. Кроме того в центральном комитете партии полагали, что на боевиков тратится чересчур много денег. Боевики, в первую очередь руководители, вели достаточно привольную жизнь, тратя на собственные нужды огромные суммы. Тот же Савинков регулярно играл в казино, ел в ресторанах, покупал дорогие вещи, словом, жил на широкую ногу.

В 1907 году отходит от террора, но ненадолго. Он участвует в подготовке убийства самого императора Николая II. Покушение не удалось. Не в последнюю очередь из-за интриг предателя Азефа. Затем Савинков пытается возродить боевую организацию, однако террористов преследуют неудачи — «охранка» работает четко. В это же время Савинкова бросает жена, уставшая «от всего».

В эмиграции революционера Савинкова начинают терзать душевные сомнения, а вместе с ними просыпается писательский зуд. Вначале он пишет книгу мемуарного характера «Воспоминания террориста». Вслед за этим — первую свою повесть «Конь бледный». Название взято из «Откровений Иоанна Богослова» («вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя «смерть»; и ад следовал за ним»). Повесть вышла под псевдонимом «В. Ропшин». В основу были положены реальные события — убийство великого князя Сергея Александровича. Публикация вызвала острую критику товарищей Савинкова по партии эсеров — образы ее героев они сочли клеветническими.

«Против большевиков — хоть с чертом!»

1917 год. Заседание руководства военного министерства. В центре — Савинков. Второй справа — Керенский

Затем разразилась Первая мировая война, а в 1917 году в Российской империи грянула февральская революция. Савинков возвращается в Россию весной 1917 года. И сразу делает головокружительную карьеру во Временном правительстве. К лету он уже — заместитель военного министра Александра Керенского. Причем «продвигает» его именно Керенский. Но Савинков уверен, что спасти страну может только диктатура. Он начинает интриговать против своего покровителя, заигрывая с генералом Лавром Корниловым, который готовит переворот.

Однако корниловский «путч» провалился, а осенью власть в свои руки взяли большевики. С этого момента у Савинкова появился новый смертельный враг. Большевиков он не принял. Во-первых, они были «пораженцами» и хотели сепаратного мира с Германией, что для Савинкова было совершенно неприемлемо. Во-вторых, большевики опирались на рабочий класс, а Савинков, по-прежнему, считал главной силой российской революции крестьянство. В-третьих, у большевиков было полно своих «савинковых», — честолюбивых, циничных и жестоких. Претендовать на заметную роль при их власти он не мог.

И тогда Савинков начинает долгую, кровопролитную «личную» войну. На Дону он организует боевые дружины, ищет союза со всеми лидерами Белого движения. В начале 1918 года Савинков, несмотря на огромный риск, тайно пробирается в Москву, и формирует антибольшевистское подполье. Он создает мощную (до 5000 человек) организацию «Союз защиты Родины и свободы», с филиалами в десятке российских городов. Ему удается организовать восстания в Ярославле и Рыбинске, но их подавляют.

Затем по всей Европе он собирает помощь для адмирала Колчака — деньги, оружие, снаряжение. Он принят везде, у него прекрасные отношения с британским министром Уинстоном Черчиллем, чешским президентом Томашем Масариком, польским диктатором Юзефом Пилсудским. В 1920 году он действует в связке с польской армией и войсками Симона Петлюры, участвует в создании «Русской народной армии». С монархистами и либералами, с Антоном Деникиным и украинским атаманом Ильей Струком, с кубанскими казаками и польским авантюристом Станиславом Булак-Булаховичем: «Против большевиков — хоть с чертом!»…

Пытаясь разжечь пожар крестьянских восстаний, он засылает в большевистскую Россию десятки, сотни опытных боевиков. Опережая на 70 лет Усаму бен Ладана, Савинков создает на местах параллельные, тщательно законспирированные организации, так что провал одной из них не сказывается на деятельности других.

Но время упущено. Большевики меняют политику в отношении крестьянства. Военный коммунизм закончился, начинается период НЭПа. Раздражавшую крестьян продразверстку заменили продналогом. Крестьяне, в основной своей массе, были уже не готовы выступать против советской власти. Все. Финал.

Война Савинкова против большевиков, которую он непрерывно вел на протяжении пяти с лишним лет, подошла к своему концу. В Европе он как бы отходит от активной политической деятельности, пишет еще одну книгу — «Конь вороной».

Роковая ошибка гения конспирации

Процесс над Савинковым. Сам Савинков стоит в левом углу

Однако в СССР прекрасно понимают — к мирной жизни простого обывателя не приспособлен. Рано или поздно, его авантюрный характер даст о себе знать. А противник он очень опасный.

В 1922 году в недрах ГПУ (Главное политическое управление — наследник ЧК) разрабатывается операция «Синдикат-2». Цель — заманить Бориса Савинкова на территорию СССР. В ее основе — легенда о подпольной антисоветской организации «Либеральные демократы», которая готова к действию и сотрудничеству с организацией Савинкова. Более двух лет чекисты вели тонкую игру. В ходе операции им удалось захватить нескольких соратников Савинкова и подослать к нему своего агента. В конце концов, Борис Викторович решился приехать. Азарт возобладал над разумом. В августе 1924 года он пересек границу и был арестован.

Любопытно, что годом позже, в августе 1925 года, применив тот же прием, на территорию СССР чекисты заманили британского разведчика и яростного борца с большевизмом Сиднея Рейли (операция «Трест»).

Приговор Савинкову был вполне ожидаемым — высшая мера. Но расстрел заменили заключением сроком на 10 лет. Конечно неспроста. В тюрьме Савинкову обеспечили хорошие условия. Его периодически вывозили под охраной на прогулки. Он имел возможности заниматься литературой. В это время он писал письма родственникам и друзьям, призывая бывших соратников прекратить борьбу против Советов. Написал он письмо и Феликсу Дзержинскому, главе ГПУ, с просьбой: «Дайте мне возможность работать!» По сути, он предлагал чекистам использовать свой богатый опыт террориста.

Однако, 7 мая 1925 года жизнь, рожденного в Харькове, мастера террора оборвалась. В этот день его в очередной раз повезли в ресторан, на прогулку. После возвращения,  Савинков выбросился из окна, с пятого этажа.

Мнения по поводу его самоубийства существуют разные. Есть версия, что после написания покаянных писем своим тюремщикам стал уже не нужен. Причем, учитывая его способности, он мог однажды затеять побег. И в «раскаяние» его, конечно, никто не верил. А так — «нет человека — нет проблемы».

Но полностью исключать официальную версию тоже не стоит. Для такого человека, как Савинков, свобода значила очень много. Вполне возможно, в этот день, ему дали понять, что на волю, он не выйдет никогда, и нервы не выдержали.

Есть еще версия, что на самом деле был тихо переведен куда-то из тюрьмы, законспирирован и работал под чужим именем на ГПУ, — например, в качестве консультанта. Но это, скорее, сюжет для скверного авантюрного сериала.

Александра Павлий

 

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: