Александр Фоззи Сидоренко, ТНМК: «Играть в футбол и писать книги — это просто прикол»

12:30  |  04.09.2017

С Александром Сидоренко, известным как Фоззи из группы «Танок на Майдані Конго» (ТНМК) нам удалось пообщаться не в Харькове, а на пляже Черноморска во время Koktebel Jazz Festeval.


В Харькове Фоззи некогда. У него здесь родственники, мама, улицы детства и юности. Музыкант и писатель черпает здесь вдохновение для своих книг. О родном городе мы говорили под шум волн Черного моря: о музыкальном Харькове девяностых и нулевых, когда обрели популярность такие группы, как ТНМК и 5’NIZZA, об IT-компании «Plarium», об «Импульс Фесте», о предстоящем туре с харьковским симфоническим оркестром, о написанных Фоззи книгах. А еще о программе ТНМК JAZZY, с которой группа во-второй раз выступила на Koktebel Jazz Festeval, и о государственной символике Украины.

Когда-то я думала, что Фоззи милый, смешной и постоянно шутит. Прямо как медвежонок из «Маппет-шоу», которого Фоззи озвучивал на украинском языке. На самом деле Александр Сидоренко — человек с разными интересами: музыка, книги, журналистика, футбол, политика. Об одних и тех же вещах он может говорить с искрометным юмором и предельно серьезно. В этот раз мне достался Фоззи серьезный и неулыбчивый. Он объяснил это тем, что волнуется перед вечерним концертом и вообще всегда волнуется перед выступлениями. 

— Так как наш портал харьковский, хотелось бы сразу о Харькове поговорить. Вчера был День города (интервью записывалось 24 августа — ред.). Вы уехали из Харькова лет 20 назад. И сейчас, наверное, вам со стороны виднее, что произошло с Харьковом за эти годы. Это культурная столица или провинция, какое ваше впечатление?

— Ну, точно не провинция. У Харькова всегда была претензия на свою позицию даже в Советском Союзе, а в украинских реалиях это один из мощных творческих городов. Появляются разные митці, это радует.

— А кого-то из харьковчан среди музыкантов, коллег можете выделить?

— Всё на плаву, понятно что… Помню, я как раз объявлял 5’NIZZA на фестивале «InDaHouse». Они вышли спеть одну песню “No woman, no cry”. Стояли такие два мальчугана возле батареи в клубе ”XXI век”, а теперь какой вокруг этого явления ореол огромный. Всё идёт. По сравнению с тем Харьковом, в котором мы ходили в ДК ХЭМЗ на выступление группы “Разные люди” уже очень многое изменилось.

Читайте также: Топ-5 харьковских музыкальных групп

— Это изменения какие? Есть в этом жизнь?

— Конечно, есть. И литературная, и музыкальная. Фестивали проходят. Вот же “Импульс Фест” был.

— Кстати, какие ощущения от вашего выступления на недавнем “Импульс Фесте”? Вы всё-таки дома или уже в гостях?

— Дома, конечно. Мои дедушка и бабушки работали на этом заводе (Арт-пространство «Механика» создано в заброшенных цехах завода имени Малышева — ред). Бабушка была беременна моей тетей, проспала работу и её уволили. Вот такие моменты неожиданные. Поэтому, конечно, дома. Home, sweet home.

— Вы в Харькове регулярно выступаете. В сентябре будет концерт в ресторане “Пробка”. Ещё вы выступали в Plarium. Как вам давать концерт в IT-компании?

— Мы достаточно часто играли на каких-то празднествах в IT-компаниях харьковских. Этот кластер активно развивается. И когда на каком-нибудь фестивале в Мариуполе я иду в куртке Plarium, то тинейджеры говорят: “О, Плариум!”

— Наверное, обратили внимание, настолько там подготовленные в музыкальном плане люди.

— Да, очень многие артисты обсуждали между собой выступления в Plarium. Это один из тех моментов, которые внушают уверенность в том, что Харьков жив.


Читайте также: Креативный директор Plarium Максим Еременко: «Наша миссия — построить самое большое игровое сообщество в мире»

— Да, согласна.

— Когда такой большой плательщик налогов и генератор контента не уезжает и не переносит свой ресурс — это  говорит о том, что вот настоящий патриотизм, а не целование герба на камеры (ООО «Плариум Юкрейн» является самым крупным налогоплательщиком Харькова после КП «Харьковские тепловые сети» — ред.).

— Тем более им всячески “помогает” государство.

— Да. Когда у них был трабл с наездом налоговой, я говорил Лиде, нашей директрисе, позвони, может быть нужно в медиа как-то это отразить. Там ответили: “Ничего не надо. У нас всё по белому, так что ничего против них сделать не получится”. Это тоже очень радует.

На интервью я пришла с первой книгой Фоззи “Ели воду из под крана”, которая вышла в 2009 году. Я была тогда на презентации в ХАТОБе и даже подписала свой экземляр у автора.

— Мы на пляже вслух перечитывали эти истории с друзьями. Они про тяжелое время, конец 80-х — 90-е. Много про Харьков.

— Это харьковская книга. И сейчас вышла харьковская (презентация 6-й книги Фоззи “Темнеет рано” состоялась этим летом в Харькове).

— Мы очень смеялись, когда читали. И в то же время во всем этом невыразимая грусть, от уровня и качества жизни людей в то время. Почему возникло желание написать об этом?

— Это желание сберечь для себя, отложить какие-то детали, которые могут забываться со временем.  Под давлением каких-то входящих информационных потоков что-то может потеряться. В первую очередь, это желание сберечь тот Харьков. Тем ярче будут воспоминания об этом, когда в Харькове всё наладиться.

— Отлично. То есть вы верите, что в Харькове будет лучше?

— Конечно.

Читайте также: Где в Харькове лучше всего жить: обзор лучших районов


— Я тоже в это верю. Я только о книге “Ели воду из-под крана” могу говорить пока что. То есть все эти люди — они реальные персонажи?

— Нет. Все выдуманы. Истории какие-то могли быть. Скорее даже детали какие-то могли быть. А персонажи все выдуманы, конечно.

— У вас насыщенная гастрольная жизнь, а написать книжку — это же не так просто и требует времени. Это внутренняя потребность, писать книги? Ведь книги у нас, скорее всего, совершенно не несут коммерческой выгоды для автора, даже если этот автор известный человек.

— Понятно, да. В этом бизнеса никакого нет. Просто прикол, хобби. Как играть в футбол, так и писать книги.

Есть привычка доводить до какого-то полуфинального результата идеи. Я сейчас закончил книгу, которая выйдет через год.

— А почему книга закончена и выйдет только через год?

— Ну, потому что только что вышла эта книга. Нельзя частить.

Ещё я в ваших интервью слышала, что вы часто ссылаетесь на маму. Это наверное шутка такая. Вот недавно на Импульс Фест, когда фестивальных фотографов не пустили на сцену во время выступления ТНМК. Я там была и слышала, что вы сказали, что вдруг с неудачного ракурса отснимут, а потом мама будет говорить, что сын поправился. Правда, для земляков вы всё-таки попросили сделать исключения и одному фотографу дали допуск.

Это юмор такой, что скажет мама?

— Юмор.

— А так вообще слушаетесь маму?

— Конечно.

Читайте еще: Личности Харькова: Олег Каданов, честно о причинах распада «Оркестра Че»


— Сегодня мы празднуем День Независимости Украины. “Ще не вмерла в Україні…” Что скажете по поводу нашего гимна? Очень распространено мнение, что его надо поменять.

— Нет, я против. Фагот — за. Фагот бы и флаг перевернул. Мы с ним не сходимся в этом. Я считаю, что столько людей уже сгинуло за эти слова, с этими словами, что мы не имеем права ничего менять. Понятно, что нет какого-то позитива. Но вся история Украины — это мечта о независимости. Поэтому когда мы эту независимость уже как-то выдушиваем, мы должны помнить о тех, кто головы сложил за эти слова, за эти цвета. Я знаю, что мелодия удивительным образом похожа на мелодию сербской песни. Я знаю и о тексте, который в принципе несколько вторичен. Однако, я против того, чтобы менять гимн.

Когда вы пришли, я как раз читал статью, чтобы не стрындеть (достает мобильный телефон). «Міф про “неправильний” прапор використовували для дестабілізації ситуації поруч із мовним питанням». Геральдист Андрій Гречило. Я читаю исторические сводки, где и какие флаги были и так далее. Какова аргументация была у тех, кто хотел менять.

Я перестал интересоваться всем российским. Нет интереса ни в их рэперах, ни в их футболах. Чем меньше я о них думаю, тем легче моей голове. Для меня всё что происходит в Российской Федерации происходит в каком-то параллельном мире. Я не хочу о них даже говорить.

— Сегодня на сцене Nu Jazz ТНМК будет со своим проектом JAZZY. Президент фестиваля Лилия Млинарич сказала, что идея сделать подобный проект родилась именно на “Джаз Коктебель”. И впервые была презентована там же в 2004 году.

— В 2004 году мы ее играли на фестивале. Это были две харьковские группы Схід Side и “Танок на майданi Конго”. В 2003 году эта программа была сыграны на День рождения Дили (экс-участник группы ТНМК Эдуард Приступа) и барабанщика Саши Муренко. Мы собрались со Схід Side, сыграли, записали. Через год в 2004 уже вышел альбом, живой концертный. А еще где-то через год на фестиваль Koktebel Jazz еще в Коктебель нас позвали помочь Схід Side.

Поэтому эта информация несколько недостоверна.

А вообще всё началось в 97-ом году, когда мы в Харькове записывали песню “Jazzy” для альбома “Зроби мені хіп-хоп”. Тогда же Фагот придумал название Схід Side для джаз-бенда. И мы записали первый трек “Jazzy”, в честь которого эта программа и названа. У нас есть 4 специальные программы программы. Симфоническая, она тоже будет в Харькове этой осенью, с симфоническим молодежным оркестром “Слобожанский”. Симфоническая, джазовая — они такие харьковские. Есть ещё акустическая и этническая программа.

— То есть вам интересно свои песни в разных аранжировках играть?

— Да. Всегда интересно посмотреть на то к чему ты привык под другим углом.

— И тем более группе 20 лет. И некоторые хиты вы играете на протяжении всего этого времени.

— Сет-лист очень отличается в JAZZY. Нет тех песен, которые мы играем на обычных концертах. Там может песни две из того, что мы играем обычно.

Koktebel Jazz Festival. Черноморск 2017


— У вас программы с харьковским оркестром, с группой Схід Side, которая тоже имеет харьковское происхождение…

— Естественно. Можно увезти человека из Харькова, но Харьков из человека не выведешь.


Программа «Jazzy» начиналась в Харькове. Это были одногруппники Фагота по консерватории. Также он играл в симфоническом оркестре «Слобожанский» на фаготе. Гарри Артушевич Абаджян, художественный руководитель оркестра, это преподаватель Фагота по фаготу в харьковской консерватории. Поэтому, естественно, всё взаимосвязано.

— Сегодня на ночной сцене Koktebel Jazz Festeval вы заявлены как Поганий DJ Fozzy.

— Я дискотеку просто сыграю. Я ненастоящий диджей.

— Поганий діджей.

— Да, Поганий DJ Fozzey. Я играю дискотеки, когда презентую книги. Ну, некоторые об этом знают и иногда меня приглашают. Хотя я не настоящий диджей. Я просто ставлю песни детства «Ice Ice Baby», друзья пляшут, а я прикалываюсь.

— Из того, что сейчас на слуху, баттл, набравший 11 млн просмотров за сутки. Сейчас уже 16 млн. Это ведь тоже имеет непосредственное отношение к хип-хоп культуре. По крайней мере, один из участников, Oxxxymiron является известным хип-хоп исполнителем. Это какая-то волна сейчас  востребованности подобного жанра?

— Бог его знает. Я перестал интересоваться всем российским. Нет интереса ни в их рэперах, ни в их футболах. Чем меньше я о них думаю, тем легче моей голове. Для меня всё что происходит в Российской Федерации происходит в каком-то параллельном мире. Я не хочу о них даже говорить.

Читайте также: Личности Харькова: Катарина Леонова, лидер группы ШАNА

— Какие творческие планы у группы «Танок на майдані Конго»?

— Сейчас главный план сыграть осенью концерты с симфоническим оркестром. В Харькове будем это делать снова в театре им. Т.Г. Шевченко. Он нам очень понравился. Он как-то кармически правильнее оперного. Сыграем там и продолжим работу над новым материалом.

— Кроме Харькова где-то ещё будете выступать с симфоническим оркестром?

— Честно говоря, будет тур по Украине. Но нам, в первую очередь, в контексте данного интервью, хотелось бы пригласить людей на концерт харьковской группы в Харькове.

Татьяна Леонова.


Нажмите и читайте mykharkov.info в Фейсбуке!

Смотрите также новости и афишу Харькова.

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.