Депутат горсовета Игорь Черняк: «Кернес теряет контроль над подчиненными»

7:50  |  08.05.2018
Игорь Черняк, ХАЦ

За три года работы «Харьковский антикоррупционный центр» стал известне благодаря многочисленными расследованиям коррупции и злоупотреблений местных чиновников.


Прошлым летом на председателя правления «ХАЦ» Дмитрия Булаха даже было совершено нападение, так и оставшееся нераскрытым. А в феврале этого года с антикоррупционерами подписала меморандум о сотрудничестве Харьковская облгосадминистрация. Целью соглашения является повышение эффективности расходования бюджетных средств.

Журналисты сайта My-Kiev.com поговорили с депутатом харьковского горсовета, членом правления Харьковского антикоррупционного центра Игорем Черняком о том, как продвигается сотрудничество с областной властью, а также о том, почему мэр Харькова Геннадий Кернес все больше теряет контроль над ситуацией в городе.

Как появился Харьковский Антикоррупционный центр, чья была идея?

Сама идея возникла летом 2015 года — после того, как мы увидели, по какому принципу работают подобные организации в Киеве. Мы взяли за основу концепцию Центра противодействия коррупции Виталия Шабунина — из всех общественных организаций он был самым результативным. Мы вчетвером — я, Дмитрий Булах, Евгений Лисичкин и Дмитрий Дробот — решили реализовать подобную концепцию в Харькове. До этого мы были знакомы друг с другом по Евромайдану, потом я занимался волонтерством в зоне АТО, ребята — активной общественной деятельностью.

Коррупция — это зло. В Харькове ведь никто до нас системно анализом этих процессов не занимался. Даже журналистские расследования отличались дилетантством и носили, скорее, заказной характер, осуществлялись в интересах одних конкретных персонажей против других.

Мы захотели заниматься расследованиями на совсем другом уровне, исключив влияние на процесс со стороны каких-либо политических, финансовых или других сил.

«А как же «Самопомощь»? Ведь вы с Дмитрием Булахом являетесь депутатами местных советов от этой политической силы

Во-первых, когда родилась концепция создания антикоррупционного центра, то еще ни я, ни Дмитрий Булах не были депутатами местных советов.

Во-вторых, в нашей команде есть определенный политический баланс. Например, Дмитрий Дробот является членом партии «Сила Людей», а Евгений Лисичкин – «Демальянса». Если внимательно посмотреть на публикации нашего центра, то можно увидеть, что фигурантами наших расследований не единожды становились депутаты от «Самопомичи» или же те люди, которые баллотировались от этой партии. У нас внутри выработаны определенные принципы и правила, которые позволяют практически полностью нивелировать «политический фактор» в деятельности антикоррупционного центра.

Как распределяются роли внутри Харьковского антикоррупционного центра?

Изначально мы договорились, что Дмитрий Булах отвечает за общее управление организацией, Евгений Лисичкин занимается аналитикой, я — юридическим направлением, а Дмитрий Дробот — связями с общественностью, тренингами и грант-менеджментом.

Проработав полгода на общественных началах, без регистрации и каких-либо грантов, мы, во-первых, увидели, что у нас получается, а во-вторых – что наша организация востребована. Зарегистрировав Центр, как общественную организацию, с февраля 2016 года мы сняли полноценный офис и начали активно сотрудничать с международными организациями.

Кто даёт гранты на антикоррупционные программы?

Стартовый грант на поддержку нашей деятельности в течение первых двух лет мы получили от Европейского Фонда развития демократии (European Endowment for Democracy). После этого постепенно начали выигрывать проектные гранты – это и различные посольства, и фонд «Відродження», и ПАКТ (американская организация). Но мы все равно сохраняем первоначальную цель – развитие организации – и стараемся заниматься не только тем, что покрывается программой какого-либо из проектов.

Читайте также: Десять справ ХАЦ, за які могли вчинити напад на депутата Дмитра Булаха

На днях вы рассказали о совместном проекте с облгосадминистрацией. Что это за проект?

Сейчас мы реализуем проект Еврокомиссии, который направлен на повышение эффективности закупок за бюджетные средства областными и районными предприятиями, учреждениями и организациями, в т.ч. структурами ОГА и РГА. Это большой проект, который одновременно проводится в шести регионах Украины – в Харьковской области за его реализацию отвечаем мы.


В рамках проекта мы, действительно, подписали Меморандум с облгосадминистрацией, основная цель которого — создать такую систему, чтобы «пилить» бюджет было невозможно или, по крайней мере, свести такие случаи к минимуму.

В Харькове городская власть всегда отличалась тем, что не заморачивалась со сложными схемами. Здесь работает один максимально простой принцип: взял – и украл. Вспомним те же лавочки в метро или кооперативы застройщиков.

Подписание меморандума Харьковской облгосадминистрации и ХАЦ


Историй, когда чиновники пилят бюджетные деньги через различные схемы и фирмы-прокладки, когда сумма договора не требует проведения тендера, либо заводят в тендер «свои» фирмы, мы знаем не одну и не две. Хочешь сказать, что вы проводите мониторинг и аудит таких договоров, чтобы вынести вердикт: «Проверено, распила нет»?

Что такое система закупок? Это аукцион, конкурентная процедура. Но есть такое понятие, как «допороговая стоимость» – когда закупки проводятся на основании прямых договоров. Порог, установленный у нас законом, составляет 1,5 миллиона грн. – для работ и 200 тысяч грн. – для товаров и услуг. К примеру, если это ремонт школы, то это до 1,5 миллиона, а если закупка молока для детей в этой школе – это 200 тысяч. Проблема состоит в том, что распорядители бюджетных средств у нас массово заключают договора на сумму 1 490 000 грн или 199 000, чтобы избежать конкурентной процедуры.

Сколько позволяет сэкономить внедрение конкурентных процедур?  

В среднем до 5% – просто за счёт аукциона, в котором два и более участников соревнуются, предлагая более выгодную цену. При этом в процессе торгов они понижают первоначальную цену на 2-3%, а иногда и на 10-15% – смотря, какой предмет закупки.

В случае прямых договоров закупки производятся на ту сумму, которую определил конкретный чиновник. Кроме того, он может на свое усмотрение выбирать подрядчика, что тоже неправильно, потому что так появляются «свои» фирмы (например, фирма жены или брата такого чиновника) – это стандартная коррупционная схема.

И третий момент — завышение цены. Например, на аукционе кто-то готов молоко продать, условно, по 22 грн. за литр, кто-то предлагает цену 21.50, а ещё кто-то — 21.10. А когда прямой договор, то на рынке это может стоить 22 грн, а закупить при этом могут и по 30. Формально процедура соблюдена: общая сумма договора меньше, чем 200 000, но в этой сумме, благодаря завышению цены, заложено 30-40% «вершка». Скорее всего, он и возвращаются чиновнику в качестве «отката».

Систематизировав всю информацию, мы подготовили письмо на имя председателя Харьковской облгосадминистрации Юлии Светличной с предложением снизить размер порогов для закупок в Харьковской области.

Читайте также: ТОП-10 дорог Харьковщины, ремонт которых финансировался в 2017 году

А в каких областях уже действует аналогичная практика?

В Донецкой, Днепропетровской, Запорожской, Львовской, Черновицкой…  Достаточно много областей уже ее используют. При этом порог все опускают по-разному – некоторые даже до 3 тысяч грн., что, по нашему мнению, не совсем корректно. Есть текущие потребности, и длительное проведение процедуры закупки убивает ее целесообразность.

Например, при закупке бумаги и канцтоваров не такая большая коррупционная составляющая, чтобы проводить тендер и запускать всю эту длинную процедуру. Поэтому проанализировав опыт и сопоставив цены в разных регионах, мы предлагаем ввести: двести тысяч — для закупки работ и пятьдесят тысяч – для закупки товаров и услуг. Мы это оформили как официальное обращение от нашей организации в рамках подписанного Меморандума, на имя главы обладминистрации. Светличная восприняла его достаточно позитивно, дав задачу подготовить соответствующее распоряжение.

А ничего, что есть закон о госзакупках? Он же выше, чем распоряжение главы ОГА…


Дело в том, что заказчики и дальше могут избирать процедуру, описанную законодателем. Просто если губернатор рекомендует с целью экономии бюджетных средств и минимизации коррупции снизить порог, то мне интересно посмотреть на того чиновника, который будет продолжать продвигать фирму, условно говоря, жены брата вместо того, чтобы выполнять распоряжение главы ХОГА. Это важный момент.

Сегодня очень много разговоров о том, что коррупция – это плохо, с ней нужно что-то делать, а  тут появляется конкретный механизм. И дальше мы сможем говорить о конкретных чиновниках, которые или соблюдают правила или нарушают их. Все сразу станет понятно. Я уверен, что невыполнение этих рекомендаций может быть основанием для определенных кадровых решений. Если есть те районы, которые считают, что им «губернатор не указ», и они по-своему понимают законодательство и по-своему его выполняют, надо давать им соответствующую оценку.

Кернес постепенно теряет контроль над своими подчиненными. Он – сторонник жесткой системы управления, все это знают. Когда мэр самостоятельно передвигался по городу, видя, что происходит, и получал сигналы – тут проблема, там проблема – он «дергал» чиновников и известным способом заставлял их выполнять свою работу. В ручном режиме это работало, конечно, неидеально, однако плохая система все же лучше, чем никакая.

То есть КРУ будет начинать проверки именно с них?

Не КРУ, а аудиторская служба. Мы взаимодействуем не только с областной госадминистрацией, но также и с профильными органами. В целом только за первые два месяца после подписания Меморандума мы отправили более 15 заявлений в аудиторскую службу по фактам выявленных нарушений, которые подпадают под полномочия Антимонопольного Комитета. По ним уже возбужден целый ряд уголовных дел.

Что сейчас происходит с городской властью в Харькове? То и дело звучит информация, как прокуратура то одних ее представителей «закрыла», то других…

В Харькове городская власть всегда отличалась тем, что не заморачивалась со сложными схемами. Здесь работает один максимально простой принцип: взял – и украл. Вспомним те же лавочки в метро или кооперативы застройщиков. Однако этой зимой, если говорить о схеме управления городом, харьковская власть перешла рубикон безразличия к жизни громады. Зима 2018 года – это маркер того, что система пошла в разнос.

Ты о том, что впервые за последние 10 лет снег не убирался с центральных улиц?

И об этом тоже – мы отмечали огромное количество жалоб харьковчан, связанных с уборкой снега. Да, действительно, был погодный фактор, который в этом году отличался от прошлых лет. Все понимают, что нельзя очистить город за день-два. Но когда в некоторые харьковские дворы нельзя было заехать на протяжении трех недель, и люди парковали машины вдоль обочин, это нонсенс. В дворы не могли проехать ни кареты «скорой помощи», ни машины по вывозу мусора – явный симптом того, что городские власти на эту проблему «забили».

Почему это произошло именно в этом году?

Первая причина состоит в том, что Кернес постепенно теряет контроль над своими подчиненными. Он – сторонник жесткой системы управления, все это знают. Когда мэр самостоятельно передвигался по городу, видя, что происходит, и получал сигналы – тут проблема, там проблема – он «дергал» чиновников и известным способом заставлял их выполнять свою работу. В ручном режиме это работало, конечно, неидеально, однако плохая система все же лучше, чем никакая.  Дороги чистили после нагоняев и пинков, мусор вывозился и так далее.

Сейчас городской голова сократил коммуникацию с внешней средой, предпочитая  получать информацию о жизни Харькова от своих подчиненных. Те, понятное дело, не ангелы, и, дабы не расстраивать шефа, искажают ее, уменьшая реальные масштабы проблем. У них будет виноват кто угодно: погода, трубы, морозы, но только не они. Чиновники ежедневно рассказывают по 7 каналу, как все в городе замечательно. Все реальные замечания и факты недовольства харьковчан, они интерпретируют не иначе, как происки врагов.

Погоди, но есть же, в конце концов, первый вице-мэр, который владеет объективной информацией о том, что происходит в городе…

Первый вице-мэр, который должен быть связующим звеном между городом и мэром, объективно слабый и некомпетентный. Игорь Терехов при Кернесе сам никогда никаких решений не принимал. Он был лишь передаточным звеном в механизме: мэр дает команду – Терехов обеспечивает ее выполнение. А сегодня, когда мэр постепенно «отпускает поводок» ему нужно самостоятельно смотреть за ситуацией, анализировать, что тут или там происходит и правильно доносить ее до мэра. Вот с этим, на мой взгляд, он как раз не справляется.


Ведь в чем, собственно, проблема. Эта команда чиновников привыкла слушаться Кернеса, именно он для них — авторитет. Не Терехов. Поэтому вертикаль и сыпется: сформированная Кернесом команда просто не слушается вице-мэра. Он не может – в силу определенных личных качеств или, наоборот, их отсутствия – эффективно этой структурой управлять. Но парадокс в том, что и Кернес по состоянию здоровья уже не может ею управлять в том режиме, как он это делал прежде. Один не может, а другой – пока не готов. Почему так происходит, я не знаю. Но обе истории – и с прорывом труб, и с уборкой снега — как раз это и подтверждают.

В начале марта облгосадминистрации пришлось в буквальном смысле затыкать «дыры» городской власти. Харьковчане должны были видеть «главного по воде и теплу» — кто это должен был быть?

Как минимум, это профильный вице-мэр Андрей Руденко. История с КП «Тепловые сети» показала, что Кернес находится в информационном вакууме. Его окружение создаёт для него «тёплую ванну», и он не видит или не знает, что на самом деле происходит.

Но в Интернет же он заходит, новости читает?

Возможно. Когда значительная часть города третьи сутки сидит без тепла, этого достаточно, чтобы мэр поинтересовался, что же, на самом деле, происходит. Как могут аварии в одном и том же месте повторяться изо дня в день? А на Салтовке как раз так было – вспомните улицу Благодатную, где фиксировались множественные прорывы. В одном месте отремонтировали – рвануло на 100 метров ниже, сделали и там – трубу прорвало еще через 100 метров…

Однако это проблема не Кернеса и не Терехова, а старых труб и отсутствия в городском бюджете средств на их капитальный ремонт, разве нет?

А тут интересный вопрос: участок, где проходили все эти прорывы, как раз в 2017 году… капитально ремонтировался!

То есть, просто списали бюджетные деньги, а работ никаких не было?

Я заинтересовался этим вопросом, поскольку как раз живу в том районе – в каких-нибудь 500 метрах от места прорыва. Соответственно, попал в число тех счастливчиков-харьковчан, которые с мороза минус 20 возвращались домой, а в квартире было +14.

Я вспомнил, что прошлым летом там копали — коммунальщиками проводились работы. Открыл «Инвестиционную программу КП «Тепловые сети» (утверждённый план-график работ на 2017-й год) и нашёл в ней улицу Благодатную вместе с конкретным участком трубопровода, который прорывало этой зимой. То есть он был в плане на капитальный ремонт. Директор тепловых сетей Андреев ещё до прорывов отрапортовал депутатам, что инвестиционную программу «выполнили на 100%». То есть «капитальный ремонт» был проведен, но проведен таким образом, что первую же зиму этот ремонт не пережил.

То есть, ремонт был не совсем капитальный?

Сегодня по данному факту возбуждено уголовное дело, которое расследует прокуратура области — жду, что следствие установит, почему работы были проведены столь некачественно. Неоднократно общаясь с коммунальщиками, которые устраняли прорывы, ежедневно копаясь в траншеях при температуре минус 20, я услышал много ненормативной лексики в адрес фирм-подрядчиков, которые «где-то с кем-то связаны». А потому делают все некачественно из некачественных же материалов, ставя совсем не те трубы, которые должны быть по нормативам, а «китайское г…но».

Игорь Черняк и Дмитрий Булах после нападения на последнего. Фото — со страницы Facebook Дмитрия Булаха


То есть тот, кто должен обратить на это внимание, принимая работу, просто закрывает на эти косяки глаза, а ребята «жируют»?

Во-первых, у КП «Тепловые сети» ужасное обеспечение техникой и всем необходимым: когда проводились все эти ремонтные работы, свою технику коллегам давал Горводоканал. Потому что машины «Тепловых сетей», которые приезжали, это — старые «газоны» 30-40-летней давности, все убитое и еле ездит. Люди, которые там работают, говорят, что они за свои деньги их ремонтируют, а от своего руководства не видели ничего, кроме нагоняев.


Получается, что коммунальное предприятие методично «загонялось», а сейчас все вылезло наружу. Если какой-то проблеме долго не уделять внимание, оно вот так и заканчивается. Больше всего поражает отсутствие реакции со стороны руководства города. У вас случилась такая проблема, часть города без тепла… Слава Богу, что это произошло ещё в конце февраля-начале марта (когда уже заканчивалась зима, а первая половина зимы была теплая). Но если бы морозы были в ноябре-декабре, то непонятно, перезимовал бы город или нет. Вместо того, чтобы искать в чем причина, и начинать разбираться в проблемах тепловых сетей, чтобы к следующему году хоть что-то начинать исправлять, в горсовете просто делают вид, что такой проблемы не существует.

Мы будем последовательно шаг за шагом заставлять чиновников выполнять требования закона.

Весной в КП «Тепловые сети» прошли новые общественные слушания, где утвердили «Инвестиционную программу» уже на 2018 год…

Насколько мне известно, областная власть обращалась к городской власти с требованием или пожеланием провести аудит деятельности «Тепловых сетей». Это нужно обязательно сделать, чтобы разобраться в причинах происходящего.

Такое впечатление, что городские власти находятся в вакууме и никого не слышат. Два года назад был принят закон, которым определено проведение на стратегически важных коммунальных предприятиях независимых аудитов и создание наблюдательных советов, в которые могут войти представители общественных организаций. В большинстве крупных областных центров Украины это начинает потихоньку работать, но у Харькова, как обычно, «свой путь». В Харькове городская власть в очередной раз плюнула на прямые требования закона.

Читайте также: ТОП-7 главных строительств 2017 года в Харьковской области (фото) 

А люди есть? Ведь анализировать деятельность коммунальных предприятий – это не в мегафон кричать под горсоветом…

Я думаю, что компетентные люди есть, как из числа общественников, так и независимых экспертов – каждый в своей сфере. «Зеленый фронт» занимается вопросами экологии, волонтерские организаций – вопросами АТО…

Напомню, мы говорим о жизнеобеспечении города и наблюдательных советах при КП.

Экспертизы и компетенции для аудита деятельности коммунальщиков активистам на первом этапе хватит – там настолько грубые нарушения, что их видно даже без глубокого анализа. Но вопрос в том, что горсовет сейчас категорически блокирует эти инициативы.

Когда полтора года назад я впервые поднял этот вопрос на сессии горсовета, Кернес назначил ответственным за это направление вице-мэра Андрея Руденко. Мы встречались с ним по этой теме где-то 5-6 раз, я показывал опыт других городов, анализ всей законодательной базы. Дело сдвинулось с «мертвой точки», мы проделали огромный пласт работы, потратили кучу времени, уже начали обсуждать детали, прописывать положения…

А потом в середине прошлого года свое заключение по этому вопросу подготовила вице-мэр по правовым вопросам Марина Стаматина, смысл которого примерно такой: нам не нравится этот закон, и мы нашли лазейки, чтобы его не выполнять, поэтому никаких наблюдательных советов, аудита коммунальных предприятий и публикации информации и отчётов об их деятельности не будет.

Закон имеет прямое действие, если коммунальщики не выполняют его требований, то нужно идти в суд.

Мы так и сделали, подготовив и подав иски на те коммунальные предприятия, которые такую информацию не публикуют. Правового механизма обжаловать юридическое заключение вице-мэра нет, поэтому это – единственный выход.


Начали с простого – публикации информации о текущей деятельности коммунальных предприятий. Мы обратились в три коммунальных предприятия: Жилкомсервис, Харьковский метрополитен и Комплекс по вывозу бытовых отходов – подали три иска. Последнее предприятие сразу признало, что они не правы, после чего опубликовали 90% необходимой информации. Ещё 10% они обязались опубликовать до начала лета. Пожав друг другу руки, мы подписали с ними Мировое соглашение и сказали, что это — правильный подход, если люди готовы выполнять закон.

А два других коммунальных предприятия?

Мы будем последовательно шаг за шагом заставлять чиновников выполнять требования закона. В Жилкомсервисе и метрополитене заняли позицию «я не я, и хата не моя». Дескать, действительно, законодателем требования предусмотрены, но горсовет же во главе с Кернесом не принял никакого решения, которое бы нас обязывало это сделать, поэтому — извините.

В итоге суды первой инстанции по обоим КП удовлетворили наш иск в полном объеме: в январе по Жилкомсервису и в марте — по Метрополитену. Горсоветом были поданы апелляции, готовимся — позиции у нас хорошие.

Беседовал Валентин Стрельцов. My-Kiev.com

Нажмите и читайте mykharkov.info в Facebook и подписывайтесь на наш Телеграм!

Смотрите еще новости и афишу Харькова.

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Новости Харькова

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: