«Съехали с офисов и экономим миллион в месяц»: предприниматели Харькова о работе на карантине

17:20  |  21.04.2020
Офис Promodo

Переговорная комната в Promodo

Карантин из-за пандемии коронавируса изменил нашу жизнь и способы заработка. Многие харьковчане перешли на удаленную работу, кого-то «ушли» в отпуск за свой счет, в компаниях пошли сокращения.

Как бизнесу держаться на плаву? Мы пообщались с четырьмя харьковскими предпринимателями о том, как у них идет бизнес на карантине. 

Эдуард Рубин, IT-предприниматель 

Эдуард Рубин

Эдуард Рубин — учредитель Kharkiv IT Cluster, руководитель компании Telesens Int., IT-предприниматель.

Какие новые направления внедряете, чтобы держаться на плаву?

Мы внедряем новые направления дистанционного обучения для образовательных проектов.

Стало ли меньше заказов от клиентов? Как стимулируете их продолжать сотрудничество?

Некоторые клиенты останавливают свою работу, но зато появляются другие, которым больше нужны наши сервисы именно в этой ситуации.

Нужно дать людям возможность обеспечить себя и свои семьи, а также предприниматели не должны уменьшать количество рабочих мест.

Как изменилась прибыль вашего бизнеса с началом карантина?

Оборот компании идёт в таком же темпе, как и в соответствующий период прошлого года. Затраты уменьшились не на много, так как основной уровень затрат — это программисты, число которых мы не уменьшаем.

Какой поддержки ожидаете от правительства?

Считаю, что данная ситуация продержится недолго, но если карантин будет более двух месяцев, то количество заказов уменьшится. Важно, чтобы сейчас не проводили никаких изменений в налоговой политике для среднего и малого бизнеса.

Нужно дать людям возможность обеспечить себя и свои семьи, а также предприниматели не должны уменьшать количество рабочих мест.

Согласны ли с тем, что кризис время возможностей?

Не для всех. Это хороший девиз, но, по сути, пандемия, это не тот кризис, о котором так можно говорить.

Читайте также: Надоела гречка: топ-10 сервисов доставки еды в Харькове

Александр Колб, директор компании Promodo

Александр Колб

Александр Колб – создатель и директор компании Promodo, член наблюдательного совета харьковского IT-кластера, автор блога  об  IT-предпринимательстве «Большая Рыба».

Какие новые направления внедряете, чтобы держаться на плаву?

Мы срезали все затраты, без которых может существовать компания: это командировки, корпоративные мероприятия, обучение, чай/кофе, инвестиции в стартовые проекты и др.

С 1-го апреля полностью отказались от офисов в Киеве и Харькове, что позволяет нам экономить почти 1 миллион гривен в месяц. Также включили всю компанию в удержание текущего портфеля клиентов и новые продажи, сверяемся по показателям буквально каждые 2-3 дня. Строго контролируем дебиторскую задолженность.

Кризис это всегда плохо в краткосрочной перспективе, и хорошо в долгосрочной. Если делать выводы, ты окажешься в лодке выживших. Впрочем, это уже философия.

Мы ведем откровенный диалог с текущими клиентами: идем на уступки по абонентским платам, зафиксировали курсы валют, предлагаем антикризисные решения, некоторых клиентов кредитуем.

Разработали скрипты наших действий на все стандартные случаи, все, что выходит за пределы — утверждается только топ-менеджментом.

Как работают ваши сотрудники во время карантина, легко ли удалось настроить удаленную работу?

Три недели назад мы перешли на полностью удаленный режим работы. К моей радости, это произошло незаметно для нас.

Да, нам не хватает личного общения, но все системы и процессы компании работают без сбоев. Все, во что мы инвестировали время и ресурсы за последние восемь лет, позволяет работать сегодня, как единый организм.

Нам помогают такие программы: pipedrive (программное обеспечение для облачных продаж) в отделе продаж показывает воронку; внутренний BI (business intelligence, бизнес-аналитика) нам предоставляет финансы и важные для бизнеса показатели; проекты в teamwork (ПО для командной работы); учетка в 1С; почта в облаке; знания в LMS (программное приложение для администрирования учебных курсов в рамках дистанционного обучения).

Все показатели компании сейчас говорят, что причин для волнений нет. Чтобы не терять связь с сотрудниками, мы выработали частоту и правила коммуникации на время карантина: два раза в неделю руководители общаются со своими командами, раз в неделю у нас общее собрание в компании с отчетами. HR регулярно на связи со своими командами.

Запустили флешмобы в чатах, каждый вечер после 21.00 можно зайти в Promodo Bar и пообщаться в неформальной обстановке. Мне кажется, мы стали только ближе с этим карантином.

Как изменилась прибыль вашего бизнеса с началом карантина?

В марте, к нашему удивлению, мы даже перевыполнили докризисный план по доходу, но на то есть причины: повышение курса, некоторые значительные увеличения активности отдельных наших клиентов. Пока рано делать выводы и радоваться результатам, мы ждем затяжного кризиса от огромного падения во 2-м квартале. Это не первый кризис в мире, в Украине, поэтому мы готовы даже к большим провалам. Гораздо интересней вопрос, как это скажется на бизнесе в долгосрочной перспективе? Будем смотреть.

Какой поддержки ожидаете от правительства?

Уже давно привык от нашего государства ничего не ждать, лишь бы не мешали.

Согласны ли с тем, что кризис время возможностей?

Так говорят. Лично я согласен, но каждый раз кризис — это работа с кучей неизвестных и огромный стресс для бизнеса. Когда-то мне мой классный руководитель и одновременно учительница по математике говорила: “Саша, экзамен — это всегда решения в состоянии стресса. Ты не можешь предугадать результат и свое поведение”.

Вот так и сейчас: кто-то увидит возможности, кто-то пройдет мимо и похоронит свое бизнес-детище. Кризис это всегда плохо в краткосрочной перспективе, и хорошо в долгосрочной. Если делать выводы, ты окажешься в лодке выживших. Впрочем, это уже философия.

Читайте также: Основатель сети сэндвич-баров “FreshLine” Вадим Бортник: “Мы давно продали 10 миллионов сэндвичей»

Кирилл Нагорный, соучредитель бизнес-сообщества Board

Кирилл Нагорный

Кирилл Нагорный — руководитель маркетингового агентства Monya Gets, соучредитель бизнес-сообщества Board.

Какие новые направления внедряете, чтобы держаться на плаву?

Мы сейчас смотрим внимательно на то, что приносило нам деньги и что для украинского бизнеса является самым полезным. Если говорить кратко, то до этого мы были сфокусированы на двух направлениях: брендинг — создание с нуля, либо редизайн упаковки, фирменных стилей и того, что нужно для запуска нового продукта, либо для перезапуска и обновления.

Второе направление — это маркетинговые стратегии, их разработка и исполнение. Чаще всего это касается не только каких-то продуктовых вещей, но и того, как сделать маркетинговые стратегии более эффективными, как меньше тратить или тратить с большей эффективностью, какая должна быть команда, оптимальная для работы маркетинговой службы.

На самом деле, часть из этого остается достаточно актуальной. Мы не перестаём видеть, что часть бизнесов застыли. Это те ребята, которые, например, были связаны с рынком HoReCa (отели, рестораны, кафе). Для них сейчас времена слабо прогнозированные. Они не испытывают желания делать что-то новое. Они стремятся сохранить свой бизнес: договариваются с арендаторами, пытаются сохранить команду, то есть делают вещи, связанные с выживанием.

Есть рынки, которые переживают пока ещё не самое худшее время. Это рынок фармации, ритейла, рынок производства продуктов питания, рынок производства средств защиты. Это разные ниши, которые то ли ещё пока не испытали всего пришедшего кризиса, пришедшей волны, то ли просто выдерживают это.

Есть бизнесы, которые продолжают развиваться. Это продуктовые рынки, связанные с аграрно-промышленным комплексом, рынки, где производят фармацевтическое и медицинское оборудование.

Соответственно, работа не останавливается. Я не могу сказать, что вырос объем задач, но их стало больше. Нужно быть активным, быстрым, например, если мы говорим о производстве антисептиков. Быстрее разрабатывать марки, быстрее делать упаковку, быстрее выпускать их на рынок и т.д. Направления у нас остались те же, но для рынков, которые требуют больше нашего внимания.

Если мы говорим о стратегии, то сейчас мало кто формирует ее на годы вперед. Стратегию сейчас корректируют. И вот за эту корректировку должен отвечать маркетинг. Вопрос в том, как сделать так, чтобы деньги продолжали приходить в компанию, либо как сделать так, чтобы те деньги, которые остались ещё на падающем рынке, были всё-таки нашими.

Вот мы этим помогаем разобраться компаниям и подаем сигнал о том, что мы готовы участвовать в антикризисном направлении.

Как работают ваши сотрудники во время карантина, легко ли удалось настроить удаленную работу?

Нет, это дается нелегко. Мы привыкли работать в коллективе, когда ты видишь человека. Во всяком случае, это моя такая привычка. Я пока плохо разбираюсь с онлайном, но плохо — не значит, что мы ничего не делаем. Мы действительно работаем удаленно, изучаем программы, которые позволяют проводить совещания в режиме онлайн. Например, используем Zoom, который сейчас у всех на устах.

Мы и раньше пользовались разными онлайн-коммуникациями, не всё согласовывалось устно. Сейчас мы пользуемся одновременно всеми доступными мессенджерами и помогаем себе видеотрансляцией. Появилось большое желание системно заняться базами данных. Это всегда было нашей большой зоной развития. Вот она, возможно, и реализуется.

Стало ли меньше заказов от клиентов? Как стимулируете их продолжать сотрудничество?

Те ребята, которые приняли решение сокращать максимально все затраты и работать только по проверенным каналам продаж, только с проверенными контрагентами, либо те ребята, которые решили на время прекратить свою деятельность, переждать это время, — естественно, мы с ними работать не можем. У них нет никаких позывов работать, в том числе и в маркетинге.

А есть рынки, которые переживают пока ещё не самое худшее время. Это рынок фармации, ритейла, рынок производства продуктов питания, рынок производства средств защиты. Это разные ниши, которые то ли ещё пока не испытали всего пришедшего кризиса, пришедшей волны, то ли просто выдерживают это. Например, строительные компании, производства бытовой химии. Часть из них являются, либо прямо, либо опосредованно нашими клиентами и мы с ними продолжаем работать.

Как изменилась прибыль вашего бизнеса с началом карантина?

Ещё трудно считать, так как отчетными периодами являются месяц, квартал. Но есть ощущение, что деньги будут доставаться гораздо тяжелее, соответственно нужно больше работать, чтобы получить тот же финансовый результат. Или, при тех же самых усилиях, получить меньше.

Вот мы хотим постараться сделать так, чтобы не сильно проседать в этот период. Мы небольшая компания, и если каждый из нас будет работать и за себя, и за того парня, который плывет против течения, борется против надвигающегося урагана, то я думаю, что мы можем не сильно просесть. Посмотрим, пока рано ещё говорить.

Какой поддержки ожидаете от правительства?

Бизнес-сообщество Board, которое я возглавляю в Харькове, сформировало тезисы к правительству. Часть из них была уже доложена, и мы, таким образом, выявили те основные зоны, которые собственно есть у всех.

На всех сейчас давит неопределенность. Если до карантина основной денежный поток формировали люди, идущие по улицам, заходящие в супермаркеты и кафе, перекусывающие и стригущиеся, то сейчас люди не делают всего этого. Они сидят дома, не тратят деньги.

Одна из основных поддержек — урегулирование вопроса по арендной плате. Я даже не представляю, какие трудности испытывают компании, у которых очень много сотрудников, кого нужно сейчас на время отпустить за свой или не за свой счет.

Я знаю, что есть разные решения. Есть ребята, которые стараются выдерживать стратегию удержания сотрудников, тем самым они не зарабатывая много или даже вообще ничего не зарабатывая, какие-то компенсаторные истории включают. Пытаются сохранить команду, ибо это самое дорогое.

Некоторые ребята честно говорят, что у них нет финансовой подушки и ресурсов, чтобы оставить команду. Поэтому тут сокращения или увольнения или отправки за свой счёт.

Может ли здесь правительство помочь? В целом, я не уверен, и не знаю, какими инструментами это можно сделать. В более развитых странах это делается прямым вливанием денег и снижением отрицательных настроений, и просто передачей денег населению. Я не знаю, как это будет сделано в нашей стране. Не уверен, что здесь хватит моего желания. Моё желание, конечно, поддержать людей, которые остались без работы. Как это сделать? У меня механизмом таких нет.

Пожелание было направлено на разработку такого механизма. Будет ли оно услышано, есть ли силы у государства это сделать? Пока больше скептически к этому отношусь. Как при этом сдержать негативное настроение? Тоже ответа пока на этот вопрос нет. Это большая сильная социально-экономическая задача. Очень большой вызов, который должны сейчас пережить наши чиновники и наше правительство.

Согласны ли с тем, что кризис время возможностей?

Конечно, безусловно. Мы все переживали кризис не единожды, в зависимости от нашего возраста. Приведу такой пример.

Представьте себе, как чувствовала себя строительная компания, в которой я работал в 2008/2009 годах, как раз, когда рынок остановился. Вместе с тем, поведение игроков на этом рынке наблюдалось так: одни из них вышли из рынка, другие остались. И этот рынок начало делить меньшее количество компаний.

Я тогда работал в компании “Авантаж”, и мы делали замер на рынке, что строительных компаний около 65 штук. Это те, которые строят хотя бы один объект. А бывало и два-три строили. Какие-то большие компании строили, конечно, побольше объектов. Соответственно, они и делили этот рынок между собой.

Когда кризис восьмого года произошел, получилось так, что из 65 компаний осталось 15.  При этом из них 7 показывали какие-то действия на строительных площадках, чтобы их инвесторы не запаниковали и не попросили деньги назад, чтобы продолжать делать эту имитацию на стройке.

Остальные 8 действительно работали. Да, не так интенсивно, но они продолжали строить. Вот так, собственно, у нас в компании взяли худенький, уменьшившийся рынок и для них это стало периодом возможностей.

Читайте также: «Качественные площадки идут в спальные районы»: рынок коммерческой недвижимости Харькова

Александр Чумак, президент Ассоциации частных работодателей

Александр Чумак

Александр Чумак – президент «Ассоциации частных работодателей», эксперт Team Europe представительства Евросоюза в Украине.

Какие новые направления внедряете, чтобы держаться на плаву?

В период карантина и ограничения деловой активности на первый план выходят направления деятельности, связанные с онлайн-услугами, доставкой товаров и услуг. Многие начали сотрудничать с маркетплейсами, службами доставки и экспресс-доставки. Это позволяет продавать товары, в том числе продукты, и даже готовые блюда.

Как работают ваши сотрудники во время карантина, легко ли удалось настроить удаленную работу?

Большинство компаний перевели свою управленческую деятельность в онлайн. Все совещания и коммуникации проводятся на площадках для веб-конференций. Также осуществляются коммуникации с клиентами, поставщиками и партнерами. До карантина значительная часть образовательных мероприятий проводилась онлайн, сейчас же такие мероприятия практически полностью проводятся в таком режиме.

70% компаний (это уже официальная статистика) столкнулись с падением оборотов и, соответственно, прибыли. Это было ожидаемо по причине снижения деловой активности.

Настройка удаленной работы произошла достаточно безболезненно. Достаточно было только определиться с площадкой для проведения онлайн-конференций и выбрать необходимый набор пакета услуг.

Как изменилась прибыль вашего бизнеса с началом карантина?

70% компаний (это уже официальная статистика) столкнулись с падением оборотов и, соответственно, прибыли. Это было ожидаемо по причине снижения деловой активности. Наемные работники были или сокращены, или переведены на неполную занятость. Это привело к падению покупательской способности населения. Люди стали тратить деньги только на самое необходимое: еду, средства для обеспечения безопасности здоровья, текущие расходы на коммуналку и тому подобное.

Есть примеры бизнесов, которые уже умерли, потому что были рассчитаны на постоянные потоки или постоянных клиентов, например, кафе, кофейни, маленькие ресторанчики, туризм, частные перевозчики.

Состояние большей части микробизнеса сейчас – «умер». Всем им придется после карантина начинать с нуля. Но не все смогут это сделать.

Какой поддержки ожидаете от правительства?

Мы ожидаем, что государство снизит наши расходы для обеспечения выживаемости бизнеса. Это снижение или освобождение от налогов на период карантина, компенсация потерь бизнеса, например, на обеспечение минимально возможного размера заработной платы персоналу, предоставление кредитных субсидий, кредитов или грантов, максимальная дерегуляция предпринимательской деятельности, отмена тотальной фискализации, перенаправление международной помощи на прямую поддержку предпринимателей, максимальное сокращение необязательных государственных расходов.

Мы, например, поддерживаем идею открытия метро. Объяснение простое: метро имеет более высокую систему безопасности, чем трамваи и троллейбусы.

Правительство должно изменить модель карантина с «запрещено все, за исключением» на «разрешено все, за исключением» и ввести четкие ограничения и соблюдение мер для нераспространения коронавируса в группах риска, местах возможного скопления людей, обеспечить безопасную логистику и насыщение рынка средствами индивидуальной защиты по низким ценам.

Мы, например, поддерживаем идею открытия метро. Объяснение простое: метро имеет более высокую систему безопасности, чем трамваи и троллейбусы. В метро можно обеспечить снижение пассажиропотока через его перераспределение, жестко контролировать наличие масок и даже установить на входах аппараты по их выдаче, постоянную санитарную обработку станций, переходов эскалаторов, постоянную обработку вагонов, их мойку, как внутреннюю, так и внешнюю.

Также мы ожидаем от органов местного самоуправления освобождение ФОПов от уплаты единого налога на март-май месяц, потому что такое решение могут принимать только городские и сельские советы.

Главная цель государственной поддержки – максимальное сохранение бизнеса в период карантина. Потому что именно предприниматели могут быстро и относительно недорого восстановить деловую активность после окончания карантина и насытить рынок труда рабочими местами.

Согласны ли с тем, что кризис время возможностей?

Кризис 2020 года является особенным, потому что он совмещает пандемию и мировой экономический кризис. Такого еще никогда не было, и даже самые продвинутые компании не имели запасного кризисного варианта плана развития.

Украинский микро- и малый бизнес в дополнение к этому не имел каких-либо запасов для возможности пережить эти 2-3 месяца. Я даже думаю, что мы еще не достигли дна и самый плохой период растянется на 5-6 месяцев, до осени.

Кризис всегда время для возможностей, но вот пока эти возможности не являются явными, потому что никто не может достоверно предсказать, каким из кризиса выйдет мир. А это значит, что возможности, которые появились сейчас, через полгода уже могут быть не актуальными.

Нужно рассматривать несколько вариантов развития бизнеса в период карантина и посткарантинный период. Что-то будет актуально, а что-то нет.

Что можно сказать точно: сейчас выживут те, кто кооперируется, объединяет свои материальные и нематериальные ресурсы для стабилизации, выхода из кризиса и обеспечения дальнейшего устойчивого роста после всех катаклизмов.

Наталья Печник

Мой Харьков в Телеграме telegram ico, подпишитесь!

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: