Между строк: 7 книг о Харькове

11:24  |  28.02.2018
Месопотамия Сергей Жадан

Харьков постоянно меняется. Видоизменяется его архитектура, возникают новые районы, переименовывают улицы и площади, исчезают некогда цветущие сады и парки. Каким был город еще вчера? Каким его видели харьковчане 30 или 100 лет назад. Каким увидят в будущем? Ответы на эти вопросы можно найти на страницах книг. Квитка-Основьяненко, Бунин, Хвылевой, Жадан сохранили в литературных строках описание Харькова разных эпох.


Портал MyKharkov.info предлагает подборку произведений литературы, действие которых разворачивается в нашем городе.

Сергей Жадан «Месопотамия»

Сергей Жадан Месопотамия

«Город стоял на холмах, в межиречье, омываясь с двух сторон руслами. В долине, которая открывалась внизу, уже стояли первые дома рабочих и школы для их детей, темнели стены больниц, где лечились прокаженные, и сияли белой известью стены тюрем, в которых держали грабителей и сумасшедших. За ними тянулись корпуса тракторного и танкового заводов…»

Одна из наиболее харьковских книг, не только Сергея Жадана, но и в целом украинской литературы. Харьков можно увидеть практически на каждой странице «Месопотамии». Автор создает особый мир, в котором реальные и фантастические образы переплетаются. Обилие метафор и аллегорий не мешает читателям узнавать в рассказах очертания Харькова, его районов, улиц, площадей, конкретных сооружений и жилых домов.

В одном из интервью Сергей Жадан отметил, что хотел написать очень городскую, урбанистическую книгу, где бы основой повествования, полотном, на котором разворачиваются события, стали харьковские ландшафты. Так, получилась «Месопотамия» — книга пропитанная харьковской атмосферой.

Сборник состоит из 9 лирических новелл и 30 стихотворений, посвященных взаимоотношениям между мужчинами и женщинами. Все тексты об одной среде, их объединяет Харьков. Город присутствует в судьбах героев он хранит их воспоминания, истории и секреты, принимает или отталкивает. Персонажи «Месопотамии» влюбляются, встречаются, расстаются, хотят быть услышанными. Каждый из них ищет себя, желает понимания со стороны окружающего мира. Истории конкретных людей вплетаются в яркое полотно городской хроники. Жизнь города представляется в отражении судеб его жителей.

Используя свой особый стиль изложения, автор формирует харьковский миф. Атмосфера вечернего города, сумерки, спускающиеся на дворы, маленькие улочки, которые всегда ведут к рекам, силуэты домов, игра теней на фасадах заброшенных зданий. Сергей Жадан предлагает читателю легенду, он знакомит его со своим Харьковом.

Уже в названии сборника присутствует наш город. Месопотамией называют территорию в долине двух рек Тигр и Евфрат, где зародилась одна из древнейших цивилизаций Ближнего Востока. Харьков также лежит в междуречье, омываясь водами рек Лопань и Харьков.

«Город, который лежит на реке, более защищен и спокоен, жизнь в таком городе придерживается своих границ и имеет свой порядок. Потом я узнал, что река здесь не одна. Город лежал между ними, на холмах, как-будто на острове, светясь всеми своими белыми и красными строениями, окруженными со всех сторон горячей майской зеленью», — так видит Харьков один из героев Сергея Жадана.

В 2015 году во Вроцлаве (Польша) книга получила престижную литературную награду Центральной Европы «Ангелус». Годом позже сборник «Месопотамия» принес Сергею Жадану премию Президента Украины «Книга года 2016».

После прочтения обязательно появится желание прогуляться по местам описанным в «Месопотамии»: «А уже там, куда поднимался утренний свежий воздух, в солнечном огне и тополиных тучах, стояли церкви, мечети и синагоги, способные в случае опасности вместить всех жителей города, стояли памятники поэтам и основателям университета, лежали парки, по которым гуляли привезенные из Азии и Южной Америки птицы и животные, громоздились театры, дворцы, ратуша, горсовет и центральный универмаг».

Читайте также: Секреты Жадана: чем знаменит харьковский поэт

Александр Ирванец «Харьков 1938»

Александр Ирванец Харьков 1938

Представьте, Украина выстояла в годы советско-украинской войны 1917-1921 годов и обрела независимость уже в 1920 году. Украинская Рабоче-Крестьянская Республика — сильное и независимое государство, с развитой экономикой, полноценный участник международной политической арены. А столица страны вовсе не Киев, а Харьков. Именно такую картину предлагает читателям писатель Александр Ирванец в романе «Харьков 1938», вышедшем весной 2017 года.

В аннотации автор называет свой роман антиутопией. Действие книги не просто разворачивается в альтернативном историческом измерении. Александр Ирванец в своем повествовании сжимает почти два столетия украинской и всемирной истории. На страницах романа мирно уживаются как исторические фигуры  — Николай Хвылевой, Симон Петлюра, Александр Довженко, Остап Вишня, так и люди 21 века, наши современники.

В одном из интервью, Александр Ирванец отметил, что позволил себе также несколько перестроить существующий Харьков. В частности изменил внешний облик оперного театра, а вместо здания обладминистрации расположил на площади Свободы Дворец Президента. Но в остальном город у Александра Ирванца остался прежним.

Сюжет строится вокруг подготовки и проведения Харьковского Пролетарского Карнавала в начале мая 1938 года. Праздник привлекает в город поэтов, писателей, политических деятелей, как украинских, так и иностранных, националистов и террористов. В центре повествования готовящееся покушение на Президента Украинской Рабоче-Крестьянской Республики и канцлера Великогермании.


Роман написан в жанре буфонады, бурлеска и шпионского детектива. Но автор также предлагает читателям разгадать ряд исторических головоломок и загадок.

Генри Лайон Олди и Андрей Валентинов «Нам здесь жить»

Генри Лайон Олди Нам здесь жить«Через десять минут я уже шел по Пушкинской, изо всех сил стараясь не поскользнуться. Время было светлое, центр города, согласно уверениям стариков вроде Ерпалыча, и задолго до Большой Игрушечной войны считался местом тихим и безопасным, так что газовый баллончик я брать не стал, кроме бумажника, ключей и постоянного билета на все виды транспорта».

Роман-дилогия фантастов Генри Лайона Олди и Андрея Валентинова «Нам здесь жить» изображает Харьков постапокалиптическим мегаполисом, где в результате нескольких техногенных катастроф фантастические персонажи живут по-соседству с обычными людьми.

«Действие романа … будет развиваться в середине двадцать первого века. Впрочем, это будущее не назовешь отдаленным, а сам роман не назовешь ни фэнтези, ни научной фантастикой. Все в нем шиворот-навыворот: на ритуальной конфорке газовой плиты возносятся жертвы водопроводным божествам, двухколесные кентавры доводят гоплитов из ГАИ до инфаркта, город мало-помалу восстанавливается после катаклизмов Большой Игрушечной войны…», — предупреждают читателя авторы в предисловии к изданию.

Хотя писатели не называют постапокалиптический город, Харьков легко узнается уже с первых строк в названиях районов — Павловка и Салтовка, улиц Пушкинской и Пушкинского въезда, Артёма, Петровского, городских учреждений. Главный герой — писатель-фантаст Олег Залесский или просто Алик, как называют его авторы, вспоминая о студенческих годах, называет себя и сокурсников аборигенами Бурсацкого спуска. Даже имена руководителей города взяты фантастами из харьковской истории. Бажанов и Хирный продолжили управлять городом в романе «Нам здесь жить».

Некоторые топографические объекты на страницах книги меняют свое месторасположение. Так, авторы перенесли в центральную часть города Павловку, сделав ее в пределах пешей досягаемости от улицы Пушкинской. Салтовка, которая в романе называется Дальняя Срань, начинается непосредственно за Саржиным Яром.

Что касательно сюжета книги «Нам здесь жить», перед читателем разворачивается борьба за контроль над миром реальным и миром мифическим. Действие происходит на фоне харьковских пейзажей, маршруты героев узнаваемы и знакомы, несмотря на обилие фантастических существ.

Читайте также: Где наш Чак Паланик: десять перспективных писателей Харькова

Эдуард Лимонов «Подросток Савенко»

Эдуард Лимонов Подросток Савенко

«Еще недавно на месте Салтовского поселка была тоже деревня, но лет десять назад на ее месте стали строить двухэтажные и трехэтажные дома с двумя или четырьмя подъездами, так и построили постепенно поселок. Эди-бэби отлично помнит, как в 1951 году солдаты привезли их — отца, мать и его — на Салтовку. Их дом был еще заперт».

На страницах книги «Подросток Савенко» писатель Эдуард Лимонов (настоящее имя Эдуард Вениаминович Савенко) описывает повседневную жизнь жителей Салтовки глазами пятнадцатилетнего школьника. Семья и родные, соседи, одноклассники, рабочие харьковских заводов, военные, представители самых разных профессий, а порой и вовсе маргинальные элементы. Разнообразное, пестрое население города-миллионника.

Яркие зарисовки из жизни главного героя, его размышления и замечания, а также описания городских пейзажей позволяют познакомиться с Харьковом и харьковчанами середины 20 века, взаимоотношениями между жителями разных районов города.

«В самом доме культуры “Победа” сотни помещений, а за зданием расположен обширный парк, в левом крыле парка вместительная, на тысячу танцоров, летняя танцплощадка. Туда и ездят салтовские и тюренские ребята для серьезных развлечений и грандиозных, несколько раз в году, обыкновенно летом, драк. Территория “Победы” принадлежит Плехановке. Плехановка — это уже город … Обычно плехановцы держат нейтралитет и позволяют одинаково Тюренке и Салтовке, с одной стороны, и их врагу — Журавлевке, с другой, приезжать “к Победе”, как говорят все ребята. Но иногда плехановцы хитро переходят на сторону того или иного противника…».

Эдуард Лимонов правдиво и без приукрашений показывает нам другую сторону Харькова, известную только местным жителям и абсолютно закрытую для «гостей нашего города».

Николай Хвылевой «Редактор Карк»


Госпром

«Замечательно: вонючий, промышленный город большой, но не величественный — забыл слобожанское рождение, забыл слобожанские полки, не создал американскую сказку: не шли дома в облака — замечательно, он прячет сегодня в своих закоулках кровавые легенды на сотни веков».

Написанная в начале 1920-х годов новелла «Редактор Карк» переносит читателя в послереволюционный Харьков, где «… теперь все бывшие и все бывшее, и в этом глубина вечерней мысли…». История о разочарованных в идеалах революции людях и городе, как немом свидетеле происходящего. Все действие разворачивается в Харькове — улицы, городской парк и зоологический сад, заводские заборы, жилые дома, трамваи с задумчивым светом, набережная Лопани.

«С Лопани повеяло сыростью. Лопань также имеет свою историю: на берегу мертвые лошади, а учителя гимназии до сих пор ловят удочками рыбу и думают — о прошедших днях, когда фунт белого хлеба стоил три копейки, а полбутылки — двадцать четыре. Лопань также имеет свою историю — она не знала революции, она не видела революции, возле нее проходят красные торговцы, на ней изредка появляются кайоры…».

Мрачные городские зарисовки это не просто фон для разворачивающегося действия, да собственно, и действия в новелле не так много. Описания Харькова отражают мятежность и неопределенность 1920-х годов, сомнения и страхи, переживания харьковчан.

Харьков Николая Хвылевого  значительно отличается от сегодняшнего — уже промышленный город, но в нем еще нет индустриальных гигантов, крупных заводов. Автор описывает его провинциальным, сожалеет о его прошлом и сомневается в будущем.

Иван Бунин «Жизнь Арсеньева»

Иван Бунин Жизнь Арсеньева

«У меня … глаза разбегались на эти улицы, казавшиеся мне совершенно великолепными, и на то, что окружало меня: после полудня стало совсем солнечно, всюду блестело, таяло, тополя на Сумской улице возносились верхушками к пухлым белым облакам, плывшим по влажно-голубому, точно слегка дымящемуся небу…»

Восторженное описание Харькова, его улиц и площадей оставил на страницах романа «Жизнь Арсеньева» Иван Бунин. Действие романа, повествующего о детских и юношеских годах Алексея Арсеньева, разворачивается в нескольких городах Российской империи: Орле, Киеве, Крыму. Харьков появляется в 4 книге, но занимает важное место в жизни главного героя.

Крупный город, с обилием высоких зданий и промышленных сооружений поражает Арсеньева, проведшего детство и юность в провинции. Во впечатлениях главного героя Иван Бунин отразил свое знакомство с Харьковом. В 1889 году писатель жил в нашем городе у брата Юлия, в доме №12 по ул. Воробьева.

«Первое, что поразило меня в Харькове: мягкость воздуха и то, что света в нем было больше, чем у нас. Я вышел из вокзала, сел в извозчичьи сани, — извозчики, оказалось, ездили тут парой, с глухарями-бубенчиками и разговаривали друг с другом на Вы, — оглянулся вокруг и сразу почувствовал во всем что-то не совсем наше, более мягкое и светлое, даже как будто весеннее. И здесь было снежно и бело, но белизна была какая-то иная, приятно слепящая. Солнца не было, но света было много, больше во всяком случае, чем полагалось для декабря, и его теплое присутствие за облаками обещало что-то очень хорошее. И все было мягче в этом свете и воздухе: запах каменного угля из-за вокзала, лица и говор извозчиков, громыханье на парных лошадях бубенчиков, ласковое зазывание баб, продававших на площади перед вокзалом бублики и семечки, серый хлеб и сало. А за площадью стоял ряд высочайших тополей, голых, но тоже необыкновенно южных, малорусских. А в городе на улицах таяло…»

Роман знакомит с Харьковом конца 19 века, особенностями городской жизни: кухмистерской пана Лисовского — ресторанчиком, где обедают служащие земской статистики, маленькими квартирами, где вечерами проходят горячие споры. Иван Бунин описывает определенную часть харьковского общества, среди представителей которого распространены народнические идеи и неприятие существующего политического устройства.

Главный герой, а вместе с ним и читатель, погружается в среду людей, прошедших «… еще на школьной скамье все то особое, что полагалось им для начала, то есть какой-нибудь кружок, затем участие во всяких студенческих “движениях” и в  той или иной “работе”, затем высылку, тюрьму или ссылку…».

Читайте также: ТОП-7 известных харьковских писателей

Григорий Квитка-Основьяненко «Сватанье на Гончаровке»


Набережная Лопани

Написанная в 1835 году комедия Григория Квитки-Основьяненко и сегодня не теряет своей актуальности. Вот уже более чем столетие «Сватанье на Гончаровке» пользуется неизменным успехом на театральных подмостках Харькова, Киева, Одессы и других украинских городов.

Изменился Харьков. Перестроился район Гончаровки. Исчезли маленькие домики харьковских обывателей, выпрямились кривые улочки, по которым теперь ездят трамваи. Но Григорию Квитке-Основьяненко удалось сохранить на страницах своего произведения живые и яркие картины из повседневной жизни жителей Гончаровки — мещан, крепостных, крестьян, отставных солдат.

«А й казала покiйнiй матерi: “Не вiддавай мене, мамо, за мужика, за хлiбороба, я собi дiвка не проста: мiй дiдусь та був на Iванiвцi попом; та його мати — що вона протiв мене? Вона сластьоним торгувала, а я собi бублейниця, та ще й перва по базарю. Старша сестра за школяром, може, й за мене лучиться панич з правленiя”. Так-таки iди та iди! От же i пiшла; от i живу!», — жалуется на неудавшуюся семейную жизнь Одарка.

В «Сватанье на Гончаровке» автор мастерски передает необыкновенный харьковский колорит начала 19 столетия.

Город юности, город разочарований и сомнений, город будущего, населенный мифическими существами, столица несуществующего государства. Каждый писатель увидел Харьков по-своему. Читайте книги и открывайте новые грани родного города.

Алена Маршала

Ищем авторов статей про Харьков. Если у вас есть идея для новой статьи, напишите ее нам: news@mykharkov.info!

Нажмите и читайте mykharkov.info в Facebook!

Смотрите еще новости и афишу Харькова.

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Новости Харькова

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: