Дизайн по-харьковски: что значит «круто» и есть ли у нас своя школа

9:30  |  22.09.2016

Фото Kharkiv Design Weekend

В сентябре у харьковских дизайнеров был хоть какой-то профессиональный праздник. Почему «хоть какой-то»? Потому что если присмотреться, День дизайнера в Украине напоминает чужой пиар-ход, судите сами.

В Украине День дизайнера-графика принято отмечать 9 сентября. Праздник был выдуман кем-то в России, в 2005 году, в честь 50-летия титулованного советского и российского дизайнера Владимира Чайки. Ни в коем случае не умаляем заслуг этого специалиста, чьи работы получили тучу премий на международных фестивалях в «лохматые восьмидесятые», но то, что профессиональный день всей отрасли директивно назначен в честь юбилея одного ее почетного представителя, еще при его жизни, не внушает большого доверия. Может быть, пора учредить свой, украинский, День дизайнера? 


В связи с прошедшим праздником мы задумались, какими достижениями в сфере дизайна Харьков может гордиться и задали харьковским дизайнерам и «околодизайнерам», хорошо известным и менее известным, пять нехитрых вопросов:

  • Что выдающегося произошло в дизайне Харькова (и даже всей Украины) за последнее время?
  • Чем нам гордиться?
  • Что такое первоклассный дизайн?
  • На кого нам равняться?
  • Существует ли харьковская школа дизайна?

Потом мы долго собирали ответы и, честно говоря, надеялись, что в них будет больше оптимизма. Но как говорил один украинский президент, «маємо те, шо маємо».

Все, что нам рассказали, выкладываем без цензуры.

Макс Розенфельд, дизайнер, экскурсовод, автор Глобуса Харькова:

В Харькове есть прекрасные дизайнеры, но нет дизайна

dsc_0662

Фото Mykharkov.info


Первоклассный дизайн — это не дизайн для дизайнеров, а дизайн для людей. Человекоориентированный дизайн. К сожалению, сложилось ошибочное понимание, что восприятие дизайна — прерогатива исключительно профи. Эта «элитарность» поддерживается многими дизайнерами, создавая корпоративную закрытость. На мой взгляд, классный дизайн понятен любому и не требует объяснений, почему он классный. Дитер Рамс определил 10 заповедей хорошего дизайна, мудрее и не скажешь.

Читайте также: «Харькову не повезло с изменением его масштаба», — интервью с экскурсоводом и художником Максом Розенфельдом

У нас есть прекрасные дизайнеры, но нет дизайна. Как и любой вид деятельности, дизайн должен быть привязан к практике, иначе школа носит условный, теоретический характер. Производства у нас нет, поэтому нашим дизайнерам негде масштабно реализовываться. Без этого любой профессионал деградирует. У нас есть выдающиеся дизайнеры объектов, но это не промышленный дизайн, потому что нет промышленности. Здесь по-прежнему Дикий Запад. А это и хорошо, и плохо — тут система контрастов: есть свои гении, свои бездари, но нет «среднего класса», а именно он демонстрирует общий вкус в обществе. Если смотреть в целом по Украине, то Харьков, по-прежнему «столица дизайна», но… это значит, что везде еще хуже.

У нас есть выдающиеся дизайнеры объектов, но это не промышленный дизайн, потому что у нас нет промышленности.

Боб Бассет, бренд эксклюзивных кожаных изделий:

Харьковские дизайнеры реализовывают себя, но не в Харькове 

tumblr_nxkn9usgpf1s3hp12o1_1280-620x414

Сергей Петров, Bob Basset


У первоклассного дизайна два главных критерия – во-первых, глядя на него, возникает ощущение нового и доселе невиданного, во-вторых, первоклассный дизайн – это тот, который идеально справляется со своей задачей. Очень часто это взаимоисключающие понятия.

Мне сложно сказать, чем бы нам гордится в сфере дизайна в Харькове и Украине, потому, что я не очень слежу за происходящим. В Харькове живут прекрасные художники и мастера своего дела. Я постоянно знакомлюсь с такими людьми, но гордость из-за географической привязки к личности для меня загадочна. Ничего не могу сказать о «харьковской школе дизайна». Есть люди, которые стараются делать круто, но большинство из них, как мне известно, не находит в Харькове реализации. Зато они часто успешно реализовывают себя в цивилизованном мире.

Читайте также: Боб Бассет: Объединение мира произойдет при нашей жизни и потуги тиранчиков станут бессмысленными 

Нам не надо ни на кого равняться. Надо стараться делать свое дело наилучшим образом, и пытаться преподнести миру что-то новое. А там будь что будет.

Есть люди, которые стараются делать круто, но большинство из них, как мне известно, не находит в Харькове реализации.

Роман Минин, художник:


Харьковчан подсадили на имитацию 

12540525_1102244269809014_8447947951431241371_n

Роман Минин, фото Facebook


Мне кажется, властям не выгодно чтобы в городе появлялось что-то «настоящее», поэтому мы видим одни имитации, иногда имитации имитаций. Это рудименты старой системы, при которой удобно тихо делать подковерные дела. Народ подсадили на эту имитацию. Имитацию рекордов, успехов, достижений и прочей деятельности. Эти игры в отчётность в пирамидальной власти без альтернативны. Это замкнутый круг не подразумевающий ничего нового. Бесконечные «старые песни о главном».

Даже если представить себе, что вдруг появилась возможность реального диалога «общество-власть», то общество само попросит ещё больше имитаций и портретов Людмилы Гурченко, потому, что оно привыкло и не знает, как может быть по другому. А власть, имитируя общение с обществом, ссылается на то, что просто дает обществу то, чего оно просит.

Этот порочный круг могут разорвать единицы. Они в городе есть. Их имена на слуху. В отличие от чиновников, в чьих руках власть и возможности, этих людей знают. Чиновников никто не знает, но они зарабатывают деньги на городе. А те, кого знают и уважают, не могут ничего сделать, но иногда сами становятся жертвами имитации, » укомплектации» общества. Когда уж совсем прижмёт, власть может поставить таких людей на витрину, мол, у нас тоже есть пассионарии, всё нормально. Но с них такое никто не спросит, поэтому живут пассионарии спокойно, умничая себе в интернете и на кухнях. Так было и так будет, пока не переустановим «windows».

Чиновников никто не знает, но они зарабатывают деньги на городе. А те, кого знают и уважают, не могут ничего сделать, но иногда сами становятся жертвами имитации, » укомплектации» общества

Инна Алимова, арт-директор креативного агентства Arriba!:

Харьковской школы дизайна больше нет

13087373_1097187883674808_4512404451955803049_n

Фото Facebook


Хороший дизайн – это всегда две вещи.

Во-первых, это решение задачи бизнеса или задачи социальной. Если нет решения задачи или проблемы – это не дизайн, а искусство. И вторая часть хорошего дизайна: это должно быть красиво. Дизайн – это решение бизнес-задач клиента при помощи искусства. Первоклассность дизайна зависит от того, насколько хорошо решена задача и насколько круто выглядит результат.

Меня радует, что в Харькове есть школы дизайна, альтернативные государственным. Я пока не знаю, чему и как они учат, но могу сказать, когда начинаешь преподавать, ты сам невероятно прокачиваешься. И благодаря таким школам прокачанных специалистов в нашей сфере становится больше. А в масштабах Украины вспомню клип «Radioactive» для Coldplay. Мне кажется, это очень круто!

Читайте также: Интервью с основателем «Arriba!» Максом Бурцевым: «В Харькове нет рекламного рынка»

Харьковская школа дизайна, как направление, существовала в Худпроме, но сейчас ее нет. Есть крутое место, хорошая история, несколько крутых преподов и все. Я читаю короткие курсы в Харьковской академии дизайна последние шесть лет и вижу студентов с уровнем круче, чем у половины преподавателей. Мне кажется, так не должно быть. Искренне считаю, если ты преподаватель, тебе самому нужно работать в десятки раз усерднее студентов. Так ты можешь называться преподавателем. И это основная проблема академии. Ну, и, конечно, бюрократия. Есть много хороших дизайнеров готовых преподавать бесплатно, но их не берут, потому что они – не академики. Зато есть много академиков, которые ничего не знают о дизайне.

Читайте также: Харьковское агентство «Arriba» вошло в число лучших рекламщиков Украины

Я думаю, не нужно ни на кого равняться. Учиться – да, но не равняться. Невозможно повторить путь успеха другого человека, как невозможно примерить его голову. А вот научиться принципам – можно. Нужно искать студии, дизайнеров, бизнесменов, чьи работы нравятся. Внимательно анализировать их. Быть такими Шерлоками Холмсами в дизайне. Как именно они делают то, что нравится? Какая задача стояла? Для какой аудитории? Почему выбрали такой визуальный ход? Нужно экспериментировать и всем сердцем любить дизайн. Тогда точно все получится.

Харьковская школа дизайна существовала в Худпроме, но сейчас ее нет. Есть крутое место, хорошая история, несколько крутых преподов и все.


Александр Сериков, основатель дизайн-студии Brainer:

Вырисовывается положительная тенденция 

qlkxcrucv9s

Александр Сериков, основатель дизайн-студии Brainer


Первоклассный дизайн решает задачи клиента. Чтобы работать эффективно, он должен быть новым, «свежим». Если дизайн решает задачи, это хорошо, если у него есть эстетические грани, и их много, — это тоже хорошо. В первую очередь практика, во вторую эстетика.

Читайте также: Харьковские дизайнеры создали серию постеров ко Дню города

Я пока не вижу супер-результатов в Харькове в сфере дизайна, но вырисовывается положительная тенденция, она налицо. В продуктовом дизайне появляются более смелые клиенты и они, надеюсь, сформируют новое течение. Надеюсь, мы перерастем постсоветский кризис в дизайне и начнем смотреть вперед.

Я пока не вижу супер-результатов в Харькове в сфере дизайна, но вырисовывается положительная тенденция, она налицо.

Не могу сказать, что харьковская школа дизайна существует. Школа — это наслоение опыта предыдущих поколений, из которого дизайнеры черпают свое вдохновение. У нас такой «подушки» нет.

Сергей Шевцов, копирайтер (работал в Plarium и Arriba!):

Говорити про «саме той харківський стайл» не доводиться

14273333_1739076956342173_916002514_o

Сергей Шевцов, копирайтер


Хороший дизайн – це продумане проектування. Я оцінюю його за критерієм круто / не круто, який, в свою чергу, розкладаю на три величини: функціональність, естетику та новизну. Цей підхід працює для кейсів будь-якого рівня і напрямку: від найменших графічних форм, на кшталт логотипа, до найбільших об’єктів міської інфраструктури.

На жаль, не знаю роботи, яка б мене вражала. Функціонально: ліфт для людей з обмеженими фізичними можливостями на станції метро «Перемога». В цьому немає ні естетики, ні новизни: це необхідність. Але дійсно перемога, можемо пишатися.

У Києві от на зупинках встановили табло, що показують час очікування транспорта. Теж не ново, але функціонально.

З естетичного– недавно вийшов кліп Coldplay «Up&Up», пост-продакшн якому робила українсько-американська (американсько-українська?) студія Gloria FX. І взагалі– можна зайти у розділ «дизайн» українського adme і побачити немало красивих кейсів. Інша річ, що новими ці підходи є тільки для України.

Я знаю талановитих харківских дизайнерів, але, по-моєму, говорити про «саме той харківський стайл» не доводиться. Дизайн – прикладне, комерційне мистецтво, тому передумовою школи має бути платоспроможний замотивований клієнт, а значить – щонайменш середній економічний рівень.

Проте якби ця школа існувала, я б волів бачити у ній вплив Держпрома і Мітасова, а не Дзеркального струменя і білочки з парку Горького.


У дизайні я не творець, а користувач, цільова аудиторія.У плані міського User Interface я б орієнтувався на Берлін, Нью-Йорк і Ванкувер, а у плані донесення своєї ідентичності – на Стокгольм.

Проте якби ця школа існувала, я б волів бачити у ній вплив Держпрома і Мітасова, а не Дзеркального струменя і білочки з парку Горького.

Щодо національної візуальної стилістики: є амбіційні люди, які над нею працюють, але, на мій погляд, про консолідуючу айдентику говорити зарано: вишиванка безнадійно застаріла, від Совку нас воротить. А у рамки американського або європейського копіпаста ми просто не влазимо.

Сергей Чеботарев, арт-директор студии промышленного дизайна Dorogaya:

Хорошего дизайна вокруг так же мало, как изюма в дешевой булке 

10425084_798317890192982_3558568074692913214_n

Сергей Чеботарев, арт-директор Dorogaya


Для меня дизайн — это в первую очередь оптимальное, эффективное и продуманное во всех мелочах решение поставленной задачи. Дизайнер не должен обосновывать свои действия фразой «мне так кажется». У каждой мелочи должен быть смысл.

Из приятного, харьковского, в дизайне, могу вспомнить работы студий ГрафПром и Ryntovt. В Киеве мне приятно смотреть на новую схему метрополитена, классный проект.

Хорошего дизайна вокруг нас также мало, как и изюма в дешевой булке, что-то интересное нужно искать и сложно вспомнить, где оно было. Поэтому говорить о своей узнаваемой харьковской школе ещё (уже) очень рано (поздно). В каком виде она должна проявиться? В количестве, в первую очередь, в массивных интересных реализованных проектах. На кого бы нам равняться? Я бы посоветовал обратить внимание на голландский город Эйндховен, где в постиндустриальном маленьком пространстве удается делать весомые работы. И всё это выливается в классную неделю дизайна (Dutch Design Week), которая разворачивается вокруг демонстрации дипломных работ местной академии дизайна.

Я бы посоветовал обратить внимание на голландский город Эйндховен, где в постиндустриальном маленьком пространстве удается делать весомые работы.

Евгений Белошицкий, организатор TEDxKharkiv:

Мне очень нравится то, что делают Юрий Рынтовт и Олег Дроздов

13528864_741953882613608_8678014816567286519_n

Евгений Белошицкий, организатор TEDxKharkiv


Музыка либо «торкает», либо послушал, но не услышал. Так и хороший дизайн, ты видишь предмет и тебе просто хорошо от того, что он есть. При этом даже не думаешь, как этим пользоваться (что нажать, куда дунуть, где открыть или что должно откуда-то вылезти). Хороший дизайн – естественный, понятный дизайн, а не дизайн ради дизайна, чтобы все ахнули и опупели, а потом забыли.

Я специально не слежу за событиями в этой индустрии. Хотя из свежего вот, наверное, многие видели клип Coldplay к песне «Up&Up». Крутая работа в сфере видео-производства. Совершенно сюрреалистические кадры, но выглядят так естественно! И к этому приложили руку ребята из Украины, студия Gloria FX из Днепра.

Музыка либо «торкает», либо послушал, но не услышал. Так и хороший дизайн, ты видишь предмет и тебе просто хорошо от того, что он есть.

Насчет «харьковской школы дизайна», я точно не знаток. Харьковская, киевская, парижская или московская… Это пусть спецы обсуждают. Я не искушённый знаток. Мне либо «нра», либо «не нра», а какая школа не важно. Дизайн – понятие невероятно широкое. В конкретных направлениях коих великое множество есть свои герои и дизайнеры их знаю и ими вдохновляются. Но лично мне очень нравится то, что делают Юрий Рынтовт и Олег Дроздов, оба архитектора и дизайнера. Оба имеют свой неповторимый стиль. А ещё Алексей Чекаль, интегрирующий каллиграфическое искусство в рекламу.


Алексей Чекаль, арт-директор студии графического дизайна PanicDesign:

Харьковская школа дизайна существует с конца 19-го века 

11265405_870543812981922_3586010168516206334_n

Алексей Чекаль, дизайнер, каллиграф, арт-директор студии графического дизайна PanicDesign


Есть два типа дизайна — личностный и стерильный. В первом важна личность дизайнера, его характер, круг чтения, путешествия. От этого зависят новые подходы в том, что он делает. Это отличает его работы от других. Это стоит номером один, отодвигая на второй план профессиональные детали. Я говорю о таких личностях, как, например, Дэвид Карсон, Леонардо Сонноли, Петр Банков.

Второй тип — это максимальная мимикрия под среду браузера, архитектуры, стилистических стереотипов. Иногда эта эмпатия к пользователю необычайно удачна, как в случае с дизайном всех продуктов Apple. Иногда это стерильно и уныло, как некоторые шаблонные решения в современных интернет приложениях. Но в любом случае, я считаю, что хороший дизайнер должен всегда решать задачу заново, с нуля, чтобы не быть заложником набивших оскомину лежащих под рукой графических приемов. В этом и заключается творчество – трепетная непредсказуемость результата и нащупывание новых тропинок, по которым еще никто не ходил.

Что касается событий в дизайне Харькова и Украины — много лет проходит международная выставка плаката «4-й Блок» во главе с бессменным президентом конкурса — Олегом Векленко. Этот проект один из первых открыл дверь для Харькова в сторону современных мировых тенденций в дизайне и типографике. В нашем городе проходит с переменным успехом «Свято Кирилиці», в организации которого я принимал участие несколько лет подряд, где мы пытались собрать и познакомить друг с другом славянских шрифтовиков и каллиграфов. Потом это знамя подхватил фестиваль в Киеве «Рутенія».

Для развития дизайнерской среды многое делают галерейные площадки, такие как «Ермилов Центр», «COME IN» и др. Проходят профессиональные встречи, например, недавний проект: Kharkiv Design Weekend. Существует и более масштабные международные конкурсы, прежде всего «Ukrainian Design: The Very Best Of». Важным повышения уровня дизайна в Украине являются разные мастер-классы от профессионалов своего дела «Багаж» в Харькове, «Школа визуальных коммуникаций» и «Арт и Я» в Киеве и многие другие.

Харьковская школа дизайна, безусловно, существует, но не в смысле, например, школы Баухауса, где была четкая линия развития. Она существует как атмосфера и общение людей, перед которыми встают близкие задачи, решаемые по-разному. Начало такого сообщества можно найти в конце 19 — начале 20 века. Имена Бориса Косарева и Василия Ермилова заложили основу экспериментам и живому отношению к букве и образу. С тех пор Харьков не только конструктивен в архитектуре или рисунке, но и необычайно типографичен. Он более брутально-непредсказуем в рамках дизайнерских проектов по сравнению с живописным Киевом или графичным Львовом.

Мой список культурных ориентиров очень необычный и не всегда меня вдохновляют дизайнеры, как таковые. Это может быть и английская графическая студия «why not associates», и французский дизайнер Anette Lenz. Я работаю под футуристический «Аукцион» и психоделический «King Crimson». Могу придумать проект прочитав св. Исаака Сирина или Джонатана Свифта. Мне очень важно мнение о моих работах как каллиграфа Луки Барселоны из Милана, так и украинского шрифтовика Андрея Шевченко.

Харьковская школа дизайна, безусловно, существует, но не в смысле, например, школы Баухауса, где была четкая линия развития. Она существует как атмосфера и общение людей, перед которыми встают близкие задачи, решаемые по-разному. Начало такого сообщества можно найти в конце 19 — начале 20 века.

Меня всегда потрясали люди, знающие много языков. Я компенсирую свои посредственные познания в области филологии изучением разных письменностей, как каллиграф-практик. И создаю совместно с учёными разных стран каллиграфические и дизайнерские проекты, которые отражают разные религиозные и национальные традиции. Я путешествовал по множеству стран с пером и мак-ом и могу сказать, что мне близок художник Рокуэлл Кент и археолог Михаил Ростовцев. Но кто действительно для меня является образцом человека и профессионала, так это немецкий каллиграф и шрифтовой дизайнер Герман Цапф. Вот бы еще прожить столько же (почти 100 лет) и успеть сделать так же много красивых и изящных букв!

Ответы собирал Андрей Войницкий

Смотрите еще новости и афишу Харькова.

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Новости Харькова

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: